издательская группа
Восточно-Сибирская правда

Андрей Лабыгин: «Иркутск считаю своей второй родиной»

  • Автор: Елена ДАВЫДОВА

Спикер Думы Иркутска четвёртого созыва Андрей Лабыгин родился в Республике Бурятия, но своей второй родиной считает Иркутск, где он живёт уже 23 года. О его отношениях с областным центром красноречиво говорит то, что сюда он перевёз своих родных и родственников жены. Здесь Андрей Лабыгин построил дом. В его семье две дочки, старшая пошла по стопам отца, поступив в юридический институт ИГУ. О том, как складываются отношения депутатского корпуса с администрацией Иркутска и как он оценивает работу четвёртого созыва, спикер иркутской городской Думы рассказал нашему корреспонденту.

– Андрей Николаевич, каким вы были в школе?

– Я был отличником и активистом: играл в школьном ансамбле на гитаре, занимался спортом, был чемпионом Бурятии по баскетболу среди школьников. У нас в классе была удивительная атмосфера: в параллели учились 90 человек, со многими из них я до сих пор поддерживаю дружеские отношения. В 9 классе познакомился со своей будущей женой на республиканской олимпиаде: она участвовала в ней по предмету «биология», я – по физике. Ещё в школе многие учителя прочили мне физмат, но я всем отвечал, что поеду поступать в Иркутск на юридический факультет, который несколькими годами раньше окончила моя сестра. Забавно, что у двух родителей-агрономов выросло двое детей-юристов.

В 1986 году я поступил на юридический факультет ИГУ, отучился год, а потом меня призвали в армию. Два года я служил в Читинской области. Причём мне предоставили право выбрать войска  – сапёрные или химические. Быть сапёром я не хотел, потому что прекрасно помнил, что они ошибаются дважды. Первый раз – когда выбирают профессию. Так я оказался в отдельной части химических войск. Наша учебная рота состояла из 120 человек, а потом всех старослужащих отправили в войска, а молодёжь – 30 человек – оставили служить. У нас была очень дружная команда, со многими сослуживцами до сих пор с удовольствием общаюсь. Из армии я попал в уже другую страну: ушёл из СССР, вернулся в Россию, а там «перестройка», кооперативы… А мне надо было учиться, содержать семью…

– Ваша жена ждала вас из армии. Наверное, письма друг другу часто писали?

– Да, целая стопка писем сохранилась. Первое время нам не хотели давать общежитие. Тогда впервые в жизни я понял, что завидую людям, которые едут в трамвае с работы домой. Думал, какие они счастливые – у них дом есть. Первое время мы иногда жили у друзей, которые уступали нам свои комнаты в общежитии. А потом сняли частный дом на улице Репина, которой уже нет. Это на Верхней Лисихе, сейчас улица Станиславского.

На втором курсе я устроился в рабочий отряд содействия милиции Кировского РОВД. Два года там отработал, в основном разносил повестки, пешком исходил практически весь Иркутск. А потом мне решили доверить настоящее дело. Меня вызвала начальник следствия подполковник Галина Баскаева и сказала: «Поручаю тебе провести дорасследование уголовного дела». Даёт мне дело толщиной в кулак. Помню, вернулся я в кабинет с важным видом: «Вот, дело дали». Открыл я его, и первое, что бросилось в глаза, – надпись на титульном листе «с личного приёма министра внутренних дел СССР». Смысл у дела был такой: пенсионерка получила в почтовом отделении пенсию, а на следующий день пришла за ней опять. Ей ответили: «Вы вчера пенсию получили, вот ваша подпись». Она: «Это не моя подпись». Дело из-за 64 рублей тянулось два года, было проведено множество почерковедческих экспертиз. Когда я первый раз пришёл к потерпевшей, она поила меня чаем с вареньем и говорила: «Вы мне помогите. Справедливость нужна. Надо всех этих посадить!». А когда через два месяца я сообщил ей о прекращении уголовного дела в связи с отсутствием состава преступления, чаем никто не поил, в след летели проклятья.  

