издательская группа
Восточно-Сибирская правда

Осознанный выбор Юрия Матлашевского

Директор Ново-Иркутской ТЭЦ Юрий Матлашевский в детстве мечтал стать моряком. Свою мечту он осуществил, прослужив на атомной подводной лодке шесть лет, однако в определённый момент решил вернуться к гражданской жизни и стал энергетиком, о чём ничуть не сожалеет. Об этом он рассказал корреспонденту «Сибирского энергетика» Егору ЩЕРБАКОВУ, попутно пояснив, почему руководителю ТЭЦ так важно общаться непосредственно с рабочими.

– Юрий Афанасьевич, судя по фамилии, у вас были польские предки. Каким образом они оказались в Сибири? 

 – К сожалению, я родословную свою плохо знаю. Мои родители оказались в Сибири по той же причине, что и миллионы советских граждан, – после Великой Отечественной войны их репрессировали. Вся вина была в том, что они оказались не в том месте не в то время. Потом их, как и многих других, естественно, реабилитировали, – рассказал Юрий Матлашевский. Начали мы разговор о семье. Сразу после войны бабушку, мать Матлашевского – тогда ей был 21 год – и её десятилетнего брата по политической статье сослали в Черемховский рай-он, село Осадчево. Отец с Западной Украины попал сюда тем же путём. «С его стороны, кстати, у нас польские и украинские корни перемешаны», – пояснил он. 

– Вы первый энергетик в семье? 

– Нет, в нашей семье я не первый. Первой стала моя старшая сестра Надежда Афанасьевна Третьякова. Она, окончив Иркутский политехнический институт, по направлению уехала в Хабаровск и до выхода на пенсию в этом году проработала в энергетике на различных должностях, от начальника смены станции на ТЭЦ-2 в Хабаровске и до ведущего специалиста ОДУ Востока. 

– Ваша карьера связана исключительно с «Иркутскэнерго», в частности, вы руководили Усть-Илимской ТЭЦ, а до этого работали на Ново-Иркутской ТЭЦ. Какие ещё вехи были в ней?

– В Усть-Илимск я переехал в 2003 году по приглашению Валерия Петровича Юшманова, который тогда возглавлял Усть-Илимскую ТЭЦ.  А в компании я начал работать в 1987 году, когда уволился из ВМФ, где проходил сверхсрочную службу на атомной подводной лодке. Как и положено, я прошёл все рабочие специальности, далее был заместителем начальника турбинного цеха, а затем Виталий Николаевич Филиппов, на тот момент главный инженер Ново-Иркутской ТЭЦ, пригласил меня на должность заместителя начальника ПТО по оптимизации производства. А когда Ново-Иркутская ТЭЦ, ТЭЦ-5 и Иркутские тепловые сети были объединены, я возглавил единый производственно-технический отдел. 

– Но в энергетике вы оказались не сразу, сначала был флот…

– Меня туда романтика привлекла – в детстве я читал очень много приключенческой литературы, Жюля Верна и других писателей. И так, живя вдалеке от моря, я море полюбил. Учёбу в школе заканчивал в Хабаровске и поехал поступать в Дальневосточное высшее инженерное морское училище имени адмирала Невельского (в настоящее время – Морской государственный университет. – «СЭ»), где готовят кадры для гражданского флота. После успешной сдачи вступительных экзаменов при прохождении медицинской комиссии был признан непригодным. Требования к абитуриентам предъявлялись очень высокие, я по всем подходил, кроме зрения. В установленный срок меня призвали в армию и после прохождения военно-врачебной медицинской комиссии направили в учебный отряд подводного плавания. Я решил связать свою судьбу с военным флотом и поступил в школу ВМФ, которая готовила специалистов со среднеспециальным образованием, прошел двухгодичное обучение во Владивостоке, был распределён на Камчатку, где и прослужил шесть лет на ракетном подводном  крейсере стратегического назначения. Затем решил, что служба во флоте всё-таки накладывает определённые ограничения, и вернулся к гражданской жизни. Приехал в Иркутск, а поскольку я проходил службу в качестве  старшины команд турбинного и электротехнического отсеков, то не раздумывая пошёл устраиваться на ближайшее предприятие, связанное с энергетикой, – Ново-Иркутскую ТЭЦ. 

– Не жалеете, что сделали выбор в пользу энергетики?

– Нисколько. И не потому, что служба в армии перестала быть престижной, а потому, что это был осознанный выбор. 

– Хотели бы вы привнести что-то из приобретённого на Усть-Илимской ТЭЦ опыта в работу Ново-Иркутской ТЭЦ? 

