издательская группа
Восточно-Сибирская правда

Коршуновский ГОК: очистить корабль от грязи!

Коршуновский
ГОК: очистить корабль от грязи!

В
прессе энергично сочиняются
сценарии процессов банкротства
Коршуновского ГОКа. В этой
"драматургии" приняла участие
и "Восточно-Сибирская правда",
выступив с рядом материалов.

Чтобы
получить информацию из первых рук,
наш специальный корреспондент
Владимир КИНЩАК встретился с
временным арбитражным управляющим
имущественным комплексом ОАО
"Коршуновский ГОК" Евгением
МЕФОДЕНКО. На эту должность Евгений
Викторович назначен 29 июня
определением арбитражного суда.


Читатели "Восточки" с вами не
знакомы, Евгений Викторович. Кто вы
и откуда? Представьтесь,
пожалуйста.

— Родился в
Новокузнецке в 1960 году. В 1982
закончил горный факультет
Сибирского металлургического
института, по специальности горный
инженер. 13 лет работал на шахтах
Кузбасса. Начинал горным рабочим,
дошел до главного инженера шахты.
Два года работал заместителем
директора объединения
"Кузнецкуголь" по
капитальному строительству. В 1996
году организовал фирму
"Кузбасспромсервис" (угольное
машиностроение, сервисное
обслуживание). В начале нынешнего
года меня пригласили в ООО
"Альфа-Эко", с 1 февраля
руковожу проектом
Западно-Сибирского
металлургического комбината.


Почему вы, преуспевающий
бизнесмен-промышленник, пришли на
Коршуновский ГОК?

— Приходит
время, когда хочется понять, на что
ты способен. Я согласился работать
в "Альфа-Эко" и подал заявку в
арбитраж именно потому, что хочу
более полно реализовать свои
возможности.


Евгений Викторович, в прессе
печатаются страсти вокруг
Коршуновского ГОКа и его якобы
печального будущего. Насколько эти
строки отражают реальное состояние
дел?

— 29 июня
арбитражный суд Иркутский области
вынес определение о возбуждении
дела, о банкротстве Коршуновского
ГОКа. На 14 сентября назначено
заседание суда, который примет
окончательное решение по первому
этапу этой процедуры. Есть четыре
варианта решения: мировое
соглашение, внешнее управление,
создание конкурсного производства,
прекращение дела. Последнее
возможно, если должник вдруг
окажется платежеспособным и сможет
рассчитаться с кредиторами.

Все это
определяется Федеральным законом о
банкротстве, который вступил в силу
с марта нынешнего года.

Таково
реальное состояние дел. Что же
касается слухов и близких к ним по
достоверности некоторым
публикациям в СМИ, то я хотел бы
попросить журналистов не нагнетать
атмосферу. В ряде материалов,
которые появились в газетах, в том
числе областной
"Восточно-Сибирской правде",
авторы увлекаются в попытках
прогнозировать развитие событий и
дают зачастую неточную информацию.
Думаю, что это связано с
недостаточной осведомленностью
журналистов. Некоторым из них надо
не полениться и для начала
прочитать упомянутый Закон о
банкротстве.

В иных
статьях, к примеру, говорится, что
суд уже принял решение о
банкротстве. Я повторяю это не так,
суд назначен на 14 сентября. Другой
автор утверждает, что на август
назначен комитет кредиторов. И это
неправда. Комитет кредиторов будет
избирать собрание кредиторов…

Сообщается,
что назначено собрание кредиторов.
Но собрание кредиторов готовлю я,
временный управляющий. И я даты
проведения собрания не называл и
кредиторов не извещал. Откуда же
подобные заявления?

Касательно
слухов на бытовом уровне, то они еще
более нелепы. Думаю, что есть
определенные лица,
заинтересованные в подогревании
страстей, а, значит, и в
распространении слухов.

Во всем мире
банкротство является способом
выхода предприятия из критической
ситуации. Внешнее управление,
например, дает предприятию
передышку-отсрочку в расчете с
кредиторами. Предприятию
предоставляется возможность
встать на ноги.

Впрочем, я не
берусь сейчас говорить, какой из 4-х
вариантов решения наиболее
оптимален и вероятен для ГОКа.
Выбор зависит от кредиторов. Они
примут решение, которое будет
утверждаться арбитражным судом.

К этому хочу
заметить, что анализ, который я
должен сделать по закону, еще не
готов. Поэтому высказывать свое
мнение наиболее предпочтительным
для комбината способом, я пока
просто не могу.

— Как я
понял, все только начинается. Какие
задачи стоят перед вами?

— Прежде
всего принятие мер по сохранности
имущества на период наблюдения,
подготовка финансового анализа
состояния дел на предприятии.
Определение способности
предприятия рассчитаться с
судебными затратами, с расходами,
которые понесет арбитражное
управление. Следует определить
возможность расплатиться с
кредиторами.

