издательская группа
Восточно-Сибирская правда

Константин Богомолов: «Мне комфортно жить в стиле 60-х годов»

Иркутская область уже не вписывается в рамки модной провинции. В областном центре со своими семинарами побывали историк моды, искусствовед Александр Васильев, стилист Владислав Лисовец, в мае запланирован визит Вячеслава Зайцева, который проведёт мастер-класс «Выбор собственного стиля в одежде и искусство носить её». В апреле целую неделю в Иркутске провёл доктор наук, имидж-дизайнер и аналитик моды, руководитель Bogomolov’ Image School в Латвии Константин Богомолов. После очередного дня семинара он встретился с корреспондентом ЕЛЕНОЙ ЛИСОВСКОЙ, которой рассказал, почему России на модном Олимпе отводится роль рынка сбыта, чем грозит кардинальное преображение внешности и почему люди имеют право быть одетыми нестильно и даже безвкусно.

Если человек занимается тем, что он любит, деньги приходят сами

– Ваши родители имели какое-то отношение к моде? 

– Нет, совершенно. Мой отец инженер, был крупным начальником на заводе, мать также с инженерным образованием. С самого детства я мечтал стать модельером, но достиг, чего хотел, немного другим путём: как стилист и имидж-дизайнер. Я очень благодарен родителям за то, что они меня не отговаривали от этой профессии и не считали это глупостью. Эту толерантность я позаимствовал от них, и когда подросла моя дочь Паула, не навязывал свой вкус. Её выбор – философия и общественные науки – только поддержал. Правда, она чуть не пошла учиться на теологию. Родители часто губят своих детей, даже желая им счастья. Например, когда говорят: «Ну что ж ты поедешь рисовать, что ты на этом заработаешь? Иди лучше на экономику-финансы, там ты пробьёшься в жизнь». Если человек занимается тем, что он любит, деньги приходят сами. 

За свою жизнь Константин Богомолов успел пожить в пяти городах. Он родился на Украине, в Днепропетровске, в юности переехал в Киев, оттуда перебрался в Россию – сначала в Калининград, а потом в Санкт-Петербург. В Северной столице он встретил свою будущую жену, которая была родом из Риги, и уехал вместе с ней в Латвию. С супругой он расстался, а Ригу до сих пор считает родным городом. 

– Я ни разу не пожалел о переезде. Хотя очень скучаю по Питеру. Сначала мне казалось, что Санкт-Петербург – мой город, но, видимо, он был таким только на определённом этапе моей жизни, в молодости. Там и Блок, и Брюсов, и Цветаева, и Ахматова… Мне казалось, что я оттуда никуда не уеду. Но сейчас понял: в Питере хорошо умирать. А Рига для меня невероятно комфортный для жизни город. Он соответствует моему понятию дистанции и комфортного сосуществования с людьми. Рига в меру интернациональна и в меру самобытна. Бывает так: приезжаете куда-то и понимаете: оно, моё. Попав в Ригу, понял, что нашёл свою родину, и она меня сразу приняла. 

– Ваш вкус проявляется в оформлении вашего дома? 

– Квартира оформлена в любимом мною стиле 60-х годов. Для него характерен минимализм, чуть-чуть техно, но чтобы не было офисно. Этот стиль позволяет сочетать белые стены, красный пол и леопардовые кресла. Мне очень комфортно жить в такой обстановке. 

Квартира Константина Богомолова находится в самом центре города, в старом доме с высокими потолками. «Мне очень симпатичны такие дома: аромат старины есть, но не без проблем с трубами. Хотя для меня это не столь важно, – говорит он. – Не люблю, когда квартира превращается в антикварный музей, бывал в таких, мне некомфортно». 

Столицей моды может стать Пекин 

В течение долгого времени Константин Богомолов был практикующим стилистом-имиджмейкером: давал консультации клиентам, открыл собственную школу, сотрудничал с журналами, организовывал фотосессии и показы мод, преподавал в институте и даже готовился стать профессором по своей специальности. А некоторое время назад решил полностью посвятить своё время преподаванию. Сейчас он ездит со своими семинарами по России и странам постсоветского пространства, где понимают русскую речь.

– От предложений провести семинар за рубежом я обычно отказываюсь. Хотя звали в Финляндию, Англию, Словению. Дело в том, что с переводчиком семинар попросту невозможен, придётся переформатировать всю программу. Хотя сейчас ведутся переговоры с Лондоном, организаторы хотели бы собрать русскоязычную диаспору. Если так получится, с удовольствием поеду. 