– На Усть-Илимской ТЭЦ ещё до моего прихода успешно реализовывали программу повышения эффективности производства, там была создана очень серьёзная школа специалистов в этом направлении. Поскольку я занимался непосредственно вопросами оптимизации на Ново-Иркутской ТЭЦ, я активно включился в эту работу и реализовал некоторые свои идеи. При этом получил много нового опыта, позволившего мне по возвращении в Иркутск по-иному взглянуть на организацию работы на Ново-Иркутской ТЭЦ. Что-то уже удалось реализовать, например соревнование вахт по выполнению показателей, направленных на повышение эффективности использования топлива, надёжности оборудования и норм охраны труда. По итогам третьего квартала [действия нововведения] стало понятно, что люди восприняли это новшество позитивно. Есть и другая идея, которую до конца не реализовал, – создание в коллективе атмосферы сопричастности каждого сотрудника, от слесаря до директора, к реализации программы сокращения издержек и повышения эффективности производства. Для этого технические руководители и их заместители работают непосредственно внутри бригад, вахт, стараются создать такие условия для персонала, которые позволяют каждому понять все аспекты программы. Мы стараемся рассматривать и реализовывать не крупномасштабные предложения по повышению эффективности производ-ства – их уже давно выдвинули и реализовали, – а какие-то идеи со стороны простых работников, тех, кто непосредственно отвечает за режим работы оборудования, обслуживает и ремонтирует его. У них есть потенциал, который мы, может быть, не видим со своих рабочих мест. Поэтому я ставлю задачу себе и руководителям в личных беседах и встречах с рабочими простым человеческим языком объяснить, чего мы хотим добиться и как они могут реализовать себя в роли рационализаторов. Большинство из них  добросовестно исполняют должностные обязанности, но этого сегодня недостаточно, нужна инициатива. 

– Прогнозируют, что осенне-зимний период нагрузок на ТЭЦ «Иркутскэнерго» в 2011-2012 годах будет рекордным, в то же время прошлой зимой Ново-Иркутская ТЭЦ работала почти на пределе возможностей. Что-то сделано для снижения рисков? И что ещё можно для этого сделать? 

– К  осенне-зимнему периоду мы готовимся довольно давно, и для НИТЭЦ уже нет менее или более напряжённых ОЗП. Станция несколько лет работает с почти максимальным коэффициентом использования тепловой и электрической мощности в холодный период. В этом году почти в полном объёме реализованы две масштабные программы. Повышена надёжность работы тракта топливоподачи. Мероприятия, предусмотренные в этой программе, позволяют увеличить его производительность, так что здесь мы проблем не ожидаем. Кроме того, реализована программа повышения надёжности котельного оборудования: проведено значительное количество капитальных и расширенных текущих ремонтов, в больших объёмах выполнена замена поверх-ностей нагрева котлоагрегатов. Комплекс работ проведён по турбинному и электротехническому оборудованию. Поэтому Ново-Иркутская ТЭЦ свою установленную мощность нести может и нести будет.  30 ноября мы завершим плановый ремонт шестого котла, и с этого момента всё оборудование – восемь котлов и пять турбоагрегатов – будет готово нести номинальные нагрузки. 

– На повышение надёжности Ново-Иркутской ТЭЦ направлен и проект по переносу на неё энерго-блока с Усть-Илимской ТЭЦ, о реализации которого заговорили в этом году.  

– Энергоблок – слишком громко сказано, речь идёт о турбоагрегате. Идея возникла ещё в 1998 году, когда в опытно-промышленную эксплуатацию на Ново-Иркутской ТЭЦ ввели котлоагрегат № 8. У нас возникла такая ситуация, что котёл № 7 оказался лишним: при работе восьмого котла производительностью 820 тонн пара в час и пятого турбоагрегата с максимальным расходом пара 805 тонн в час на него просто не нашлось ещё одной турбины. 

Чтобы решить эту проблему, рассматривались различные варианты – установка ещё одной турбины Т-185, установка ПТ-80, ПТ-135 или ПР-100. В 2008 году, как вы знаете, наша компания всерьёз взялась за программу развития, и  в тот момент рассматривалось немало проектов, направленных на развитие генерирующих мощностей. Для них было выдвинуто одно условие: стоимость не должна была превышать 18000 рублей на 1 кВт мощности. В числе таких проектов оказались и те, что предполагали использование мощностей, не востребованных на некоторых объектах компании. В своё время станции строились при крупных промышленных предприятиях, скажем, нефтеперерабатывающих или лесоперерабатывающих заводах. В постсоветское время часть мощности Усть-Илимской ТЭЦ оказалась невостребованной – на Усть-Илимском ЛПК построили свою станцию. И без потребителя осталась новая машина, наработавшая не больше 40 тысяч часов. Специалистами НИТЭЦ, теплотехнической службы ИД данный вариант был предложен на рассмотрение главному инженеру компании Евгению Новикову, получил одобрение и далее в виде расчётной финансовой модели был представлен генеральному директору ОАО «Иркутскэнерго» Евгению Фёдорову и утверждён. 

