издательская группа
Восточно-Сибирская правда

Дмитрий Мезенцев: «Займи честную позицию и иди по жизни, что бы ни было, – люди это оценят…»

Завершён второй год губернаторской работы Дмитрия Мезенцева. О достижениях и проблемах, дискуссиях и политике, убеждениях и мечтах губернатор Иркутской области – в разговоре с политическим обозревателем Александром Гимельштейном.

– Дмитрий Фёдорович, со времени нашей с вами последней по времени большой беседы прошёл год. Насколько я знаю, второй год без отпуска. Что изменилось в вашем мировосприятии? Чем отличается сегодняшнее понимание окружающего вас мира, людей, тенденций от ощущений губернатора первого года?

– Космического объёма вопрос… Простой и сложный на самом деле. Простой, потому что не изменились ни на «сантиметр» базовые подходы и понимание себя в этом качестве. Стараюсь практически каждый день максимально отдать себя задаче, стоящей передо мной и моими коллегами – членами правительства, мэрами муниципальных образований. Думаю, смогу эту задачу разделить и с депутатами парламента региона. Есть ощущение ответственности, от которого невозможно отвлечься и которое невозможно забыть. Есть и возложенные на меня важные обязанности – члена президиума Государственного Совета. Вы помните, что совсем недавно глава государства Дмитрий Анатольевич Медведев провёл в Иркутске заседание президиума, посвящённое важнейшей проблеме – борьбе с наркоманией. Представленные и нашей областью подходы были поддержаны. 

Мне важно, чтобы каждый мой поступок был понятен и десятки шагов, решений, встреч, изданных официальных решений, отправленных писем, телефонных разговоров, разговоров «вживую» с людьми были камешками одной мозаики, где итоговая картина – другое позиционирование области на политической и экономической карте России, другой уровень обеспеченности инвестициями региона, улучшение стандарта жизни людей. И то, что трудно мерить, – укрепление доверия к власти и уверенность людей в  завтрашнем дне.

– Прошу прощения, если я вас перебиваю, но у меня вопрос. А чем вызвано то, что у губернатора первого года были «именины сердца» с региональной элитой, с представительным органом власти, а на втором году «заискрило»? Что произошло?

– Может, вам лучше спросить у элиты?

– Нет, я хочу спросить у вас.  Вы примерно так же уходили от оценки  в нашем прошлом разговоре. Но  я хочу понять, каково ваше понимание этой проблемы. Как вы понимаете мотивы элиты? Если  вы полагаете эти мотивы корыстными или неконструктивными – назовите их.

– Могу высказать только своё мнение, но, полагаю, это не будет полной картиной, потому что в любом диалоге есть два собеседника и любая оценка лишь одной из сторон не будет полной. К сожалению, область знает практику и примеры достаточно долгих, «протяжённых»  зон напряжения между исполнительной и законодательной властью. Кто-то может сказать, что это и есть принцип разделения власти. Возможно, но только отчасти. Потому что при всём разделении властей нас объединяет ответственность перед людьми. Ответственность за результаты, за образ жизни, за бюджет, за будущее региона. Если мы сегодня находимся на 77-м месте в том рейтинге, что ведёт Минрегионразвития страны, а по части позиций занимаем ряд чуть ли не предпоследних  строчек, то понятно, что ситуация такая сложилась не за один год и не за пять. Эта ситуация во многом и есть определённый итог – в кавычках – работы в отсутствие единства властей. Со своей стороны хочу, чтобы диалог текущего дня сгладил  шероховатости и дал другой потенциал движения.

– Какие претензии со стороны представительного органа власти в свой адрес, высказанные внятно, вы считаете справедливыми?

– Спокойно отношусь к вопросам, которые задаются коллегами-депутатами, даже выходящим за рамки их ответственности. Например, по кадровой политике. На самом деле кадровая работа – очень тонкая, непростая, требующая тщательного анализа условий, при которых приглашается кандидат на высокую должность. При этом понятно: как и  в любом другом субъекте – а в Иркутской области это ещё более остро воспринимается, – должен быть соблюдён чёткий баланс специалистов, приглашённых, что называется, извне, и специалистов из региона. В действующем составе правительства две трети – иркутяне, люди, связавшие свою жизнь с областью, давно работающие здесь. Этот качественный показатель нисколько не хуже, чем в большом ряду других субъектов федерации. 