– Какое место в вашей жизни занимает семья?

– Очень важное. Сейчас моя семья – это жена, дочери Оля и Юля, мама, сестра, а также родители жены. Как только мы хорошо обосновались в Иркутске, сразу же перевезли сюда всех родственников их Бурятии. Моя жена Алла Владимировна — гинеколог, кандидат наук, сейчас работает над докторской диссертацией. Она помогает женщинам, которые по каким-то причинам не могут иметь детей, забеременеть и родить. Я очень горжусь тем, что Алла занимается таким добрым и важным делом. Старшая дочь Ольга закончила четвёртый курс юридического института. Некоторые её преподаватели учились со мной на одном курсе. Юля – школьница, учится в шестом классе.

– А какие отношения у вас с Иркутском, считаете ли вы его родным для себя городом?   

– Первый раз я приехал сюда из Бурятии восьмиклассником в гости к сестре. Я помню, был сильный дождь. Я подумал: что за город – льёт как из ведра. С 1986 года, что я живу здесь, моё отношение к Иркутску изменилось. Я считаю его второй родиной, мне здесь комфортно.

– Как вы относитесь к критике федеральных чиновников, которые считают Иркутск грязным городом?

– Мне кажется, что это штамп, потому что когда просишь конкретно перечислить, где именно в Иркутске грязно, ответа не получаешь. Возможно, общее впечатление от города портят развалившиеся деревянные дома, многие из которых являются памятниками федерального значения. На них муниципалитет не имеет права тратить деньги из городского бюджета. С ними ничего нельзя делать, не проведя дорогостоящего обследования. Этот пункт, на мой взгляд, мешает городу нормально развиваться. Возможно, я подвергнусь за это высказывание критике, но скажу: к наследию можно относиться без фанатизма. В Иркутске необходимо создать две-три зоны деревянного зодчества вроде той, что сейчас появляется на улицах Энгельса, Тимирязева, Декабрьских событий.

– Когда пять лет назад выбирали председателя Думы Иркутска, что способствовало тому, что вы предложили свою кандидатуру?

– Во-первых, я посчитал, что у меня может получиться. Ведь я полтора года руководил аппаратом в Законодательном Собрании Иркутской области. У городской Думы и Заксобрания много общего в организации работы, обсуждении и принятии решений. Принципиальным моментом для меня было то, что не нужно было кого-то смещать с этой должности, она была вакантной. Ведь в соответствии с Федеральным законом № 131 «Об общих принципах организации местного самоуправления в РФ» глава города не может совмещать должность руководителя Думы. Такая схема кажется мне оптимальной.

– Что вам дала работа в Думе?

– Самое главное — знания о том, что такое местное самоуправление на уровне городского округа, опыт принятия решений на уровне города. Я всегда с удивлением смотрю на количество людей, желающих стать депутатами и мэрами. Некоторые видят в этом возможность отстоять свои интересы, приобрести иммунитет, неприкосновенность, и только небольшая часть из них хочет работать именно для населения, для людей.

– Как вы оцениваете итоги работы Думы Иркутска четвёртого созыва?

– Вариантов оценки может быть два: удовлетворительно и неудовлетворительно. Я склонен к первому. Противники и недоброжелатели могут говорить, что в Иркутске ничего не изменилось за прошедшие пять лет. Я считаю, что город развивается: появляются новые школы, больницы, детские сады, скверы, фонтаны, ремонтируются дороги… Конечно, проблемы существуют. Например, в связи с кризисом нам не удаётся уделить достаточно внимания частному сектору. Есть вопросы по пассажирским перевозкам, пока мы не можем сделать их первостепенными для городских властей. Взаимодействие, налаженное между городской Думой, администрацией Иркутска, контрольно-счётной комиссией, избиркомом и другими структурами, я считаю эффективным. Но самый главный показатель роста – улучшение благосостояния иркутян.

Читайте также
Свежий номер
События
Фоторепортажи
Мнение
Проекты и партнеры
  все
Свежий номер
Adblock
detector