издательская группа
Восточно-Сибирская правда

Запал не пропал...

Запал не
пропал…

В 51-й
раз отмечают свой профессиональный
праздник труженики угледобывающей
промышленности России. Некогда
ведущие предприятия объединения
"Востсибуголь", находящиеся в
Приангарье, Бурятии и Читинской
области, переживают переломные
времена, связанные с
реструктуризацией отрасли. Цель
экономических преобразований —
вписаться в рыночные отношения:
заметно повысить эффективность
производства и
конкурентоспособность добываемого
угля на внутреннем и мировом рынке.

Особенно
в трудном положении оказался
Черембасс, где каменный уголь
добывают с конца прошлого века.
Сложные геологические условия,
технология открытой разработки
пластов и необходимость обогащения
угля делают его дорогим, не всегда
востребованным у потребителей.
Чтобы снизить себестоимость,
осуществляется комплекс мер,
рекомендованных специалистами
ТАСИС при финансовой помощи
Евросоюза.

Одно
из направлений этой программы —
сияние Сафроновского и
Черемховского разрезов в единую
структуру. Конечно, это вызвало
социальные проблемы в коллективах,
в городе, в котором бюджет и
благополучие большинства граждан
зависят от работы угольщиков. На
днях мы побывали в Черемхове,
встретились с горняками,
поинтересовались их делами и
заботами.

Перво-наперво
бросился в глаза такой факт: в
конторе теперь объединенного
разреза "Черемховский" было
людно, в коридорах и на улице —
оживленные разговоры. Уже
несколько дней выдают зарплату за
октябрь-ноябрь прошлого года.
Поступают в кассы мизерные суммы
(50-100 тысяч рублей), кто успел — тот
получил. Но таких счастливчиков
оказывается немного, ведь в
коллективе более 1700 работающих. Кто
на смене, кто в отпуске.

У людей не
очень радостное настроение, но
никто не ропщет, даже говорят, что
ежемесячно рассчитываются по
зарплате, хотя долги тянутся аж 8-10
месяцев. Пожалуй, больше всего
шахтеров заботят добыча и отгрузка
топлива, перспектива предприятия.

— С начала
года работаем рваным ритмом, —
говорит зам. директора разреза
Александр Мигляченко. — В первом
квартале угля выдали на-гора больше
плана, а потом залихорадило — летом
энергетики перестали брать его.
Остановили обогатительные фабрики,
вскрышу, так как не было взрывчатых
веществ. Сейчас набираем обороты,
запустили одну из фабрик. А в итоге
за семь месяцев добыли два миллиона
тонн угля, хотя брали обязательство
на год 4,7 млн.т. Даже при
максимальной нагрузке осенью, при
множестве заявок потребителей не
возьмем намеченный рубеж.

Замечу, что
рекорд сафроновцев — 6 млн. 764 тысячи
тонн — был достигнут в 1977 году. Да
плюс к тому на Черемховском
выдавали 2-3 млн. т. Практически
мощности техники, оборудования для
отгрузки и переработки угля в
концентрат остались те же, хотя и
чуть-чуть постарели. Но все равно
запал, настрой опытных кадров не
пропал, черемховцы в любой момент
готовы выдать потребителям столько
топлива, сколько нужно.

Нам
показалось, что люди с особым
рвением, ответственностью
трудятся, когда знают, что уголь
пошел в отгрузку. На участке
Северной площади работает шагающий
экскаватор ЭШ-20/90, на котором
бригадиром Владимир Догодин. В наш
приезд на вскрыше работала смена
Валерия Посохова. Он управлял
огромной машиной виртуозно, легко
поворачивая стрелу-крыло и
загребая породу 20-кубовым ковшом.
Уникальность этого ЭШ-20/90 в том, что
он с регулируемыми приводами,
действует на переменном токе.

В. Посохов
уже более тридцати лет на
экскаваторах, испытал все марки.
Восемь лет находился в Монголии, в
Багануре, где смонтировал
несколько советских машин, передал
свой опыт десяткам монгольских
машинистов.

— До сих пор
меня зовут туда старые друзья,
ездят на учебу в Черемхово, недавно
приглашали на разрез
"Тугнуйский" в Бурятию, —
говорит он. — С такой отличной
машиной, которую сам собирал по
болтику, жаль расставаться. Девять
лет она "пашет", как часы, без
поломок и остановок. Да и коллектив
подобрался отменный: с монтажа
шагающего и поныне вместе. На малых
добычных экскаваторах вроде
скучно, а в шагающем сядешь за
рычаги — душа радуется, весело
работается.

Отсюда и
постоянно высокая выработка: 375
тысяч кубометров за месяц
перекидывает бригада, а рекорд — 420
тысяч. С июня передовой коллектив
обнажил свыше 60 тысяч тонн угля, а
если прибавить к этому пласты на
других участках, траншеях, то
получаются громадные запасы.
Шахтеры опасаются остановки
вскрышных работ, если не начнется
интенсивная отгрузка топлива.