Что касается других претензий. Мы выбрали где-то более скрупулёзный, более взвешенный, может быть, даже более скупой подход к расходованию средств областного бюджета. Один из депутатов нам сказал, что не нужно бороться сейчас за повышение рейтинга финансовой устойчивости. Это в какой-то степени может быть верно, впрочем, как и то, что при возникновении острых проблем нужно их гасить, выделяя дополнительные деньги. Добавлю, что на протяжении относительно недавних лет, с учётом роста государственного долга области и допдоходов, регионом израсходовано  20–25 миллиардов рублей. Тогда мы все имеем право  видеть отдачу. А мы чуть ли не постоянно, оперативно решая социальные задачи, поднимаемся «в атаку», как в первый раз. В области долгие годы не решался вопрос наполненности строк единой тарифной сетки, вопрос межтарифной дифференциации, дифференциации «север – юг» для работников бюджетной сферы. Регион проспал активное участие в ряде национальных проектов, в том числе «Образование». Это не вопрос виновных, уже жизнью поставлена задача, которую мы с депутатами просто обязаны решить – без обсуждений. 

– Я сейчас ретранслирую достаточно устойчивую  претензию в адрес правительства региона в том, что большое количество документов, которые по регламенту должны поступать от правительства в Законодательное Собрание, идёт с нарушением срока. Если говорят, что человек – это стиль, то и правительство – это тоже стиль. Это нерешаемая проблема в принципе?

– Решаемая. Не вижу здесь проблемы. Это вопросы внутреннего регламента, есть совершенно объективные задержки, в том числе по внесению бюджета, который корректируется с участием депутатов. Есть, как следствие, недоработки живых конкретных людей. Стремимся к тому, чтобы такого не было.

–  Отчёт правительства, с которым вы выступили перед законодателями, прошёл день в день ровно через два года после того, как областной парламент по представлению главы госу-дарства единогласно наделил вас губернаторскими полномочиями. Отчёт был принят чуть менее единодушно, но всего при двух голосах против. Вы удовлетворены итогами сессии?  

–  Это был знаковый и для меня, и для правительства области день. Нам очень важны высказанные мнения, предложения и оценки. А итоги голосования подтверждают реальную возможность долговременной товарищеской работы с региональным парламентом.

– Давайте перекинем мостик от представительного органа власти в политическое пространство. Я уже даже не в состоянии посчитать, сколько раз вы заявили публично о поддержке партии «Единая Россия». Однако же я  ни разу не услышал публично от политсовета регионального отделения партии «Единая Россия», что они поддерживают губернатора. А что вы тогда играете в одни ворота и их поддерживаете-то, собственно говоря? Одним  из векторов предвыборной дискуссии может стать критика исполнительных органов власти. Вас жёстче любой оппозиции критикует региональная «Единая Россия». Немножко парадоксальная ситуация, вам не кажется?

– В Приангарье зарегистрировано региональное отделение Всероссийской политической партии «Единая Россия», а не автономная иркутская партия. Я последовательно и открыто поддерживаю партию «Единая Россия», лидера партии Владимира Владимировича Путина и те задачи, которые они обозначают.

– А лидер партии, Дмитрий Фёдорович, говорит о том, что в поддержке со стороны государственной власти нуждается значительно более широкий пласт политических сил, именно поэтому лидер партии и создаёт в настоящий момент Общероссийский народный фронт.

– А вы когда-нибудь слышали, чтобы иркутский губернатор Мезенцев не был открыт для диалога с другими общественными движениями и так называемыми оппозиционными партиями?

– Наверное, нет. Но ведь поддерживаете активно вы только партию «Единая Россия», региональный политсовет которой вас критикует. Вот региональный политсовет – или как это называется у КПРФ – вас не критикует, но вы же их не поддерживаете?

– Нельзя ставить формирование позиции, мнения, линии политического поведения в зависимость от того, налили мне стакан чаю в президиуме партии или нет, высказали претензии, порой малообоснованные, или нет. Если от этого позиция меняется, то это не позиция.  Может быть, у нас в области за много лет  порой не так много успехов именно потому, что слишком силён рефлекс политической конъюнктуры. Займи честную позицию и  иди по жизни, что бы ни было, – люди это оценят. И не всегда оценка партийного взаимодействия есть мнение двух-трёх активистов партии, которые могут быть не согласны с губернатором. Это их право. Но от этого моя позиция не должна меняться, и потому, что я наделён громадной ответственностью и определёнными полномочиями, и потому, что это совпадает с моим принципом – не «шарахаться» по жизни. 

– Не могу я никак вас понудить к  оппонированию «Единой России», как ни стараюсь, не могу. Попробую о другом. К выборам обычно усиливается социальная риторика. Она потом грузом ложится на бюджеты – федеральные, региональные, местные. Что изменится в ближайшее время для людей, прежде всего для бюджетной сферы? Что у нас меняется или изменится в части налоговых поступлений, что изменится в части корпораций и центров прибылей, которые, может быть, когда-нибудь будут сдвинуты в сторону Иркутска? Вообще является ли это целью, элементом вашего диалога с руководителями вертикально интегрированных компаний?

