издательская группа
Восточно-Сибирская правда

Как удержать на плаву "китов" экономики

Как
удержать на плаву "китов"
экономики

Николай ВОЛКОВ,
"Восточно-Сибирская правда"

Николай
Мельник — последний из
заместителей губернатора области,
пришедших в команду Бориса
Говорина. Ему поручено заниматься
промышленностью Приангарья, а она,
как известно, находится в
тяжелейшем положении. Осмотреться,
разобраться в ситуации "с
порога" было нелегко. Но надо
действовать, принимать решения по
выходу индустрии из глубокого
кризиса. Что сделано за полгода и
как Николай Викторович оценивает
положение в важнейших отраслях
нашей экономики — об этом
сегодняшний диалог с ним
корреспондента
"Восточно-Сибирской правды".

Корр.: Не
расходятся ли впечатления, когда вы
вступали в должность, и
сегодняшние?

Н.М.:
Для меня не стали большим открытием
те сложности, которые переживала
экономика области. Я отслеживал
процессы, которые в ней
происходили, хорошо представлял, с
какими трудностями придется
столкнуться. С другой стороны,
убежден, что некоторые
оптимистические тенденции в этой
сфере уже проявляются. Об этом
говорит тот факт, что физические
объемы производства продукции
сохраняются на уровне 1997 года, а
следовательно, можно заключить:
спад если не прекратился, то
ситуация в промышленности
стабилизируется.

Корр.:
Позади десять месяцев нелегкого
года. На чем же держится экономика
области, если судить о тех
процессах, которые происходят в
России?

Н.М.:
Я бы сказал так: как в прежние
времена, когда властвовала
плановая экономика, регион жил,
развивался и твердо стоял на
предприятиях-китах — это
топливно-энергетический, лесной
комплексы, нефтехимическая и
алюминиевая отрасли. Ну и связующее
их звено — Восточно-Сибирская
магистраль. Не все однозначно в их
работе, но позитивные перемены
проявляются.

Корр.: В
чем конкретно?

Н.М.:
К примеру, снижение
железнодорожниками тарифов на
перевозки массовых грузов на 25
процентов позволило угольщикам
уменьшить цену на поставляемое
топливо как внутри региона, так и за
его пределы — в Приморье, на
экспорт. Потому и энергетики смогли
снизить тарифы на электроэнергию
на 13%. Вкупе эти акции дали
возможность химикам Усолья,
Саянска, лесопромышленникам
Братска, Усть-Илимска, Байкальска
уменьшить себестоимость
выпускаемой продукции и выдержать
конкуренцию на мировом рынке. А
экспорт ее остается, пожалуй,
единственным источником получения
наличных денег. Все остальные
внутрироссийские сделки
осуществляются зачетами,
налоговыми освобождениями,
бартером. Есть и чисто практический
аспект от согласованных действий
угольщиков, энергетиков и
железнодорожников: надежно
подготовились к зиме, несмотря на
напряженность с шахтерами летом.
Запасы угля на теплоцентралях
составляют 2,5 млн. тонн, что на 200
тысяч меньше, чем было в прошлом
году. Это гарантирует городам и
районам обеспечение теплом и
светом.

Корр.: В
последнее время много страстей
возникало вокруг лесопромышленных
предприятий. Есть ли признаки их
подъема?

Н.М.:
Эта отрасль начинает набирать
обороты, находя нестандартные пути
реализации своей продукции,
взаимоотношений с новыми
собственниками. По итогам
прошедших месяцев ЛПК заметно
прибавил в объемах производства,
главным образом за счет работы
Усть-Илимского концерна, на который
пришла управляющая компания
"Континенталь-инвест".
Остаются еще разногласия с
профсоюзом и трудовым коллективом,
не все ладится с кредиторами. Но то,
что комбинат работает, выплачивая
зарплату и обеспечивая минимум
социальных гарантий жителям города
и района, уже факт. Продуманную
программу мэр воплощает на
Братском ЛПК. Руководство и новый
собственник ("Илим-палт") взяли
курс на расчеты с энергетиками и
налоговыми службами только
"живыми" деньгами. Это,
конечно, сказывается на местных
бюджетах и способствует
взаимопониманию.

