издательская группа
Восточно-Сибирская правда

"У нас одна семья, один город, одна Родина"


нас одна семья, один город, одна
Родина"

Антон ШЛОЙДО,
кандидат в депутаты
Законодательного собрания

Рынок
ворвался в нашу жизнь
нежданно-негаданно. И если честно —
встречен он без особого энтузиазма.
Более того, многие уже поняли:
рыночная экономика — штука жесткая,
и мало кто уверен, что не придется
просить на нем подаяния.

Только
вот кто подаст? Присмотритесь к
людям новой прослойки. Большинство
лишь по виду профессионалы и
бизнесмены, в жизни же как были
фарцовщиками, так и остались. Эти
"хозяева" далеки от нужд
миллионов оставшихся на грани
бедности людей.

А есть
кто ближе? Слава богу, остались еще
настоящие хозяйственные мужики —
яркие, гордые, целеустремленные.
Один из них — генеральный директор
АО "Иркутскпромстрой" Антон
Иосифович Шлойдо, завоевавший у
иркутян репутацию хозяйственника
мыслящего, принципиального, ни
перед кем не заискивающего.

Он,
конечно, не святой, но в отличие от
говорливых бездельников и
горе-предпринимателей организовал
производство, исходя из
действительных потребностей
города, повседневно заботится о
человеке труда, искренне
обеспокоен состоянием дел в
строительном комплексе.

За
плечами Шлойдо мощная фирма,
репутации которой многие завидуют.
Любой заказчик спокойно сядет с ним
за стол переговоров: уверен в
обязательности, надежности,
высоком уровне исполнения заказов.
Да и как человек Антон Иосифович
личность далеко не ординарная. Его
суждения, мысли по поводу
сегодняшней ситуации в стране,
городе, стройкомплексе,
высказанные в беседе с нашим
корреспондентом, вряд ли кого
оставят равнодушным.

— Антон
Иосифович, ваше жизненное кредо?

— Делай то,
что умеешь делать наилучшим
образом, — встанет на ноги твоя
семья, твое предприятие, твоя
страна.

— Как вы
ему следуете, иркутяне не раз могли
убедиться, глядя на введенные
Иркутскпромстроем социальные
объекты. А вот какой получится из
Шлойды законодатель — пока не ясно.
В чем видите главные задачи
депутата Законодательного
собрания?

— В том, чтобы
отстаивать право людей труда на
достойную жизнь. Каждый человек, а
не народ в целом, должен
почувствовать себя личностью и
быть уверенным в завтрашнем дне.

Не
коммунистическое или
демократическое мировоззрение
определяет поведение людей.
Определяет его неистребимое
желание жить лучше. Моя задача,
задача депутатов всех уровней —
помочь этому осуществиться. Как это
сделать, мы знаем. У меня лично, у
нашего коллектива есть опыт и
результат. Поделюсь им и попробую
расширить до масштабов области.

— Вас не
тревожит, что в обществе, в рабочих
коллективах возрастают уныние,
неверие, недовольство? Люди устали
от "перестройки" и
"реформ", цинизма и обмана, они
ждут быстрейшего выхода из
продолжающегося кризиса.

— Согласен,
обстановка далеко не простая. С
одной стороны, прогрессирующий
развал экономики, рост безработицы,
обнищание людей. С другой —
нарождающаяся надежда, что выход из
тупика будет найден, надо лишь
перейти к другой системе
социальной защиты — рыночной.

Хотим мы того
или нет, но нам предстоит сменить
ориентиры. Да, в конце так
называемого "переходного
периода" должна стоять все та же
цель — цивилизованный рынок. Но
прийти к ней мы сможем, лишь
обеспечив выживание
производственных структур,
оперевшись на которые сможем
обеспечить нормальную жизнь
государства. Для этого необходимы
прежде всего стабильность и
радикальные изменения финансовой и
налоговой политики. Хватит
заниматься экономическим
самоуничтожением, мы можем все
разрушить — здесь большого ума не
надо.