– Что касается возможностей бюджетов, которые мы трансформируем в реальные шаги в поле социальной политики. Как вы заметили, мы с 1 июня сего года объявили о повышении минимального размера оплаты труда – МРОТ,  он составит 4611 рублей с введением районных коэффициентов, чего ожидали люди. Специальным решением облправительства определён объём дополнительных спецвыплат в мае, вытягивающий МРОТ до уровня 4611 рублей. Уже сейчас мы выходим на МРОТ  для северных районов более семи тысяч рублей.  

Мы, безусловно, должны более энергично поработать до 1 сентября, чтобы 1 сентября в системе образования практически полностью была введена отраслевая система оплаты труда. И вот такой недавний пример диалога министра образования области Виктора Басюка с директорами школ и учителями в Братске показал, что  все без исключения педагоги получили реальную надбавку, некоторые свыше 10 тысяч рублей в месяц. Это не просто какой-то абстрактный разговор, это был диалог с конкретными людьми, которые сегодня являются очень серьёзными профессионалами и поддержаны материально. Мы, конечно же, исполним поручения премьера Владимира Владимировича Путина о повышении заработной платы учителей и поэтапно, как и вся страна, будем идти по этому пути. 

Как вы знаете, по нашим прогнозам, мы должны были получить от федерального центра примерно чуть больше 4 миллиардов на реформу здравоохранения, а получили практически 8 миллиардов –  в два раза больше. Сегодня одна из задач не просто провести реформу этой сферы, а добиться рачительного, мудрого, умелого и прозрачного реформирования. Тем более что со следующего года муниципальное здравоохранение становится государственным, заботу о нём будет проявлять областная власть.

Мы хотим поднять заработную плату для музейных работников, для работников библиотек, клубов, потому что та социальная роль, которую они играют, громадна, а наш ответ на их социальные ожидания до настоящего времени недостаточен. 

Назначение нового заместителя председателя правительства по социальному блоку, приход нового министра социального развития – очень профессиональных людей Валентины Вобликовой, Владимира Родионова – позволяют надеяться на повышение уровня эффективности расходования каждого рубля, уходящего на социальную сферу. 

Приближение выборов безусловно ведёт к повышению затрат на социальные статьи, это и объективно, и правильно. Правительство и региональный парламент должны помнить о такой работе не только в предвыборный год. Ещё раз подчёркиваю: мы имеем те «результаты», которые накоплены не за один и не за два, а за долгие годы. Эти результаты не всегда радуют, но при этом, я думаю, все обязаны помнить, что мы регион, требующий определённого развития и принципиально других – бОльших – вложений в инфраструктуру, в том числе муниципальную. У нас не только дороги плохие – у нас нет ориентиров последовательного, постепенного улучшения той «среды вокруг», в которой живут люди. Думаю, это одна из причин, почему люди уезжают. Деревня, порой даже город нас не радуют. Должен быть неснижаемый гарантированный стандарт социальной жизни, комфорт и удобство, где бы человек ни проживал – в северных районах области, в центральных или на юге. Надёжный дом, надёжные улицы, надёжный город, посёлок, село – и в прямом смысле, и в переносном. Должно быть интересно жить. Именно поэтому я благодарен и депутатам, поддержавшим мою инициативу об упреждающем вложении денег в строительство и  модернизацию 50 Домов культуры и клубов в территориях области. Это реальные опорные площадки, опорные точки, огонёк, к которому  должен тянуться человек. Мы говорим о вложении в инфраструктуру, в том числе в муниципальные бюджеты, но ведь разве многим нужно помочь человеку, чтобы он, взяв ведро с краской и кисть, обновил свой дом, поправил забор, покрасил штакетник, создал совершенно другое ощущение заботы о себе.

Именно поэтому в прошлом году мы провели конкурс на лучшую усадьбу, уже в этом году издано распоряжение облправительства  на проведение нового конкурса, и, если вы заметили, я действительно важным считаю проведение точечной политики, политики под-держки инициативных людей.

