издательская группа
Восточно-Сибирская правда

Очень трудная эта работа -- ликвидация банка-банкрота!

Очень
трудная эта работа — ликвидация
банка-банкрота!

Впервые в
Усть-Илимске, да и, наверное, во всей
Иркутской области, процедура
банкротства лопнувшего банка
проводится в соответствии с новым,
вступившим в силу 1 марта т.г.
Федеральным законом о
несостоятельности и банкротстве.
Создается прецедент, когда
вкладчики могут получить свои
средства, как это бывает в таких
случаях в цивилизованных странах.

Два-три
десятка лет тому назад комбанк
"Усть-Илимский" был типичным
отделением Промстройбанка СССР.
Государство отпускало
многомиллионные средства на
строительство ГЭС, города, ЛПК и
само контролировало их
использование, возвратность. В
начале 90-х, когда ветер крутых
перемен развеял "планов
громадье" по созданию в таежном
тупике самого красивого от Урала до
Дальнего Востока города, отделение
Промстройбанка могло оказаться в
затруднительном финансовом
положении. Одним из указов
президента РФ ему было предписано
коммерциализироваться.

Так, в
молодом городе на Ангаре возник
комбанк "Усть-Илимский". Устав
нового банка прислали свыше —
типовой. Он был принят без оглядки.
Наверное, тогда никому и в голову не
могло прийти, что в уставе частично
"зарыта собака" банкротства
при неблагоприятных
обстоятельствах. В соответствии с
ним по важным вопросам
деятельности банка
пайщики-учредители могли принять
решение только при стопроцентном
кворуме. А учредителей было 170, в том
числе ГЭС, ТЭЦ, множество
предприятий помельче. В
соучредители потом вошел и
Усть-Илимский ЛПК.

В середине
90-х на финансовом обороте банка
стали негативно сказываться
потрясения в экономике страны и в
Усть-Илимском районе в частности:
невозврат средств после смены
формы собственности, в иных случаях
— замена "живых" денег
векселями, когда значительные
суммы были выведены из активов, и
т.п. Собрать всех 170
пайщиков-учредителей, чтобы
принять жизненно важные для банка
решения, оказалось невозможным,
получалось, как в известном
присловье: "Гриц дома — Фомы
нет".

Но самый
сокрушительный удар по комбанку
"Усть-Илимский" поневоле нанес
его столичный собрат МЕНАТЕП, когда
после судебных тяжб он был допущен
к управлению имуществом —
Усть-Илимским ЛПК. Естественно,
хозяин повернул финансовый поток
из комбанка "Усть-Илимский"
через свои каналы. Кто собственные
деньги будет класть в чужой карман?
А они составляли львиную долю
финансового оборота банка.

Не надо
обладать способностями Кассандры,
чтобы предвидеть такой поворот
событий и не принять мер по
возврату отпущенных кредитов,
сохранению благополучия банка, его
клиентов и вкладчиков.

Суета вокруг
денежных средств банка, конечно же,
шла. Поэтому в октябре 1996 года
комбанк "Усть-Илимский"
проверяла комиссия Главного
управления Центробанка РФ по
Иркутской области. Материалы
комиссии не подлежат разглашению.
Но из достоверных источников
известно, что комиссия
предупреждала: банк ведет
рискованную кредитную политику.

В октябре
97-го Центробанк отозвал у комбанка
лицензию на право банковской
деятельности.

Сегодня
многих из тех, кто брал кредиты в
"Усть-Илимском" или выступал
гарантом их возврата от имени ОАО
"Усть-Илимский ЛПК", других
предприятий, "уж нет, а те
далече".

Надо сказать,
что работники банка все на месте.
Управляющий, подобно капитану
тонущего корабля, уволился
последним, не получив заработную
плату за полгода.

Рядовым
вкладчикам комбанка не до
выяснения тонкостей финансовых
операций, которые проворачивали
сильные мира сего. Им бы вернуть, и
поскорее, свои крохи, сэкономленные
на черный день. Но как?