Успокоить
всех должна работа. Простите за
призывы, но главное внимание
сегодня — на системы
жизнеобеспечения. Успокойтесь и
ремонтируйте дом, готовьтесь к
посевной, вывозите мусор,
поддерживайте хотя бы минимальную
температуру в домах и помогайте
ближнему. Другими словами, вступить
в рыночные отношения со
сравнительно упорядоченным ритмом
труда. Понимание этого пока не
утвердилось в обществе. А жаль.

— Но ведь
кто-то должен задавать этот ритм,
настрой? Не напоминает ли вам
нынешняя Россия корабль с сотней
региональных гребцов, каждый из
которых гребет под себя, а в
результате потерян не только курс,
но и ход судна?

— Вот именно.
Вроде бы есть и опытные лоцманы, и
умные машины, однако корабль
несется без руля и без ветрил, без
четко выверенного курса.
Впечатление такое, что и проложить
его некому, и спросить не с кого.

Это
относится не только к президенту
или правительству. Наши депутаты
зациклились на демократиях, правах
человека, социальной защите
немощных и обездоленных, словно вся
страна сплошь калеки и престарелые.
Словно накормить обездоленных
хотят хлебами господними, а не
простым хлебом, который вырастят и
напекут здоровые люди!

Говорить
научились — вот бы еще и работать, и,
конечно, не только внизу, но и
наверху.

Самое
сложное сегодня — создать нового
человека: не развращенного
выводиловкой, не перекуривающего
целыми днями в надежде на средний
заработок, а творчески мыслящего,
болеющего за дело, за марку и честь
коллектива. Одним словом, патриота.
В Иркутскпромстрое этому придается
первостепенное значение.

— Задача
при нынешней ситуации, прямо
скажем, не из легких. А не надежней
ли "выписать" строителей из-за
бугра, скажем, китайцев или
украинцев?

— Когда читаю
или слышу, что на такой-то
новостройке ребята с Украины, из
Турции или Китая хорошо работают и
добиваются больших успехов, мой
разум отказывается это понимать.
Каких успехов? Кроме вреда, эти
заказчики и подрядчики ничего не
принесут. Можно было бы и
Иркутскпромстрою уволить половину
своих людей, заменив их теми же
китайцами или армянами. Но ведь для
этого нужно тысячу человек
выкинуть на улицу, оставить
голодными тысячу семей. Не могли мы
пойти на подобный шаг. Да такая идея
и в голову не приходила.

Считаю, и в
этом убедился многократно, что
только свои, постоянные кадры
смогут стабилизировать обстановку
в городе, коллективе. Конечно, проще
работать с приезжими: дал аванс,
накормил, и они "пашут" по 12
часов в сутки без всяких претензий.
Наш человек потребует, кроме
зарплаты, и садик, и детский лагерь,
и путевку… Но это же наши люди, их
руками построен этот город,
экономический потенциал
Приангарья. У нас одна семья, один
город, одна Родина. И я рад, что
причастен именно к своему
коллективу, разделяю с ним все
невзгоды нашего безалаберного
времени. Сознание того, что мы нужны
Иркутску, его жителям, дает силы
выстоять самим и помочь это сделать
другим.

— И все
же, Антон Иосифович, не можете же вы
не согласиться, что инофирмы, те же
турки или югославы, строят лучше,
качественней, эффективней?

— Не только
могу — обязан не согласиться с
подобными утверждениями. Вот
возвели иностранцы бизнес-центр в
Солнечном. Можно сутками
рассказывать, как здорово они
работали, какие молодцы. Но почему
никто не задается вопросом: а куда
им деваться? Ни квартиры, ни дачи, ни
семьи у них здесь нет. Зарплата —
дай бог каждому из нас, с питанием —
никаких проблем, общежитие под
боком. Все это входит в смету.

Я предлагал:
дайте моим рабочим половину их
зарплаты, и посмотрим, что
получится. Платите деньги — мы
любые материалы привезем и
построим лучше. А что в ответ?

— Нет-нет,
ваши так не сумеют. Да и зарплату
дадим только российскую.