Поэтому мы два этих года по-другому проводим политику премирования и выделяем значительные премии врачам, работникам сферы культуры и искусства, медсёстрам, студентам и аспирантам, лучшим учителям. В  прошлом году были премии в 250 тысяч рублей, в этом году премии сохраняются в этом же объёме. Причём мы должны поблагодарить учителей средней школы и работающих в средних профессиональных учебных заведениях, учителей начальных классов, работников детских садов. И вот здесь сразу вопрос, на который мне часто приходится отвечать, в том числе депутатам. Повышение заработной платы на 500 рублей значимо, но сущностно не меняет жизнь. При этом «вымывает» почти миллиард из бюджета области. Так, может быть, надо попросить пока потерпеть без этих 500 рублей, а мы на этот миллиард построим 700 квартир и передадим их людям, и 700 семей пред-ставителей бюджетной сферы, в том числе и работающих на селе, будут иметь своё жильё, о котором они вчера даже не мечтали. Давайте пообсуждаем, в том числе и в газете, в рамках «круглого стола» «Восточно-Сибирской правды», пригласив педагогическую общественность, профсоюзы, других работников бюджетной сферы. Только не подумайте, это никак не отзывает только что принятое решение о повышении зарплаты.

И вот здесь вопрос, на который я хочу выйти, но на который, в отличие от партийных диспутов,  вы меня пока не выталкиваете. Вопрос порядочности в политике, принципиальности, вопрос о тех пределах и границах, за которые выходить нельзя.

 Нельзя спекулировать на интересе учителей, нельзя заигрывать с текущим моментом, говоря о том, что люди живут плохо и мы должны сейчас всё бросить и заставить губернатора и правительство спалить деньги всего бюджета, грубо говоря, на проедание. Это слабая, а порой и подлая политика, даже если кому-то кажется, что это даст сиюсекундный политический эффект. За него всё равно придётся платить уже завтра, а по нашим прикидкам, расходы основного бюджета только  в следующем году должны увеличиться почти на 10 миллиардов рублей. Мы должны понимать, где мы возьмём эти деньги. Пойти по пути заимствований в коммерческих банках можно лишь теоретически, практически – нет, потому что это слом той политики, которую мы ведём эти два года и которая уже показала свои результаты. 

У нас сегодня государственный долг на 7 миллиардов меньше прогнозного долга на январь прошлого года. Мы внесли – и были поддержаны депутатами в декабре – проект областного бюджета, где практически в 10 раз уменьшили его дефицит. Мне говорят: зачем вы уменьшаете дефицит, увеличьте, дайте людям заработать. Вопрос высокого уровня заработной платы определяется не столько оперативными расходами бюджета, хотя это и важно. Это вопрос принципиальный – доходной части, «качества» пополняемости бюджета.

Это как раз вторая часть вашего вопроса. Есть федеральное законодательство, которое допускает миграцию центров прибыли. Диалог с корпорациями идёт. У нас сегодня значительное пополнение казны за счёт работы «ЕвроСибЭнерго», «Иркутскэнерго», ряда крупнейших компаний, зарегистрированных отнюдь не в Иркутске. Но есть и другая сторона. Не хочу называть одно из крупнейших иркутских, известнейших предприятий. Мы посчитали расходы наших бюджетов на социальную сферу для работников предприятия. Получилась определённо большая сумма. Потом посмотрели, какая получается сумма налогов. И стало ясно, что  очень известное, с хорошим коллективом, с хорошими традициями предприятие невольно – подчёркиваю, невольно – должно нам примерно 250 миллионов по году.

А мои коллеги-губернаторы говорят о нас: «О, какая промышленность, как замечательно, какой громадный бюджет» и т.д. Дело не только в объёме – нужно уметь эффективно собрать и эффективно потратить. И не как в последний раз, а чтобы траты сегодняшние в рамках разумной выверенной политики дополнялись и соотносились с тратами завтрашними.

Ещё раз подчёркиваю: у меня нет права «играть»,  права разбрасывать сотни миллионов рублей под сиюсекундную задачу, прекрасно понимая, что она содержательно не разрешится, а завтра будет бить по бюджету куда больнее, чем сегодня. Это одна из задач губернатора и, возможно, одна из причин некоторой напряжённости в диалоге с рядом политических активистов. 

– Здесь вы упоминали село и проблемы села. Недавно вы при мне пообещали главному редактору газеты «Сельская новь» из Заларей приехать в Заларинский район, куда, по-моему, ни разу не ступала нога губернатора. Вот я, кстати, готов составить вам компанию в этой поездке. Всю жизнь прожил в Иркутской области, а там не был.

– Слово сдержу. Я всё-таки стремлюсь чаще бывать в территориях, не всегда удаётся это делать, как бы хотелось. Однако летом мы принципиально изменим ситуацию, побываем во многих  муниципалитетах, и в Заларях тоже. Скоро в Заларях соберутся на заседание Регионального совета главы 42 муниципалитетов, облправительство, депутаты ЗС. 

– О состоянии аграрной отрасли существует традиция говорить в таком тоне: всё плохо, всё ужасно, всё пропало в сельском хозяйстве. Говорят – я не был свидетелем, – недавно сельскохозяйственные лидеры как-то совсем по-другому оценили ситуацию в региональном аграрном секторе?