Некоторые
подавали в городской суд. Суд
выносил решения в их пользу, но
никому не удавалось получить ни
гроша, поскольку на счету
банка-банкрота "финансы пели
романсы", а взыскивать их у
заемщиков было некому.

В Иркутский
Арбитражный суд обратилась
Усть-Илимская налоговая инспекция
с иском о признании комбанка
"Усть-Илимский" банкротом и
назначении ликвидационной
комиссии.

Решением от 21
апреля с.г. иск был удовлетворен.
Арбитраж также назначил
конкурсного управляющего,
председателя инвентаризационной и
ликвидационной комиссий. Эти три
должности совместил Александр
Юношев, в недавнем прошлом
заместитель главы администрации
города.

По закону
процедура банкротства состоит из
нескольких этапов: признание
несостоятельным, изучение причин,
назначение внешнего управления,
санация. Александр Юношев принял
дела комбанка прямо в зале
арбитражного суда.

Во время
нашей встречи Александр Юношев
рассказал, что его работа в новой
должности началась, считай, с
совещания силовых структур
области, созванного губернатором
Б.А. Говориным по вопросам более чем
насущным: о мерах по раскрытию и
пресечению преступлений в сфере
экономики. Б.А. Говорин и зам.
областного прокурора П.Н. Парцей
одной из главных задач поставили
возврат средств, взятых
недобросовестными заемщиками в тех
банках и финансовых структурах,
которые впоследствии потерпели
крах.

Конкурсному
управляющему комбанка, как
говорится, были даны "карты в
руки". Но не так-то просто все
исполнить на деле, как кажется,

Конкурсный
управляющий и ликвидационная
команда начали с составления
промежуточного баланса, изучения
документации. Выяснилось, что
юридические и физические лица
должны комбанку 20 млн.
деноминированных рублей. Банк, в
свою очередь, должен 4,5 тысячи
вкладчиков 6,3 млн. рублей и 11 млн. —
юридическим лицам, которых около
двухсот.

По мнению
Юношева, одна из сложностей в
возврате средств банку в том, что за
последние годы в России сложилась
порочная практика невозврата
долгов. Ее питательной средой стали
несрабатывание одних законов и
отсутствие других. Так, Закон о
несостоятельности и банкротстве в
редакции 1992 года морально устарел
уже ко времени его издания. Он вовсе
не отражал банкротство финансовых
структур. Закон об исполнительном
производстве вышел в свет лишь в 1997
году, о судебных
приставах-исполнителях — в 1998-м.

Эти законы
включают не только принудительные
действия, но и побудительные мотивы
доброй воли. В соответствии с ними
члены ликвидационной комиссии
комбанка провели со всеми
должниками и ряд переговоров о
добровольном, поэтапном
возвращении средств. Но
подавляющее число заемщиков заняла
привычную позу: взыскивайте через
суд!

Иркуткий
арбитраж не заставляет долго ждать
вынесения решений. Причем
нежелание рассчитаться на условиях
разумного компромисса обернулось
для заемщиков увеличением сумм
долга с учетом штрафов и пени в два
раза. Например, ЗАО "Ксилема"
должно банку 1,2 млн. рублей. По
решению арбитража необходимо
выплатить 3,1 млн. руб. ОАО
"Карапчанский ЛПХ" вместо 2
млн. обязан отдать 5,5 млн., ОАО
"Усть-Илимский ЛПК" вместо 7 — 13
млн. рублей. Примеры можно
продолжить.

Добровольно
возвращено банку всего 12 тысяч
рублей. Этой капли, а также средств,
вырученных от продажи мебели и
оргтехники банка, хватило лишь на
то, чтобы выдать родственникам
умерших вкладчиков небольшую часть
вкладов. Действия согласовывались
с Центробанком РФ. По закону, пока
полностью не будет сформирована
конкурсная денежная масса
банка-банкрота, никому нельзя
выдать ни рубля.