– На семинарах вы рассказываете об истории моды, а какая роль сейчас отводится России на модном Олимпе? 

– Конкретная роль – рынок сбыта. Я никоим образом не хочу принизить российских дизайнеров или художников, но Москва (а если что-то и может претендовать на фэшн-город, то это мегаполис) пока очень далека от звания модной столицы. Хотя есть ещё более крупные города, которые никогда не достигнут этого статуса. Но ведь кто-то пишет музыку, а кто-то талантливо её слушает. Это тоже большое искусство. 

Париж стал столицей моды в 17 веке, а предпосылки для этого были ещё при бургундском герцоге в 14 веке. Полагаю, что в ближайшее время на статус модной столицы может претендовать Пекин. У меня есть бытовое объяснение этому факту: Китай долго подражал западной моде путём контрафактов и подделок. А когда молодой художник долго «срисовывает» мастеров, у него рано или поздно появляется что-то своё. Пекинские дизайнеры хорошо освоили европейскую моду – в технологическом и конструктивном плане, кроме того, у них есть колоссальный потенциал в плане национального колорита. Результат можно наблюдать уже сейчас: имена пока неизвестные, но такие коллекции! 

– Существует ли конкуренция между вами и Александром Васильевым (историк моды, искусствовед, ведущий передачи «Модный приговор». – «Конкурент»)? 

– Мы познакомились в 1995 году, когда он первый раз приехал в Ригу. С тех пор переписываемся и изредка встречаемся на мероприятиях. Конкуренции между нами нет, потому что мы представители двух разных профессий: его предмет – история моды, мой – её аналитика. Когда мне начинают задавать более глубокие вопросы по истории, я отсылаю к Александру; он делает точно так же, когда ему задают вопрос, на который скорее смогу ответить я. 

Стилист. Правила хорошего тона 

– Насколько реально программы «Снимите это немедленно», «Модный приговор» и подобные им показывают, как работает стилист? 

– Это замечательные телешоу, которые преследуют своей целью повысить рейтинг телеканала. Но не дай Бог, если молодые стилисты подумают, что именно так им нужно работать. Скорее там показано, как не нужно себя вести. В основу таких программ положено три основных принципа. Первый: из гадкого утёнка должен получиться прекрасный лебедь, поэтому изначально необходимо взять как можно более неухоженную модель. Второй принцип: модель нужно так кардинально преобразить, чтобы она в шоке отшатнулась от своего отражения в зеркале. И третья установка: клиент не имеет права голоса. «Не говорите мне ни слова, – провозглашает стилист. – Я сам знаю, что вам надо». 

В нашей работе этих трёх принципов попросту не существует. Иногда даже и кардинального преображения не нужно, достаточно просто небольшой коррекции. Клиент – всегда член команды стилиста, он должен быть выслушан. Здесь психология, такт и деликатность очень важны. 

Константин вспомнил историю из практики. К нему обратилась женщина, которая хотела изменить стиль, чтобы сохранить семью. Супруг не был верен ей и не возражал против развода, но женщина не представляла жизни без него. С помощью профессионалов домохозяйка в очках превратилась в стильную даму в довольно смелом наряде. «Нужно было поменять очки на контактные линзы, сменить цвет волос и попробовать другие, более молодёжные покрои, – рассказал наш собеседник. – Новый образ муж воспринял в штыки. Увидев жену на каблуках и в обтягивающем платье, назвал её чуть ли не падшей женщиной. Знаете, чем всё закончилось? Она просто порвала с мужем. Казалось бы, я сделал всё неправильно: женщина хотела сохранить семью, а в результате осталась без неё. Зато потом она почувствовала себя самодостаточной, нашла работу и поняла, что может жить без мужа». 

– Когда вы общаетесь с человеком, вы работаете? Думаете, например: «К этой юбке нужна другая кофточка» или «Цвет волос я бы изменил»?

– Нет, никогда. Конечно, раньше было иначе. Но с возрастом и опытом я пришёл к пониманию того, что люди имеют право быть нестильными, безвкусно одетыми, и так проявляется их индивидуальность. Я замечательно принимаю людей, одетых не стильно, и даже сам себе это позволяю, когда мне нужен комфорт. Если молодые стилисты кричат и показывают пальцами: «Боже, как она выглядит?!», то этому стилисту нужно к врачу. Когда человек самодостаточен и гармоничен, он принимает всё и не мерит людей по тому, как они одеты.

Читайте также
Свежий номер
Фоторепортажи
Мнение
Пресс-релизы
Проекты и партнеры
  все
Свежий номер
Важное
Adblock
detector