– Стало лучше.

– Вы подтверждаете этот факт?

– Да, подтверждаю. Трагизма нет. Но и ровного, стабильного положения, прежде всего связанного с социальным стандартом жизни на селе, положения, когда бы сказали: всё, деревни возрождаются повсеместно, – этого пока  тоже нет. И давайте не будем забывать, что мы не область сама по себе, мы один из субъектов громадной страны. Россия  имеет федеративное устройство, поэтому, если у нас дизельное топливо даже в рамках льготирования со стороны Минсельхоза России по 17 рублей 50 копеек, это не значит, что мы можем его покупать где-то по 4,20. И конечно, всё дорожает, когда увеличиваются до 34% отчисления в социальные фонды, что достаточно сложно вытягивается «экономиками» малых предприятий и фермерскими хозяйствами. При этом мы имеем успешно работающих лидеров, таких как «Белореченское», Усольский свинокомплекс, «Саянский бройлер» и другие. 

Надо посмотреть, в каких пропорциях, в какой степени мы должны поддерживать крупные хозяйства, потому что они набрали силу и ведут вполне успешный и реальный бизнес. И как мы должны поддержать людей, которые ещё только хотят по-настоящему проявить себя на селе. Именно поэтому мы предложили идею отбора практически во всех без исключения муниципальных образованиях инвестиционных проектов, которые должны пройти жёсткое сито отбора и будут поддержаны из областного бюджета. Мы эту идею предложили в конце ушедшего года, рассчитывая, что она будет быстро реализована. Но надо понимать, что это сложная «ткань». Формирование техзаданий, бизнес-плана, выбор сегментов, в которых ты можешь приложить усилия, прогноз экономического, финансового успеха – это вещи не быстрые. Это тщательный, сложный, скрупулёзный процесс, тем более что в нём  завязка на деньги.

Сегодня есть около ста предложений. Мы хотим ужесточить отбор,  но при этом убеждены в том, что предприятия, которые победят, сформируют точки роста в территориях. Здесь двойной смысл. Мы показываем, что готовы поддерживать реально работающих селян и возрождать предпринимательский, профессиональный дух на селе, и при этом, конечно, хотим утвердить веру людей в то, что они не одни. В этом направлении успех. А просто выемка денег из бюджета – без понимания, как они туда вернутся, что они дают, приходя не всегда адресно сельхозтоваропроизводителю, – это путь малоперспективный и малоэффективный. Хотя для кого-то приемлемый.

– В области создан гарантийный фонд поддержки малого и среднего бизнеса?

– Почти полмиллиарда. И центры поддержки – в каждом муниципалитете. Но поймите: узел наших проблем – инерция, привычки и недоучёт реального положения дел. Кто такой предприниматель, приходящий в малый бизнес? Это человек, который должен быть убеждён, что правила игры не будут меняться. Что его не будут морить, кошмарить, облагая налогом, оброком. Это человек, который должен умело просчитать ситуацию на рынке, готовясь к выпуску сувениров, изделий народных промыслов или эффективному производству молока, мяса, мёда. Организуя салон-парикмахерскую, пошивочную или сапожную мастерскую, он должен знать: отвечаю сам, но опираюсь на государство. У него  должна быть правовая поддержка, право консультироваться, право быть защищённым. Когда во всех звеньях так будет, тогда ситуация изменится. Ну а по статистике, по мировой статистике, малым бизнесом занимается 12–17–20% населения. Там, где страны специализированы на туризме, сельском хозяйстве, –  больше. Но вера и предрасположенность людей к предпринимательству в малом бизнесе, с учётом нашей истории, нашей культурной ментальности, к сожалению, не так высока. 

Пусть и Союз журналистов обратит внимание на проблему. Давайте вместе издадим книгу, посвящённую только малому предпринимателю, – «Сто успешных шагов». И сделаем там сто очерков о людях, которые проявили себя, развивая коневодство, молочное животноводство. О тех людях, которые проявили себя в малоэтажном домостроении, которые действительно нашли свою нишу на рынке мелкорозничной торговли, в производстве продуктов питания, хлебобулочных изделий, занимаются переработкой рыбы, выращиванием клубники и овощей. Давайте посмотрим, и если эти примеры стабильные, этот опыт должен быть обобщён не только в книге. 

– Вернёмся из села в город. Я, Дмитрий Фёдорович, как иркутянин хочу просить вас о поддержке мэра города Иркутска Виктора Ивановича Кондрашова. Всей мощью и силой региональных возможностей и государственного взгляда на муниципальные проблемы помогли бы достаточно молодому иркутскому менеджменту в развитии города. Почему я обращаюсь к губернатору? У города всегда были проблемы, когда мэры находились в конфликте с губернатором, и наоборот, когда было взаимопонимание, это шло Иркутску на пользу.

