издательская группа
Восточно-Сибирская правда

Лев Дамешек: «Патриотизм нельзя воспитывать на абстрактных примерах»

Ректор Иркутского института повышения квалификации работников образования, заведующий кафедрой истории России Иркутского государственного университета (ИГУ) профессор Лев Дамешек – известный иркутский учёный и педагог. Он является автором многих работ по истории региона. Одна из самых популярных написана в соавторстве с коллегами из других университетов России. Это курс лекций по истории Сибири для университетов, изданный в Москве в 2007 году. Два года назад работа стала самой продаваемой книгой по истории в стране.

– Вы относите себя к числу сторонников введения истории Иркутска в школах?

– Современное федеральное законодательство, которое определяет нам стандарты по обучению всем предметам, в том числе истории, отдаёт 20% учебного времени для введения так называемой региональной компоненты. А что такое региональная компонента, местные или региональные власти определяют самостоятельно. Считаю, что это очень хорошо, если будет преподаваться, скажем, история Иркутска. Потому что патриотизм нельзя воспитывать на абстрактных примерах. Правда, в связи с нашей ситуацией в системе образования значительная часть регионального курса, к моему великому сожалению, на сегодняшний день выхолощена из школьной программы. Если бы город Иркутск нашёл возможность её восполнить, я бы это только приветствовал. Это моя принципиальная позиция.

– Как технически вводятся подобного рода предметы? Какие ресурсы необходимо задействовать?

– Для этого требуется просто решение местных органов управления образования. Это с одной стороны. А с другой – требуется, чтобы учителя были готовы. Нужно иметь соответствующую  дидактическую базу в виде учебников, тетрадей контрольных заданий и так далее. В своё время я сам имел отношение к введению такого рода предметов, будучи одним из авторов учебника по истории Усть-Ордынского Бурятского автономного округа, который был написан при участии улан-удэнских историков.

– С вашей точки зрения, на каких ключевых принципах должен базироваться учебник истории Иркутска?

– Вы хотите, чтобы я назвал принципы, которые сам бы внёс в этот учебник? Первый принцип: Иркутск – форпост России в Азии. Наш город играл стратегическую роль в продвижении России на Дальний Восток. Без Иркутска там ничего бы не случилось. Нельзя забывать, что Иркутск – это когда-то часть Российской Империи, затем составная часть Советского Союза, а теперь – Российской Федерации. Иркутск никогда не был пролетарским городом, это город мещан, в нём никогда не было крупных предприятий, но при этом был очень высокий процент интеллигенции. И, конечно, роль этой интеллигенции должна быть отражена в учебнике. Есть ещё одно обстоятельство. Иркутск – это традиционное сборище ссыльных, оставивших здесь кто хорошее, кто плохое. Ещё с начала 18 века Иркутск – центр епархии Русской православной церкви. А епархия Русской православной церкви – это государство в государстве. Её границы простирались временами от нынешнего Красноярского края до Тихого океана. Сам факт, что Иркутск был одновременно центром генерал-губернаторства, гражданского губернатора, имел местное самоуправление и являлся центром епархии, придавал городу особый шарм. Все это признавали. Ни в одном губернском центре такого сочетания властей не было. Обязательно отметил бы в целом очень высокую культуру горожан. Иркутск называли сибирским Петербургом. Думаю, что все эти вещи должны быть отражены в учебнике по истории города. Я уж не говорю о таком понятии, как вклад иркутян в победу над Германией, в создание современной отечественной энергоиндустрии, которая существует здесь в виде каскада ГЭС, БАМа.

Мне довелось быть научным редактором книги «Иркутск в панораме веков». Мы понимали, что она должна быть написана хорошим литературным языком, а не ориентирована на какую-то квинтэссенцию интеллигенции. Сегодня книга имеется во всех школах с подачи экс-губернатора Иркутской области Бориса Говорина. Но относительно нового учебника по истории Иркутска я ничего не знаю. Ко мне никто не обращался ни в институте повышения квалификации учителей, ни на кафедре истории России в госуниверситете.

– Опыт введения региональной истории в Усть-Ордынском округе оказался удачным?

– Сейчас нет Усть-Ордынского Бурятского автономного округа. Теперь это Усть-Ордынский Бурятский округ. И проблем с преподаванием бурятского языка и родной истории в округе немало. Но когда преподают – делают абсолютно правильно. Я сторонник введения в школах не только истории Иркутска, но и истории Иркутской области. Хотя финансовые и иные возможности Иркутска как областного центра не сопоставимы с возможностями таких городов, как Ангарск и Братск, тем более Тайшет и Тулун, или сельских центров.

Замечу, региональная компонента может содержаться не только в преподавании истории. Вот у нас выпустили книгу – «Писатели Восточной Сибири». Это есть не что иное, как региональная компонента преподавания литературы. Байкаловедение – это ли не регионализм? Но в связи с тем, что сетка часов в последнее время существенно урезана, спецкурсов очень немного осталось.

– Получается, что на вопрос «Преподавать или не преподавать региональную составляющую?» сейчас учитель должен ответить самостоятельно?

– Совершенно верно. Целенаправленной программы по преподаванию предметов регионального содержания не существует.

– Для этого нужен закон?

– Это было бы полезно. Хотя с формальной точки зрения препятствий введению региональной составляющей в школьных предметах нет и сегодня. Но и реальных шагов к этому тоже пока не предпринимается.

Интервью взяла Наталья МИЧУРИНА

Читайте также
Свежий номер
Фоторепортажи
Мнение
Проекты и партнеры
  все
Свежий номер