Все эти
сведения я обязан представить
собранию кредиторов. Кроме того, я
должен выявить всех кредиторов и
суммы кредитских задолжностей.
Таковы мои конкретные задачи.


Полагаю, что у вас уже сложилось
мнение о ситуации в ГОКе и городе.
Если можно, выскажите его

— Я могу его
высказать и как частное лицо.
Официально я буду выступать на
собрании кредиторов. Я не
предполагал, что в России есть
уголки, где люди живут в таких
рабских условиях. По 3 года не
получают зарплату. С ними
рассчитываются продуктами и
товаром сомнительного качества, по
бешеным ценам. Впечатление тюрьмы,
в которой колючую проволоку
заменяют пластиковые магнитные
карточки ГОКа. С их помощью здесь, в
Железногорске, человек может что-то
купить поесть и что-то, чтобы надеть
на себя. Но за пределы
"карточной" зоны работнику
комбината выбраться невозможно —
нет реальных денег.

Мы зашли в
магазин ГОКа с красивым названием
"Таежный". В продотделе можно
было "по карточке" взять на
выбор — маринованные огурцы (40
тысяч банка), консервированный
зеленый горошек (10 тысяч),
пластиковый мешок с крупой (в
ассортименте). Полки промтоварного
отдела "радовали глаз"
гаечными ключами и ситчиком 50-х
годов. Продавщица призналась, что
нарасхват идут любительские
видеокамеры "Сони" по цене 13
"лимонов" за штуку (в Иркутске
этому аппарату красная цена — 3
миллиона старыми).

— Сначала,
когда я приехал я Железногорск и
увидел на улицах "крутые"
джипы, то удивился: как хорошо здесь
живут люди. Но потом, немного
разобравшись, понял, что на
"ландкрузерах" ездят не те, кто
добывает руду, а те, кто крутится
вокруг комбината… Поражает
терпение людей. А здесь слухи еще
какие-то, попытки запугать людей:
придет "Альфа", придут
сторонние. Выжмут из комбината все
и бросят нас умирать. Но выжимать-то
больше уже некуда!

— Из
этих слухов самый страшный —
увольнение 3 тысяч рабочих ГОКа.
Есть ли для него основание?

— Ни я лично,
ни представители СУАЛа или
"Альфы" нигде и никогда не
говорили о массовых увольнениях и
не называли таких цифр. Ни в
публикациях, ни в выступлениях.

Простая
арифметика. Три тысячи человек,
плюс их семьи — это около 40%
населения города. Я не сумасшедший,
чтобы сделать такой шаг.

Да,
реструктуризация необходима. Что
только не висит сегодня на
себестоимости концентрата —
комбинат общественного питания,
пивное производство, производство
строительных материалов…

Нужно
очистить баланс основного
производства от всех этих расходов,
которые никогда не позволят
продукции быть рентабельной.

Что касается
самих этих производств, то они
могут быть переведены в дочерние
предприятия или акционерные
общества. Однако, и это
принципиально, никаких резких
движений делать нельзя. Нельзя
рвать "пуповину", которая
соединяет с ГОКом почти 2 тысячи
работающих людей. Лишь тогда, когда
у людей появятся "живые"
деньги, когда они будут регулярно
получать зарплату, в условиях
нормальных цивилизованных
отношений, можно будет постепенно
отделяться.

Нельзя брать
в заложники людей. За последние три
года люди ГОКа натерпелись всякого.
Они заслуживают света в конце
темного туннеля, в котором
оказались.

— Мне,
Евгений Викторович,
представлялось, что кризис
Коршуновского ГОКа — результат
объективных причин общего кризиса
в стране. Однако из нашей беседы
следует, что кроме объективных есть
и внутренние причины.

— Конечно,
нельзя сбрасывать со счетов
объективные обстоятельства. В их
числе налоговое бремя, о котором
говорит вся страна, падение рынков.
Ведь не случайно основными
кредиторами являются фискальные
органы — бюджетные и внебюджетные
фонды.

Но! Три года
назад этот коллектив мог
добиваться рентабельности в 63%. При
тех же законах и с теми же людьми
год назад предприятие работало с
нулевой рентабельностью. А за
последние 9 месяцев образовался
минус в 32 с лишним процента. Здесь и
же приходится задуматься. При этом
высокая квалификация трудового
коллектива не вызывает сомнений.
Люди хотят работать.

Очевидно, что
были грубейшие просчеты в
управлении. Это подтвердила
проверка.

На
предприятии вообще отсутствует
какое бы то ни было планирование.
Финансового плана нет. Плана
потребностей в денежных средствах
нет, как нет и плана расходования
этих средств. В бухгалтерской
отчетности полный завал.

Думаю, что
реструктуризация, перестановка в
управленческом аппарате,
внутренние организационные меры,
уточнение акцентов позв

Читайте также
Фоторепортажи
Мнение
Проекты и партнеры
  все
Свежий номер
Adblock
detector