– А больше было конфликтов или взаимопонимания?

– Всего хватало. В своё время легендарный председатель горисполкома Николай Францевич Салацкий был снят с должности из-за конфликта с обкомом партии по вопросам социального развития Иркутска. Пользы городу не принесло ни его увольнение, ни сам конфликт как таковой.

– Мэр избран горожанами, поэтому он уже партнёр и союзник губернатора и областного правительства. Более того, в массе основных своих оценок и предложений в адрес мэра и мэрии я предельно корректен – это уже подтверждение  стремления к совместной работе. Думаю, что и Виктор Иванович Кондрашов покажет взаимодействие с областным правительством во благо города-юбиляра.

– Юбилей Иркутска – крупнейшая тема совместной работы, губернатор взял на себя значительную часть проблем.

– Добровольно.

– Да, добровольно. Опишите  уровень нашей готовности к юбилею и в чём проявится послеюбилейное настроение.

– Александр Владимирович,  на момент моего утверждения в должности до юбилея оставалось два года.

– Это немного.

– Безусловно. Времени на проработку идей, на подготовку проектно-сметной документации, на налаживание отношений с мэрией, с управлением капитального строительства, со строительным сообществом и так далее по сути не было. Мне было понятно, что Иркутск с такой уникальной архитектурой, редкой для сибирского города историей должен не только получить максимум от возможного, но и стать инициатором тех идей и проектов, которые будут примером для других городов и регионов. Я хорошо понимаю свою ответственность за строительство «Иркутской слободы». Но и сегодня абсолютно убеждён, что квартал, безусловно, состоится, что многие находки архитекторов Елены Григорьевой, Марка Мееровича и ряда других уникальны. 

Но квартал задумывался не просто как набор возрождённых домов в органичном сочетании с урбанистическими современными линиями, площадью, пешеходными мостами и так далее. Он должен стать примером органичного свода воедино различных элементов и интересов городской, социальной жизни. Так он задумывался, так он и реализуется, чуть медленнее, чем нам хотелось бы, чуть более вязко, но проект будет реализован. К юбилею – не в стопроцентном объёме, да и вряд ли можно было такой сложный во всех смыслах проект реализовать за полтора года. Но сделано достаточно много. Ведь кто-то, может, и забыл, как в этом квартале жили люди. Изношенные дома без водоснабжения, без всяких удобств, дома, в которые не всегда пригласишь чужих людей, – больше этого нет. И квартал становится не только историческим местом: вы ведь знаете, в городе нет подземных торговых центров, в городе нет планетария, интерактивного музея, «живых» мастерских – кузнецких, ткацких.

Что касается подземной парковки, их там должно быть две. Первая, на 120 машин, уже готова. Мы же понимаем: если людям понравится квартал, если он будет им симпатичен, то они будут туда приходить, и не только жители города, но и его гости. И поэтому нам перекрыть улицы 3-го Июля и Седова припаркованным транспортом нельзя. Но это только одна из черт проекта.

– Даже боюсь сглазить… Если вы вернёте городу планетарий, а судя по всему, всё к тому идёт, это для журналистов Издательской группы «Восточно-Сибирская правда» очень значимо. У нас была куча публикаций о том, как много потерял город, когда закрылся планетарий, за последние десятилетия разных авторов, включая меня.

– Малый планетарий вернётся, и работы на его строительстве идут, более того, фирма «Метрополь» заказала не только совершенно уникальный купол, но и уникальный телескоп.

– Значит, я успею привести туда дочь, пока совсем не выросла.

– Ещё несколько слов о базовых принципах. В «Иркутской слободе» мы формируем механизмы частно-государственного партнёрства. Застройщики вкладывают свои деньги, часть необходимых на расселение средств получена от госкорпорации «Фонд развития и поддержки жилищно-коммунального хозяйства». 

Горька и обидна допущенная «Иркутскгражданпроектом» необъяснимая по времени задержка. И такая неслаженность, неспешная работа, недоговорённости людей в общем-то профессиональных – всё это не просто огорчает, но и поставило под сомнение комплексное введение квартала к празднику. 

Однако скажу главное: от пересудов о то, что всё это сказка, до реального осознания того, как много сделано и застройщиками, и инвесторами, и партнёрами, которые поверили в проект и пришли в квартал, – дистанция громадного размера. И если её мерить обычными житейскими мерками, то, конечно, за полтора года сделано много. Хотя, скажу, на старте я не ожидал, что будет столь много подводных камней и даже определённого сопротивления. 