7 сентября, по
истечении двух месяцев после
публикации извещения о банкротстве
и ликвидации комбанка
"Усть-Илимский" в "Вестнике
Центробанка РФ", ликвидационная
комиссия прекратила прием
претензий.

За пять
месяцев работы, пока принимались
претензии, через кабинет
конкурсного управляющего прошли
почти все 4,5 тысячи вкладчиков,
половина из которых — пенсионеры,
инвалиды войны и труда. Каждый шел с
бедой, просил управляющего:
"Сынок, у внука — саркома. Дочь и
зять давно не получают денег…"
Другой просил на срочную операцию.
Третий — на похороны близкого.
Каждого еще тяготила и общая нужда
— долги по квартплате, коммунальным
услугам.

Как помочь
этим людям? Как вариант у
конкурсного управляющего родилась
схема погашения долга по
квартплате и коммунальным услугам
путем взаимозачетов банка с
городской казной, жилкомхозами,
управлением инженерных сетей. Уже
проведено на 200 тыс. рублей зачетных
операций. Конечно же, по
согласованию с Центробанком и по
заявлению вкладчиков. Впервые
члены ликвидационной комиссии
услышали не только слова жалоб, но и
радости: "Спасибо, хоть эти долги
теперь не давят".

После
прекращения приема претензий к
банку у ликвидационной комиссии
начался самый трудный этап в работе
— исполнение судебных решений. По
закону, если у должника нет денег,
производятся опись и арест его
имущества, а впоследствии оно
выставляется на торги. Все эти
процедуры прописаны в законе.
Однако в жизни такие случаются
казусы, что и закон бессилен.
Свежайший тому пример. Недавно два
судебных исполнителя в лице
хрупких молодых женщин, каких
большинство в службе, поехали в
один из таежных поселков, чтобы
арестовать готовую продукцию
предприятия, длительное время не
выплачивающего зарплату. Им только
и сказано было: "Девочки, лес не
трожьте!" Но произнесено это было
с таким видом, таким тоном и такими
людьми, что девочкам стало все ясно.

Другое
имущество должника —
лесозаготовительная техника,
склады с горючем — находится где-то
на лесозаготовительных делянах.
Как туда добраться? Своего
транспорта у службы нет. Должник
его не предоставляет. А самое
главное — очень страшно девочкам —
судебным исполнителям "в лес
ходить одним!"

Система
судебных приставов-исполнителей,
предусмотренная законом,
вступившим в силу весной этого
года, где бы служили крепкие,
натренированные, вооруженные
парни, которые охраняли бы
девочек-исполнителей, в
Усть-Илимске не создана. На нее у
Минюста РФ нет пока средств.

Это один
немаловажный аспект сложностей
исполнительской работы. Другой — в
том, что большинство предприятий в
Усть-Илимске и районе сами по сути
банкроты. Кто купит выставленные на
торги оборудование, технику? Третий
— в нестыковке законодательства о
банкротстве, исполнительного
производства и Гражданского
кодекса РФ. Конкурсный управляющий
направил в адрес Пленума Высшего
арбитража РФ предложения дать
консультации для практической
работы. Сказать, в чем их суть, —
дать бесплатный "рецепт"
недобросовестным заемщикам, как с
помощью прорех в законе избежать
взыскания долга.

Как видно, не
просто выполнить задачу,
поставленную губернатором, —
возвратить средства, осевшие "в
карманах" отдельных "крутых
ребят", возвратить их вкладчикам,
клиентам, заставить работать на
экономику области. По мнению
конкурсного управляющего
Александра Юношева, в полной мере
осуществить это невозможно, пока не
будет принят закон о банкротстве
банков и кредитных организаций в
тандеме с законом о защите вкладов
населения. Такие законы есть,
действуют и применяются во всех
цивилизованных странах. Их
скорейшее принятие (а они давно
обсуждаются в кабинетах Госдумы)
особенно актуально на фоне
сегодняшних финансовых потрясений
в стране.

Читайте также
Фоторепортажи
Мнение
Проекты и партнеры
  все
Свежий номер
Adblock
detector