издательская группа
Восточно-Сибирская правда

«Я уверен, что это надолго»

Новый гендиректор КВСУ Андрей Чурин рассказал о своём назначении на этот пост и планах развития компании

Генеральный директор компании «Востcибуголь» Андрей Чурин, назначенный на эту должность в августе, называет себя «очень публичным человеком, который никогда не скрывался от прессы». Это правда: о профессиональной деятельности Чурина в рамках En+, его рабочих планах и результатах их осуществления в СМИ есть масса информации. О том, чем занимался Андрей Чурин до старта карьеры в энерго- угольном холдинге, можно узнать только по сухим сводкам из биографических справок. Между тем нынешний глава КВСУ начинал как бизнесмен, причём стал директором компании в 19 лет, а затем долгое время работал в банковском секторе. Однако, придя в угольную промышленность, понял, что хочет связать свою дальнейшую карьеру именно с ней.

Карьера Андрея Чурина началась, когда ему было девятнадцать, причём сразу с должности директора фирмы. Студент Ростовского института народного хозяйства Чурин, учась на втором курсе специальности «финансы», создал собственный бизнес в Ростове. 

– Это было начало 90-х годов, как раз стартовала чубайсовская приватизация, – вспоминает Андрей Чурин. – Моя компания оказывала услуги по подготовке предприятий Ростовской области к приватизации.

– Как вы сумели сориентироваться тогда, будучи студентом, что это станет выгодным занятием?

– Было совершенно очевидно, что изменения в экономике страны необратимы, что разгосударствление и приватизация государственных предприятий примет масштабный характер в рамках государственной политики. При этом большая часть людей, потенциальных участников процесса, не совсем понимали, о чём идёт речь, на техническом уровне. Законы и подзаконные акты, регулирующие процесс, принимались параллельно с ведением практической работы. Существовал колоссальный дефицит людей, обладающих достаточными юридическими и финансовыми компетенциями, необходимыми для правильной подготовки документов и проведения процедур в действующем законном поле. А значит, на этом можно было попытаться заработать. Деньги студенту, насколько вы понимаете, были нужны очень сильно. Поэтому я создал консультационную компанию по подготовке предприятий к приватизации, получил 21-е по счёту разрешение на проведение в Ростовской области такого рода работ. Клиенты находились быстро: множество предприятий и в Ростове, и в Ростовской области должны были пройти через приватизацию, и региональная администрация направляла их к аккредитованным консультантам.  Вопрос с сотрудниками компании решился нетрадиционно: утром я учился в институте, а после обеда вместе с некоторыми своими преподавателями работал как консультант.

В итоге за пару лет с нашей помощью было приватизировано приличное количество предприятий. Дело, в общем, продвигалось достаточно успешно, появились серьёзные связи в бизнес-среде. В итоге, окончив институт с красным дипломом, получил приглашение на работу в Москве, продал свою компанию и уехал. 

– Не тяжело было принимать такое решение? Ведь вы ещё со времён института привыкли к самостоятельности, руководству людьми, а тут надо уходить под чужое начало? 

– Видите ли, к тому времени стало ясно, что центр деловой активности перемещается в столицу. Очень хотелось быть в гуще событий. Кроме того, масштаб деятельности предполагался совершенно другой. Меня пригласили в коммерческий банк на проектную работу, заниматься старт-апами, мы делали различные бизнесовые проекты с нуля. Одной из составляющих нашей деятельности были инвестпроекты в горнорудной отрасли, в рамках которых в наше поле зрения попал проект, связанный с приобретением ОАО «Ростовшахтострой». 

– Вот так вы в угольной промышленности и оказались? 

– Верно, после приобретения предприятия я стал первым заместителем генерального директора «Ростовшахтостроя» по финансам. На начальном этапе было тяжеловато – пришлось потратить много сил и времени на самообучение. Объехал основные страны, где велась добыча полезных ископаемых шахтным способом, разобрался в технологии строительства подземных сооружений, понял специфику взаимоотношений с заказчиками шахтопроходческих работ. Наше предприятие, до того работавшее в основном на региональном рынке Восточного Донбасса, «рвануло» и вышло на российский рынок шахтостроительных услуг. 

– Как во время той бурной деятельности вы успели получить кандидатскую степень? 

– Ну, когда спишь по три-четыре часа в сутки, многое можно успеть. Хотя, конечно, было очень тяжело, потому что жил я тогда в Ростове, работал в городе Шахты – это в ста километрах от областного центра, защищал диссертацию в Воронеже – это ещё 450 километров, а большая часть вопросов по работе решалась в Москве. Вот я по этому кругу то на машине, то на самолёте мотался. 

– А зачем состоявшемуся в бизнесе человеку вообще понадобилась кандидатская? 

– Логика простая: у меня был накопленный материал. А я всегда, если дело касается научной работы, стараюсь найти ей практическое применение. Диссертация называлась «Проблемно-ориентированный механизм устойчивого развития предприятия». В ней я предложил математическую модель расчёта экономической инерции. Определённые результаты, полученные в ходе написания и защиты диссертации, мне удалось применить в практической работе компании «Донской уголь», генеральным директором которой я тогда являлся. 