– На какой стадии проект находится сейчас?

– На сегодняшний день техническое задание уже разработано и утверждено, с «ЕвроСибЭнерго-инжиниринг» заключён договор на разработку проекта. Эту работу планируется закончить до 30 июня 2012 года. Параллельно в следующем году будет заказано оборудование и осуществлены работы, которые в межотопительный период необходимо выполнить на Усть-Илимской и Ново-Иркутской ТЭЦ. Надеемся, что по утверждённому графику турбоагрегат будет сдан в эксплуатацию не позднее 30 июня 2013 года. 

– Получается, что запуск не произойдёт в ближайшей перспективе?  

– Да, выходит, что так, потому что мы все прекрасно понимаем: одно дело монтировать оборудование из вагонов на участки, не связанные до момента окончания стротельства с технологическими системами, а другое – демонтировать  и монтировать оборудование, взаимосвязанное с технологическими системами действующего предприятия. На Усть-Илимской и Ново-Иркутской ТЭЦ придётся провести ряд серьёзных технических мероприятий, связанных с реконструкцией главного корпуса, паропроводов и других систем. 

– В списке управляющих компаний и товариществ собственников жилья, доступном на официальном интернет-сайте, значится ТСЖ «Южные сети–3», которое вы возглавляете. Это действительно так, вы его возглавляете? 

– Это действительно не так. В 2003 году я передал дела другому человеку, но до этого в течение пяти лет возглавлял это товарищество, был его первым председателем. Созданию ТСЖ предшествовала передача жилых домов, которые были на балансе «Иркутскэнерго», в муниципальную собственность. Часть жилфонда по определённым причинам передать муниципалитету не удалось, поэтому было решено организовать ТСЖ. Группа домов была на балансе Южных электрических сетей, и мои коллеги на общем собрании жильцов избрали меня председателем, правда без моего участия. Почему выбрали, им виднее. В тот момент я трудился в смене и мог совмещать работу на ТЭЦ и обязанности председателя ТСЖ. Когда был переведён на должность заместителя начальника турбинного цеха, времени перестало хватать, так что я нашёл себе  преемника, инициировал собрание жильцов и передал ему все дела товарищества. ТСЖ сейчас продолжает существовать в том виде, в каком я его организовал, и с тем персоналом, который я набрал для ремонта и обслуживания жилья. 

– В последние годы наблюдается тенденция, при которой энергетикам передают в управление коммунальные сети, а в настоящее время даже прозвучало предложение пустить их в сферу ЖКХ в роли учредителей или соучредителей управляющих компаний. Как вы – человек, можно сказать, на себе её испытавший – относитесь к такой инициативе?

– Инициатива администраций городов, передающих энергетикам инженерные сети, понятна. В коммунальном хозяйстве достаточно давно царит бардак и накопилось множество проблем. Опыт сотрудничества с местными администрациями – а вы знаете, что практически во всех городах Иркутской области и России сети либо проданы, либо переданы в аренду или концессию энергетическим компаниям, – показал, что им выгодно запускать энергетиков в эту сферу. Их проблемы исчезают и ложатся на нас, а мы, благодаря высокой степени организованности, дисциплине и умению управлять сетями, с ними справляемся. Это, с одной стороны, позволяет обеспечить надёжное и стабильное теплоснабжение потребителей, с другой – избавляет от перепродавцов, которые эксплуатируют сети по принципу максимального извлечения прибыли, не вкладывая средства в обновление фондов. Но если заходить в сферу ЖКХ ещё дальше и учреждать управляющие компании, то надо тщательно взвешивать все «за» и «против». Большая энергетика со своими правилами и порядками должна быть несколько обособленной. Потому что если мы вместе с организацией теплоснабжения войдём в сферу работы управляющих компаний, то весь груз проблем, которые там накопились, ляжет на нас. Клубок проблем там огромен, и без участия государства распутать его если и можно, то только со значительными финансовыми затратами. Поэтому прежде, чем туда заходить, нужно в каждом отдельном случае серьёзно анализировать ситуацию. Скажем, если без этого наступит коллапс, то участвовать в работе УК просто необходимо, а там, где управляющие компании выступают честными деловыми партнёрами, делать это смысла нет.    

Юрий Афанасьевич Матлашевский родился 17 сентября 1961 года в селе Осадчево Черемховского района Иркутской области. С 1978 по 1987 год служил в ВМФ. В 2002 году заочно окончил Иркутский государственный технический университет. В «Иркутскэнерго» пришёл в 1987 году, до 2006 года работал на Ново-Иркутской, а с 2006 по 2011 год – на Усть-Илимской ТЭЦ. В настоящее время возглавляет Ново-Иркутскую ТЭЦ. Женат, трое сыновей. 
Читайте также
Фоторепортажи
Мнение
Проекты и партнеры
  все
Свежий номер
Adblock
detector