Главная задача квартала – дать людям радость и комфорт в выходной день или в минуту отдыха. Что касается главной идеи, мы набираем опыт и сформировали метод, который может воспроизводиться в десятках случаев. Ведь сегодня в городе чуть более трёх тысяч деревянных домов, а в достойном состоянии в лучшем случае 10% из них. 

Если мы за 5–7–10 лет эти тысячи домов сохраним, но они, сохраняя творческую мысль архитекторов 19 века, будут принципиально более комфортными, будут иметь логичное продуманное назначение, это побудит формировать го-родскую среду по высокой прописи тех архитекторов, которые строили Иркутск как «сибирский Париж».

Что касается остальных объектов, мы должны быть особенно благодарны председателю правительства Владимиру 

Владимировичу Путину, вице-премьеру Алексею Кудрину, министру экономического развития Эльвире Набиуллиной, министру транспорта Игорю Левитину, министру спорта Виталию Мутко и особенно – председателю юбилейного оргкомитета Сергею Евгеньевичу Нарышкину.

Я просто перечислю, что удалось. 

«Разморожен» и полным ходом строится Ледовый дворец. В этом личная заслуга министра экономики России, выделившей деньги под это строительство. Честно скажу: под моё слово, что область построит.

Невероятная поддержка на старте была оказана министром культуры  Александром Авдеевым по реализации проекта строительства библиотеки имени Молчанова-Сибирского. Несколько раз я обращался к вице-премьеру Кудрину, а  последние 300 миллионов благодаря резолюции  премьера Владимира Владимировича Путина обозначены как наличие необходимого объёма средств для библиотеки. 

Мы уже через УКС города финансируем федеральными деньгами строительство берегоукрепления. Были не очень понятны споры с генподрядчиком о том, что он сдаёт набережную без благоустройства. Даже если формально он мог возражать, то по сути, в рамках неписаных правил защиты города, проявления городского патриотизма, об этом говорить было недопустимо. Мы видим поддержку Сберегательного банка, который завершает строительство своего здания.

Благодаря усилиям мэра и мэрии решён вопрос с возведением Московских ворот.

Я благодарен Герману Грефу за решение о финансировании художественной галереи искусств в «Иркутской слободе», главным автором которой будет Даши Намдаков.

Особая благодарность должна быть высказана Сергею Викторовичу Чемезову за то, что он подхватил идею строительства Иркутского дома музыки, и аккорды Дениса Мацуева под сводами этого дома в первые минуты празднования юбилея в сентябре  станут откликом на звон колоколов храмов города, которые откроют праздник. 

Сложны дискуссии об этапах завершения мостового перехода. Напомню, что эти деньги в ответ на наши настоятельные просьбы, мои переговоры с Министерством транспорта обеспечил глава ведомства Игорь Левитин. 

Это большие, дорогие стройки. У федерального центра есть неписаное правило: «Один юбилей – один объект». Мы сегодня финансируем завершение бассейна «Юность», финансируем окончание строительства детского сада, ведём четыре стройки, которые тянут больше чем на 7 миллиардов рублей. 

Я горд, что у меня есть право быть сопричастным тому, что Иркутск, как столица Восточной Сибири, станет краше. Понятно, что я и мэру города докучаю невероятно. Важно, что мы  не проспали этот юбилей.

– У вас есть  мечта?

– Я хочу, чтобы в Иркутской области развернулись крупные программы. И поддержка «Газпромом» программы газификации – только начало. Кстати, есть ведь и  подарок Алексея Миллера в  миллиард 200 миллионов рублей Иркутску к юбилею.

– Будет построен бассейн?

– К сентябрю следующего года вступит в строй водно-спортивный комплекс и бассейн на 50 метров.

Ещё о мечтах: я хочу, чтобы Иркутск был  в десятке самых любимых туристами городов России. Мечтаю, что недалеко то время, когда G20, или G8, или форум ШОС пройдут на Байкале, в Иркутске. 

– И туристические аспекты, и возможные встречи руководителей мировых держав на берегах озера Байкал напрямую связаны с состоянием самого великого озера и инфраструктуры вокруг него. Поэтому я с завидным упорством вновь хочу спросить о судьбе БЦБК, состоянии его как производства и перспективах его закрытия, судьбе территории.  Я, честно говоря, не готов даже вас спрашивать, будет ли производство целлюлозы через 10 лет на Байкале. Не будет, я надеюсь, производства целлюлозы на Байкале. Но на берегах Байкала находится ещё гигантское количество лигнина, который нужно переработать…

– По БЦБК я уже не раз говорил: стратегическая перспектива комбината – это его закрытие, но при этом мы обязаны не забыть, что есть очень жёсткое поручение Владимира Владимировича Путина до конца текущего года обеспечить замкнутый водооборот.