Подобные
тревоги имеют под собой почву, в чем
мы убедились, побывав на соседнем
участке. В забое одиноко простаивал
погрузочный экскаватор, в котором
машинистом Геннадий Кулешов. После
дождя дороги развезло и добраться
туда было непросто. Однако такой
мощной технике, как "БелАЗ-40",
такое не страшно. Подрулили два
самосвала, за баранками которых
Сергей Зуев и Геннадий Жникин. Им,
считай, повезло: из сорока
грузовиков, приписанных к
Сафроновскому разрезу, выпустили
на линию два. Остальные на приколе:
кто в ремонте, кто из водителей в
отпуске без содержания, кто еще на
каких-либо перевозках.


Обогатительная фабрика не
работает, а значит, и уголь некуда
подвозить, — говорят шоферы. —
Перегрузочный склад уже заполнен.
За смену сделаем, возможно, по
пятнадцать рейсов, и то хорошо.
Обещают запустить фабрику со дня на
день. Тогда и на нас взвалят
нагрузку…

— С
приближением отопительного сезона
появилось море заявок на уголь как
внутри области, так и за ее
пределами, — рассказывает главный
технолог разреза Александр Оленев.
— Беда в том, что у потребителей нет
денег, чтобы заплатить за
железнодорожный тариф. ВСЖД
требует только "живые",
наличные. А их у энергетиков
зачастую кот наплакал. Получается:
ни угольщики, ни наши потребители
не могут воспользоваться сниженным
на 25-30 процентов тарифом на
перевозки. Довольствуемся отпуском
угля окрестным хозяйствам, которые
рассчитываются за него огурцами,
мясом, зерном. Жаль, что основные
потребители пока не торопятся
запастись углем на суровую зиму.
Нагрянут холода — все
встрепенутся…

На душе кошки
скребут

Думаю, что
Григория Борисовича Печенкина не
надо представлять угольщикам
нашего региона. Его добрые дела,
выдающиеся успехи в угольной
отрасли оценены по достоинству. Он
кавалер Шахтерской и Трудовой
славы всех трех степеней, награжден
орденом Ленина, лауреат Госпремии.
Все эти регалии — за прошлые
заслуги. А как же сегодня чувствует
себя ветеран Черембасса? Ему слово.

— По-прежнему
тружусь на том же экскаваторе, вот
уже пятнадцать лет, как собрали.
Почти не изменился коллектив.
Механизаторы возмужали, закалились
в тяжелых реформенных переменах.
Каждый из нас озабочен судьбой
угольных разрезов, самого
Черемхова. Сильный, монолитный
комбинат "Востсибуголь"
дробится на мелкие самостоятельные
предприятия: отпочковались от него
разрезы и шахта "Букачача" в
Забайкалье, стали дочерними
отпрысками родственные
подразделения в Бурятии. Кто от
такого деления выиграл, пока
говорить рано.

Мы слились с
Черемховским разрезом, численность
работающих сокращается — уволились
квалифицированные инженеры,
рабочие вспомогательных служб.
Основные профессионалы, занятые на
вскрыше, добыче угля, не пострадали.
Да и администрация разрезов
готовилась к слиянию тщательно,
заблаговременно, дабы менее
болезненно перенести всю эту
пертурбацию. Ясно одно: добыча угля
падает, себестоимость его высокая,
надо искать пути, как ее уменьшить.

С приходом
управляющей компании —
Промторгбанка — в
"Востсибугле" появились как бы
новые, хотя, может быть, временные,
хозяева. Мне доверили представлять
интересы многотысячного отряда
угольщиков в совете директоров.
Скажу откровенно: чувствую себя там
не совсем уютно. Я не экономист, не
юрист, всю жизнь за рычагами
экскаватора. Трудно бывает
сориентироваться в обстановке. Моя
забота — как реализовать уголь,
предостеречь от дальнейшего
развала угольные предприятия
Черемхова.

Общаясь с
представителями комбанка, стал
понимать, что они "влезли" в
"Востсибуголь", получив в
доверительное управление 42
процента акций, чтобы заработать
здесь капиталы. Однажды я спросил
одного из высокопоставленных
членов совета: "Сколько
заплатили за этот пакет ценных
бумаг?" В ответ: "Нисколько".
К чему все клонится? Всю угольную
отрасль поставить в зависимость от
коммерческих структур, от
иностранных фирм?

У меня на
душе кошки скребут. Не за себя, я
всего добился, многое повидал, а за
дочерей, зятьев и внуков, которым
жить в Черемхове. На моей памяти
было три этапа, когда уголь
Черембасса считали ненужным. Когда
строили каскад ГЭС на Ангаре, потом
АЭС на Чукотке и хотели притянуть
энергию сюда, теперь газом
стращают. Пусть строятся эти
объекты, но наша земля богата углем,
на нем держится энергетика и химия
Приангарья. Непростительно было бы
не использовать его во благо людям.

