издательская группа
Восточно-Сибирская правда

Хочу жить, а не выживать

Хочу
жить, а не выживать

На утренний
автобус в Ангарск я опоздал. К
остановке подрулил таксист,
который предложил подкинуть за
полтинник. В дороге разговорились.
Частным извозом — бармой — Володя
занимается года три. До этого
работал инженером на заводе.

— Знаешь, до
сих пор обидно — для чего столько
лет учился? Чтобы, став
квалифицированным специалистом,
крутить весь день баранку?


Бармить сейчас невыгодно?

— Какая там
выгода! На заправку заезжаешь, на
цену взглянуть боишься — вдруг
опять повысили? Более-менее
нормально было, когда бензин меньше
трех рублей стоил, а сейчас
работаешь, чтобы хоть какая-то
наличка была, детям поесть купить.
Ведь почти все в три раза
наценилось, а зарплата у людей
осталась прежней. По идее, мне с
клиента тоже надо брать в три раза
больше, чем раньше, но кто даст? Вот
и приходится стоять ждать богатого
клиента или ехать себе в убыток:
бензин окупишь, чуть-чуть
заработаешь, а об износе автомобиля
уже не думаешь.

— Семья
большая?

— Двое
пацанов, жена-библиотекарь да
мать-пенсионерка. Меня в последнее
время бесит, когда правительство
хвастается, что пенсии вовремя
платит. Два года назад, когда на нее
старуха могла как-то месяц
протянуть, пенсию на несколько
месяцев задерживали, сейчас эти
три-четыре сотни еле-еле на неделю
хватает, а они гордятся — выплатили
вовремя. Козлы!

— Да,
посадили стариков на хлеб и воду.

— Когда хлеб
по пятерке стал, мать аж заплакала.
Наши правители привыкли думать, что
пенсионеры за всю жизнь слаще
моркови ничего не ели. Но ведь
раньше наши родители жили и
питались нормально, в китайском
барахле не ходили. А теперь
получается: вышел на пенсию —
готовься к могиле. Говорят, у
государства денег нет. Да на те
деньги, что приватизаторы
своровали, все эти чубайсы, мавроди,
березовские, можно было не только
коммунизм, но и рай в России
построить.

— Огород
держите?

— Если бы не
дачный участок, вообще труба. Но в
это лето очень тяжело было. Опять же
из-за цен на бензин. Каждый день
теперь не поездишь. Как-то
получилось, что три дня не ездили,
не поливали, а пекло стояло под
сорок. Половину помидоров выжгло. Я
уж не говорю, что раньше летом
постоянно на пару неделек на Байкал
вырывались. Теперь как привязанные.
Машина есть, а бензин кусается.
Короче, не жизнь, а выживание. Для
меня лично самое обидное, даже
противное, что родителям стыдно в
глаза смотреть. Не знаю, у кого
застой был, а они пахали всю жизнь,
строили заводы, города, а что я
своим детям оставлю? Раздолбанные
"Жигули", на которых и бармить
уже будет нельзя?

— Володя,
до Ангарска из Иркутска берут
минимум сто пятьдесят, а ты везешь
за полтинник.

— Приходится.
Там на заправке АНХК "девяносто
третий" самый дешевый, причем
бензин хороший. В Иркутске с
заправщика могут такое фуфло
залить… В общем, езжу в Ангарск,
заливаю бак и все канистры — на
неделю. Поэтому беру попутчиков,
чтоб уж совсем порожняком не идти.

В Ангарске у меня
была встреча с Константином
Зайцевым, заместителем
генерального директора АНХК по
экономике. Я пересказал ему нашу
беседу с Володей. Константин
Борисович — человек молодой,
ведущий специалист по финансам,
разработанная им вексельная схема
позволяет снабжать ГСМ предприятия
Иркутской области в условиях
тотальной неплатежеспособности. Я
ожидал услышать в ответ порядок
цифр, расшифровку финансовых схем,
но услышал совсем другое.

— Я и сам
автомобилист, у меня "десятка",
езжу быстро, есть такой грех,
заправляться приходится часто, на
заправках сам за голову хватаюсь. А
все потому, что бензин-то не наш, как
и не наша нефть, которую мы
перерабатываем. Комбинат во многом
выключен из процесса формирования
цен на бензин. Что можем — делаем.
Можем удержать цены на горючее —
удерживаем. Ведь для пенсионеров и
большинства земляков личный
автомобиль не роскошь и даже не
средство передвижения, а средство
выживания — съездить на огороды,
мелкооптовые рынки и так далее. И я
уверен, что наше государство
обязано обеспечить пенсионерам
достойную жизнь. Как это сделать?
Давайте возьмем конкретную
ситуацию с ГСМ. Нефтедобывающая
отрасль принадлежит не
государству, а частным лицам. Им
сегодня выгодно продавать ее на
экспорт. Для сравнения, в Англии
литр бензина стоит полтора доллара.
Но ведь мы живем не в Англии, где нет
своей нефти и такого мощного, как в
России, перерабатывающего
комплекса. Я считаю, что
государство обязано кардинально
изменить ситуацию. Нефть на экспорт
должна идти только после насыщения
внутреннего рынка страны. Это
стратегически важно для
нормального функционирования
экономики и, в конце концов,
является безусловным фактором
независимости и безопасности
России.

Не секрет, что многие
предприятия нефтяной отрасли
достались их нынешним владельцам
намного дешевле их реальной
стоимости. А все, что достается на
халяву, так же бездумно и тратится.
Поэтому государство, защищая
интересы граждан, может поставить
вопрос о пересмотре итогов
приватизации. У него есть законное
право заменить собственников,
которые не способны управлять
предприятиями эффективно, или
заставить их работать в интересах
государства и жителей региона.

Это впрямую касается
АНХК. Несколько лет управляющей
компанией комбината была
"Сиданко", которая довела его
до состояния банкротства.
Представляете? Один из крупнейших,
современных нефтеперерабатывающих
заводов, который может закрыть
своей продукцией Сибирь и Дальний
Восток, объявить банкротом! Причем
инициатором процесса банкротства
является сама компания
"Сиданко". Я твердо убежден, и
это уже доказано практикой: наш
комбинат может работать нормально,
оставаясь системообразующим
предприятием области, локомотивом
региональной экономики. Имея на
своей территории такой комбинат,
Иркутская область не должна иметь
проблем с ГСМ ни для предприятий, ни
для частных лиц. Наш бензин для
наших жителей должен быть дешевым.
Если для этого надо менять
законодательство, то его надо
менять решительно и в кратчайшие
сроки. Сейчас, в преддверии выборов
в Госдуму, политики пытаются
набрать очки на этой теме. Но
реально решить проблемы АНХК они не
могут. Комбинату сильно помогает
администрация Иркутской области.
Мы отстроили четкую схему с
Иркутскэнерго, ВСЖД и другими
системообразующими предприятиями.
Ведется кропотливая работа, в
результате которой АНХ будет
работать в первую очередь в
интересах жителей нашей области —
Ангарска, Иркутска Шелехова,
Усолья, Черемхова, которые не
должны бояться, что завтра цены на
бензин не позволят им завести
автомобиль и выехать на дорогу. То,
что творится сейчас, — позор для
нашего государства, и мы должны и
можем сделать так, чтобы нам не было
стыдно смотреть в глаза наших
родителей и детей.

Сергей РОМИН.

Читайте также
Свежий номер
События
Фоторепортажи
Мнение
Пресс-релизы
Проекты и партнеры
  все
Свежий номер
Adblock
detector