Если продолжать рассказ об образовании, то после этого я ещё четыре года проучился в Новочеркасском политехническом университете и получил диплом горного инженера. 

– Снова стать студентом вы решили потому, что к тому времени плотно связывали свою карьеру с угольной промышленностью?

– Да, я понял, что в сферу чистых финансов уже не вернусь. Мне стал безумно интересен процесс добычи  угля, прежде всего тем, что каждый проект в этой сфере уникален – по горно-геологическим условиям, гео-

графии расположения, качественным характеристикам и маркам. Тогда я понял, что практический опыт в угольной промышленности необходимо подкрепить соответствующей теоретической базой. Поэтому и пошёл в Новочеркасский политех. 

«Я за то, чтобы давать сотрудникам максимум свободы»

С марта 2008 года Андрей Чурин был назначен управляющим директором по угольному бизнесу En+ Group. В сферу его компетенции входят развитие и управление угольным бизнесом En+, поиск, анализ и реализация инвестиционных проектов, связанных с добычей энергетического и коксующегося угля, антрацитов и сопутствующих продуктов. А в марте нынешнего года Чурин начал совмещать работу в этой должности с руководством компанией «Востсибуголь». 

– Как видно из вашей биографии, вы относитесь к себе очень критично и соглашаетесь только на те проекты, насчёт которых уверены, что сможете приносить там реальную пользу. Значит, когда вам предложили возглавить КВСУ, вы не сомневались в своей готовности к этой должности?

– Дело в том, что несколько лет я был членом совета директоров КВСУ, а потом и его председателем. Всё это время принимал активное участие в работе совета директоров. Поэтому, когда мне было предложено занять должность генерального директора, особых сомнений не было. 

– Каковы, на ваш взгляд, перспективы у компании? Что для того, чтобы они стали реальностью, планируете поменять в её деятельности? 

– Перспективы хорошие и у «Востсибугля», и у большого угольного бизнеса, которым я занимаюсь на уровне En+ Group, в принципе. Основные задачи – увеличение объёма добычи угля по всем направлениям. Естественно, это потянет за собой поиск новых рынков сбыта, и в первую очередь мы нацелены на страны Азиатско-Тихоокеанского региона. Далее – поиск потенциально интересных угольных активов, расширение ресурсной базы. Решение данных задач будет осуществляться на основе долгосрочного – пятилетнего – планирования. До настоящего времени существовала система годового планирования, которая, на мой взгляд, не позволяла компании оценить реальные перспективы своего развития. Пять лет – это более серьёзные планы и расчёты и более уверенный взгляд в будущее. 

– Есть начальники, которые стараются сосредоточить большую часть полномочий в своих руках, перерабатывают, но стремятся самостоятельно контролировать все основные процессы, происходящие в компании. Есть менеджеры, с высоким уровнем доверия относящиеся к своим подчинённым и умеющие грамотно распределять между ними полномочия. Какая стратегия управления вам ближе? 

– К работе в компании есть много подходов, и задача руководителя – выбрать оптимальный. Понимаете, в чём дело, жизнь устроена так, что возможность понять, насколько правильным было принятое сегодня решение, наступит, может быть, совсем не скоро. Однако очень хочется, чтобы за результаты своей работы не было стыдно, а, напротив, ими можно было гордиться. Поэтому как руководитель прежде всего я стараюсь вникнуть в суть происходящих в компании событий до самых мелких деталей. Если описывать мои отношения с людьми, то они выглядят так: я ставлю сотрудникам задачи и спрашиваю о результате – процесс их решения меня начинает интересовать только в случае возникновения каких-либо проблем. То есть я за то, чтобы давать сотрудникам максимум свободы и пространства для креатива и самостоятельности. 

Увлечение всей жизни 

– За такой бурной деятельностью остаётся время на отдых в Иркутской области? 

– Честно говоря, я только однажды за всё это время побывал в Листвянке, выдалось свободное воскресенье. Дальше посмотрим, планы на отдых – это хрупкая штука. На самом деле Иркутская область – край благодатный, красивый, мне очень нравится местная природа. К тому же я люблю заниматься зимними видами спорта, а здесь регион снежный, что мне на руку. Например, я уже больше 30 лет катаюсь на горных лыжах. Когда это стало модным, у меня всё спрашивали: мол, тоже подвергся влиянию времени? Но я только смеялся: когда я начинал, мои первые лыжи вообще были деревянными, а ботинки были сделаны из натуральной кожи и про этот вид спорта мало кто знал. 

Ваша семья поддерживает это увлечение? 

– Да, жена, сын и дочь тоже любят покататься вместе со мной на лыжах. Для всех нас это лучший отдых. 

Читайте также
Фоторепортажи
Мнение
Проекты и партнеры
  все
Свежий номер
Adblock
detector