– Это будет сделано?

– Убеждён. 

По лигнину. Есть несколько проектов по его переработке. Анализируем.

Что касается развития территории, мы обозначили, что там – будущая особая экономическая зона туристского типа, и сейчас ещё более энергично облправительство займётся этим, в ближайшие месяцы зарегистрируем ряд резидентов особой экономической зоны, чего не было сделано прежде. 

Что касается других муниципалитетов. Облик городов и сёл должен меняться, может, не так быстро, как бы нам хотелось, но последовательно и продуманно. И архитектор, и художник должны быть ближайшими товарищами и соратниками глав муниципалитетов как в крупнейших городах области, так и в самых малых посёлках. Каждый муниципалитет должен иметь реальную, понятную людям программу своего развития: где будет возрождён фарфоровый завод, где стекольное производство, где мы начнём возобновление производства слюды, где освоим магнезитовое месторождение, где прогноз увеличения добычи нефти на не один десяток миллионов тонн на ближайшие 7–10 лет даст развитие всей области. Люди должны чётко знать: наш район через три года, через пять, десять лет будет таким-то. Это один из факторов веры в завтрашний день и борьбы с миграцией,  борьбы за человека, а значит, за свой край.

– Есть вопрос, важный для вас, но который я не задал?

– «Восточка» как-то написала, что креативным директором области является губернатор, который генерирует, предлагает, выдвигает инициативы, но и жучит, спрашивает, милует и наказывает. И газета спрашивала: вам не кажется, что надо  подумать ещё и о том, чтобы людей, на которых вы могли опираться, стало больше?

– Я даже распространю этот вопрос, он очень серьёзный. Вам не кажется, что у вас узковато пространство поддержки среди творцов, созидателей? Они как бы сами по себе, они работают, и вы работаете. Вам не кажется, что нужно начать встречное движение?

– А что такое творцы-созидатели?

– Это региональная элита в куда более широком, чем мы привыкли, смысле. Люди, которые создают будущее. Работа губернатора держит главу области в круге пятисот, условно говоря, лиц. Вы их всех знаете, они – вас. Но не думаю, что вам достаточно такого общения. 

– Недостаточно. В области много ярких и сильных людей. Более того, поехав в Ербогачён и услышав Нину Вейсалову, я без колебаний предложил ей должность советника губернатора. Человек такого горения, образования и образованности, представляющий эвенкийский народ, может многое сделать и уже сделал для области. Знаю, что есть много людей ярких и, наверное, востребованных в кругу своих сослуживцев, знакомых, но потенциал которых может и должен быть востребован на уровне области.

Страной ещё не оценён научный и творческий подвиг автора 30-томного «Словаря говоров русских старожилов Байкальской Сибири» Галины Афанасьевой-Медведевой. В области мы уже понимаем его значение и сделаем всё возможное, чтобы полное собрание её работ увидело свет и были созданы условия для успешного продолжения её трудов по сохранению и изучению главной драгоценности отечественной культуры – русского языка. Более того, я как губернатор представлю Галину Витальевну, яркого человека, известного и профессионального учёного, к государственной награде.

Вы, Александр Владимирович, со скепсисом пока относитесь к становлению Байкальского молодёжного клуба, а я убеждён, что среди тех сотен и сотен ребят, которые вступят в него, уже есть  будущие губернаторы и мэры, которые через 10–15 лет придут на эти позиции, и депутаты Заксобрания, спикеры, министры областного правительства. Это очень важно. И не надо бояться людей, которые готовы строить свою карьеру. Успешный человек должен быть понятен, поступки его прозрачны и вызывать не зависть или напряжение, а ощущение, что ты можешь быть рядом с ним.

А я не столько  оппонирую, сколько дополняю. Нужно, чтобы кроме амбиций и речей вместе с  крайне скромным бэкграундом в виде обучения на втором, третьем, четвёртом курсе любого иркутского вуза у такого человека была некая социальная история. Я знаю людей того же или близкого возраста, которые по зову души и без всякого пиара помогают больным детям; думаю, таких неизвестных нам общественных трудов немало.  Как раз из них получились бы настоящие, а не картонные будущие депутаты, министры социальной защиты, министры здравоохранения и прочие. Но они в настоящее  время не демонстрируют, какие они большие патриоты, выступая на молодёжных форумах, а занимаются делом.

– Помогите нам заметить всех этих людей.

Читайте также
Свежий номер
Фоторепортажи
Мнение
Проекты и партнеры
  все
Свежий номер
Adblock
detector