С углем
играть — руки марать. Вот и в
последние годы политика все
явственнее вторгается в угольную
отрасль, ее работники нередко
оказываются в заложниках
непродуманных решений. Так длиться
вечно не будет. Верю, что разрезы
воспрянут и уголь потребуется в
больших объемах. Мы и сегодня
способны давать 4-5 млн. тонн
ежегодно. Для этого у нас есть все, а
главное — специалисты высокого
класса. Их я поздравляю с Днем
шахтера, желаю здоровья, счастья и
терпения!

В
одной упряжке с угольщиками

Судоремонтный
завод — самое крупное современное
предприятие машиностроения. В его
цехах, выросших из кустарных
мастерских, восстанавливают всю
горнодобывающую технику, причем и
габаритные узлы, детали (в
несколько тонн), и мелкие запчасти.
Мастеров-станочников,
электрообмотчиков любовно
называют "айболитами железных
гигантов".

— Заказов у
нас очень много, — говорит директор
завода Виктор Панченко. — Новую
технику нынче не купить — стоит
огромных денег. Отремонтировать
устаревшую, заменить узел — это
гораздо дешевле (в десятки раз). В
эти дни несколько бригад
занимаются капремонтом ЭШ-20/90 с
Тугнуйского разреза. Перебрать,
реставрировать несколько тысяч
тонн металлических изделий —
далеко не простое дело. И все-таки
за 120—150 суток управимся.

А в целом
предприятие в год дает вторую жизнь
двадцати экскаваторам, выполняя
работ не менее чем на 30 млн. рублей.
В эти достижения велик вклад
главного инженера Виктора Зимина,
ведущих конструкторов Геннадия
Протопопова, Леонида Карпенко,
токаря-универсала Виктора Женжера,
слесаря-инструментальщика Валерия
Ряполова, водителя мощного
автопогрузчика Николая Фигурняка.
Да и весь коллектив
машиностроителей отличают
инициатива, стремление все сделать
своими силами. Даже сейчас здесь
продолжают строительство
коттеджей, 100-квартирного дома.
Единственное, о чем мечтают, —
оставаться и дальше в одной упряжке
с угольщиками, обеспечивая им
надежные тылы.

Президиум
теркома углепрофсоюза Восточной
Сибири сердечно поздравляет
трудовые коллективы с
профессиональным праздником — Днем
шахтера.

Желаем
крепкого здоровья, счастья в личной
и семейной жизни, оптимизма,
энергии и успехов в труде!

За трудовую
доблесть

Накануне Дня
шахтера получен приказ министра
Минтопэнерго С.В. Генералова о
присвоении большой группе
работников "Востсибугля"
почетных званий, ведомственных
знаков отличия. Всего награждено 220
ветеранов труда, передовиков со
всех разрезов и предприятий
Восточной Сибири.

Почетным
работником
топливно-энергетического
комплекса России стал А.П. Винихин —
начальник Азейского
погрузочно-транспортного
управления. Такое же звание, но
угольной промышленности, присвоено
зам.технического директора
"Востсибугля" В. М. Маркелову,
машинисту тепловоза с Азея У.Я.
Шурыгину.

С вручением
знака "Шахтерская слава"
первой степени 18 человек будут
отныне полными кавалерами этой
награды. Их вручат на торжественных
собраниях в коллективах вместе с
денежными премиями.

Владимир
СОЛОМИН, председатель теркома
профсоюза углепрома

В обиду себя не
дадим

У
профсоюзных лидеров угольных
предприятий нашего региона свое
видение процессов
реструктуризации
"Востсибугля". Создание
самостоятельных и дочерних
предприятий в Забайкалье, Бурятии
ударило по рядовым акционерам,
которые потеряли некоторую долю
собственности. Пакет акций
трудовых коллективов в 38% мы никак
не можем собрать, а значит, и влиять
на положение дел. Любое решение
проталкивает управляющая компания
— Промторгбанк, владеющая
контрольным пакетом.

Раскалывается
и единый терком: отошли читинцы,
выходили с предложением и
профкомитеты Бурятских
предприятий. Таким образом, рабочая
солидарность мельчает, о единых
действиях в защиту прав трудящихся
говорить тяжело. Пока новые
собственники лояльно относятся к
профсоюзам, но уже делают попытки
принизить нашу роль. Последний
совет директоров принял решение о
том, чтобы профвзносы собирались не
через бухгалтерию, а индивидуально.
Подобные действия тоже направлены
на то, чтобы ослабить наши силы.

Мы себя в
обиду не дадим. Угольщики сохранили
профилактории, Дома культуры,
спортсооружения, пионерские
лагеря, в которых отдыхают наши
дети. Правда, Тулунский разрез
передал детский лагерь в
муниципальную собственность, и
пришлось брать путевки за полную
стоимость. Местные власти,
правоохранительные органы
Черемхова пытаются привлечь к
ответственности профлидеров за то,
что шахтеры перекрыли железную
дорогу в мае-98. Вызывали к
следователям, учиняют допросы. Это
может вызвать возмущение рабочих.

Материалы
подготовил Николай ВОЛКОВ.

Читайте также
Фоторепортажи
Мнение
Проекты и партнеры
  все
Свежий номер
Adblock
detector