— Я давно
замечаю это пренебрежение к
россиянам. На всех уровнях. Чубайс,
Немцов, Черномырдин заявляют: без
помощи иностранных инвестиций,
специалистов из кризиса не
выбраться. Мы же сами воспитываем в
себе чувство неполноценности,
словно нарочно показываем всему
миру, что только и способны жить на
подачки. Словно забыли, какие
чудеса наши строители творили за
рубежом.

Повторяю:
легче всего и "выгодней"
сегодня наклянчить кредитов,
разогнать своих людей и набрать
наемных. Но с наемными идеями,
заемными деньгами экономику не
перестроить.

— А как
вам удалось перестроить свое
производство? Чем объяснить
сегодняшнюю приверженность к
Иркутскпромстрою многочисленных
заказчиков?

— Прежде
всего — переменой структуры работ.
Раньше как строили? Собственными
силами трест выполнял 30 процентов
объема, остальные 70 приходились на
субподрядчиков. Мы у них были в роли
подсобников, при этом осуществляли
координацию и несли всю
ответственность за судьбу объекта.
Сегодня все делаем сами.

Сейчас нет
крупных объектов. Больше ударились
в реконструкцию, капремонт. Мы к
этим переменам оказались
подготовленными. Адаптацию прошли
еще пять лет назад на реконструкции
хлебозавода, детской поликлиники.
Посмотрите, какие работы мы
выполнили на глазковской школе N 63.
Это уже на 70 процентов новая школа.
В кратчайшие сроки
реконструировали здание областной
налоговой инспекции по ул.
Свердлова, сейчас ведем довольно
сложные работы по реставрации
драмтеатра.

Теперь
второе. Раньше никто не соглашался
ни в какую на кирпичную кладку — все
требовали сборность. В нашем
промышленном строительстве эта
сборность доходила до 95 процентов.
Упаси бог было поставить кирпичную
перегородку! А сегодня у нас нет
проблем с кирпичной кладкой. К
примеру, здание телефонной станции
(офис "Байкалвесткома" по ул.
2-й Железнодорожной) построено из
облицовочного кирпича. Строим
кирпичные дома по индивидуальным
проектам, социальные объекты. Этим
мы подняли не только свой престиж,
но и престиж профессии, которую
чуть было не потеряли, — каменщика.

— Антон
Иосифович, а каковы ваши суждения
по поводу разгоревшейся дискуссии
по реформированию
жилищно-коммунального хозяйства?

— Я полностью
солидарен с теми специалистами и
экономистами, которые говорят, что
в техническом плане мы не готовы к
ее оформлению. Реформа никоим
образом не должна сказываться на
бюджете семьи, а значит, не должна
начинаться с повышения квартплаты.

То есть
прежде чем приблизить оплату за
жилье и коммунальные услуги к их
реальной стоимости, надо
обеспечить строгий учет
расходования тепла, воды и
возможность их регулирования самим
потребителем. Я уж не говорю о
повсеместном внедрении
энергосберегающих новых
технологий, которые сами по себе
способны сэкономить нам 30—40
процентов средств.

Повторяю,
суть реформы не в повышении
квартплаты и коммунальных услуг, а
в сокращении издержек при
эксплуатации жилья.

— И
последний вопрос, Антон Иосифович.
С легкой подачи одного из наших,
теперь уже бывших, депутатов,
расхожим стало выражение:
"Сделайте человека свободным,
всем другим он обеспечит себя
сам". Как вы к этому относитесь?

— Вопрос
можно поставить и по-иному:
свободным от чего? Если от
принципов, то это плохо. Обратили
внимание, как быстро наше общество
превратилось в общество
спекулянтов? Но мы-то хорошо знаем:
процветающим может быть только то
общество, в котором приоритеты
отданы производителю. Будет он
свободен от непосильных налогов, от
мздоимства чиновников, лихих
рэкетиров — будем свободны и мы с
вами. Во всяком случае, от лишних
житейских забот. А пока смотреть на
то, что происходит в стране, мне
просто обидно и больно. Красивую
жизнь мы себе красивыми
разговорами не заработаем. Это я
знаю по собственному опыту.

Беседу
вел Александр АНТОНЕНКО.

Читайте также
Свежий номер
Фоторепортажи
Мнение
Проекты и партнеры
  все
Свежий номер
Важное
Adblock
detector