Корр.: С
начала года губернатор Б.А. Говорин
принял два распоряжения по
стабилизации лесного комплекса
области. Как воплощаются
намеченные мероприятия?

Н.М.:
Крупнейших предприятий лесохимии
мы чуть уже коснулись. Главная
проблема, на взгляд областной
администрации, — найти баланс
интересов между территориями и
новыми собственниками. Там, где
собственники эффективно управляют
предприятиями, хотя и находятся
далеко от Сибири — на БрАЗе, ИркАЗе,
— платят налоги, зарплату своим
рабочим, создают рабочие места, у
власти нет к ним особых претензий.
И, напротив, новые хозяева,
пришедшие, скажем, на Усть-Илимский
ЛПК, АНХК, Коршуновский ГОК и
некоторые другие предприятия, пока
не в полной мере выполняют
возложенные на себя обязательства.
Отсюда и социальные конфликты в
городах, с кредиторами и властями.
Ведь люди, потерявшие работу или не
получающие зарплату, в первую
очередь обращаются к местным
администрациям со своими бедами.
Хочется или нет, но мы обязаны
защищать интересы и права своего
населения.

Я чуть
отвлекся от прямого вопроса.
Действительно, имея солидную
лесосырьевую базу, наши ЛПК
испытывают острую нехватку сырья.
Причин здесь достаточно:
расплодилось свыше двух тысяч
леспромхозов, фирм и посредников,
которые самостоятельны, пилят и
возят древесину туда, где платят,
где можно неплохо поживиться.
Обходят стороной ЛПК. В этом плане
мы ставим задачу укрупнить, усилить
прежние структуры, такие как
Иркутсклеспром, которые имеют
прочные связи с внутренними
потребителями леса и за рубежом.
Придать ему координирующие,
связующие функции. Процесс слияния
нескольких предприятий нелегкий и
требует обоюдных устремлений.
Надеемся к концу года сформировать
единую структуру.

Корр.:
Потенциал АНХК в экономике области
очень весом. И то, что происходит в
Ангарске в последние недели, сильно
подкосило общие результаты
деятельности промышленности.
Отношение обладминистрации к этим
событиям?

Н.М.:
Повторюсь, что в данном случае ярко
проявляется нестыковка интересов
области, города Ангарска с
компанией СИДАНКО. А повлиять на
принятие ею принципиальных решений
мы не можем — нет рычагов, пакета
акций. Поэтому вынуждены искать с
нею компромиссы, понимая, что
поменять собственника довольно
сложно, к тому же свободной нефти в
России нет. Ведь нам надо ежегодно
поставлять на переработку 10-11 млн.
тонн. Тогда АНХК работала бы
прибыльно и платила бы налоги в
бюджеты, фонды и зарплату рабочим.
Сегодня этого нет, и даже обещанные
600 тысяч тонн СИДАНКО отказывается
поставлять. Мои встречи с
"давальцами" нефти убедили,
что в лучшем случае от них можно
получить 200 тысяч; если же будет
гарантия в объемах СИДАНКО, то АНХК
и город будут жить. К сожалению,
руководство компании нагнетает
конфронтацию, и вот последний
демарш — отказ от управления
компанией. К каким последствиям это
может привести, предугадать сложно.
Ясно одно: потеряв АНХК, перестанет
существовать и сама СИДАНКО. Думаю,
это ни в чьих интересах. Надо искать
приемлемые решения,
удовлетворяющие все стороны…

Читайте также
Свежий номер
Фоторепортажи
Мнение
Проекты и партнеры
  все
Свежий номер
Важное
Adblock
detector