издательская группа
Восточно-Сибирская правда

Минуты счастья Владимира Спивакова

VII фестиваль «Звёзды на Байкале» завершился в Иркутске

  • Автор: Татьяна ПОСТНИКОВА

«Это сумасшествие в хорошем смысле заканчивается, как бы я ни хотел его растянуть», – сказал во вторник в финале фестиваля «Звёзды на Байкале» его художественный руководитель Денис Мацуев. На следующий день вместе с оркестром иркутской филармонии он улетел в Москву, чтобы исполнить там концерт в честь 75-летия Иркутской области. А в среду в Иркутске Владимир Спиваков сыграл сразу два концерта – днём в исполнении маэстро прозвучали кантаты Баха, а вечером зрители смогли увидеть проект «Час Чаплина», которыми завершился седьмой фестиваль «Звёзды на Байкале». «Я знаю, что я здесь дома», – сказал перед отъездом Владимир Спиваков и пообещал обязательно вернуться сюда снова.

Из Парижа с любовью

В Иркутск Владимир Спиваков прилетел из Парижа в понедельник. На назначенной на следующий день пресс-конференции, которая началась за несколько часов до совместного концерта маэстро и Дениса Мацуева, он первым делом отметил, как за семь лет существования изменился фестиваль. Спивакову есть с чем сравнивать: с камерным оркестром «Виртуозы Москвы» он выступал на первом фестивале в 2004 году, а в 2009-м дал сольный концерт накануне своего 65-летия. За это время многое изменилось: фестивальная атмосфера, по его словам, начинает ощущаться ещё в самолёте, по пути сюда. 

– Понимаете, чувствуется, что люди живут фестивалем. Это важно. То же самое произошло во французском городе Кольмаре. Вначале жители тоже не знали, а сейчас даже с экономической точки зрения это ощущается: все гостиницы на фестивале переполнены, все рестораны работают. Естественно, люди что-то хотят купить. Женщины хотят причесаться перед концертом. Во всех парикмахерских запись. Видите, как получается: одно тянет за собой другое.

В Иркутск Владимир Спиваков привёз свою знаменитую скрипку Страдивари, которая до среды, по его словам, пребывала в «скверном настроении». «Потому что у меня нет возможности к ней прикоснуться, а она требует человеческого тепла, любви и, главное, на ней нужно работать, она ничего не прощает», – объяснил маэстро. И пообещал, что в день, когда состоится его сольный концерт, на котором будут исполнены кантаты Баха, он восполнит этот пробел. «Надеюсь, завтра часа полтора разыграюсь до репетиции, потом ещё часа полтора порепетирую, а потом часовой концерт», – с удовольствием поделился он планами.

Помимо скрипки вместе со Спиваковым приехал ещё и Национальный филармонический оркестр России, художественным руководителем и главным дирижёром которого музыкант является уже девять лет. Это первый приезд знаменитого музыкального коллектива в Иркутск. «Надеюсь, не последний», – заметил директор оркестра Георгий Агеев и рассказал, как формируется фестивальная программа. Как выяснилось, главный принцип тут, как и везде, простой: «Прелесть жизни – в разнообразии». 

– Сегодня поют певцы, завтра играет скрипач или пианист, потом мы делаем «Реквием» или «Колокола» Рахманинова, а потом – «Чаплина», – объяснил он на примере. Музыкальный проект «Час Чаплина», который увидела и иркутская публика, по словам Георгия Агеева, аналогов в России не имеет. Это полуторачасовой фильм, который подходит абсолютно для всех возрастов и у всех вызывает широкую гамму чувств – от детского смеха до светлых слёз. «И главное, всё это в совершенно феноменальной оркестровке», – добавляет Агеев. Несколько лет назад нечто подобное уже сделал крупнейший американский оркестр – Кливлендский, который потом проехал по США с 24 концертами. И все они имели огромный успех. В России повторить то же самое оказалось сложно в первую очередь технически. 

– Надо было получить права у огромного количества фондов, – рассказывает  директор оркестра. – Но когда мы это сделали, проект «Час Чаплина» сразу стал настолько  популярен и востребован, что от нас бесконечно требуют повторения. Мы показали его в Москве дважды. Но уже после первого раза пошли звонки и письма с просьбами ещё, ещё и ещё. В Питере пока ни разу не показали «Чаплина», так к нам сейчас звонят члены правительства, Кудрин и все остальные, спрашивают, в чём дело – в Москве было, а у них в Питере дети, внуки и они хотят, чтобы там это  тоже увидели. И вот сейчас мы покажем этот проект у вас. Надеюсь, что вам понравится.

«Приехал сам»

Спиваков признаётся, что для него главное – не звания и награды, а любовь публики и музыкантов, с которыми он работает. Иркутская публика в полной мере ответила  ему взаимностью, четыре раза вызвав маэстро на бис. Он с удовольствием играл – вальс из балета «Маскарад» Хачатуряна, затем его лезгинку и другие произведения. Перед финальным поклоном Владимир Спиваков сказал со сцены: «Человеческая жизнь измеряется не годами и не часами, а минутами счастья. Они у нас были и, надеюсь, ещё будут».

– Как вам удаётся совмещать работу сразу с двумя оркестрами? 

– А как мы с детьми управляемся? У меня сейчас дочка поехала учиться в Америку, в Бостон, джазовому пению. Я говорю: «Анечка, я за тебя так волнуюсь». Она отвечает: «Папуль, ну я ведь хорошо воспитанная девочка». Так что у меня очень хорошо воспитанные дети – и «Виртуозы», и Национальный филармонический оркестр. И Денис тоже. (Смеётся.)

– Как-то вы сказали, что никогда не расстаётесь с партитурами. Над чем работаете сейчас? 

– Недавно мы с Денисом немного отдыхали, две недели провели вместе.  И я занимался оперой Чайковского «Евгений Онегин». Сам расписывал штрихи, делал аппликатуру для оркестра. Я люблю все ингредиенты приготовить сам. И это тот проект, который не совсем скоро, но, я надеюсь, осуществится. 

Сейчас мы заканчиваем турне с Национальным филармоническим оркестром, у  нас ещё два концерта в Красноярске. Потом у меня целая серия концертов с «Виртуозами Москвы» в Подмосковье, а после мы летим в Баку. Вообще всё расписано на два года вперёд. Каждый раз, когда мы друг с другом договариваемся, вынимаем свои бумажки и начинаем смотреть: так, я здесь в Японии, а здесь –  в Америке, а здесь у меня фестиваль в Омске, а здесь – в Перми. Вот как-то так.

– Вы очень много гастролируете. Есть ли разница, перед какой публикой выступать  – российской или зарубежной? 

– Совершенно честно скажу, что больше всего я люблю выступать в России. Я только что прилетел из Парижа, так что у меня ещё французское время, так вот там – иначе. Там это какая-то социальная обязанность. Считается очень престижным прийти на концерт, потом поговорить об этом, мол, тогда-то я был на открытии сезона Французского национального оркестра, дирижировал Спиваков и так далее. А здесь ты приезжаешь – и люди рвутся на концерт. Ни одного свободного места. Молодые люди в дверях меня встречают, просят: «Не могли бы помочь пройти?» Вчера устроили десять человек – сидели на сцене на дополнительных стульях. 

– Часто вам вот так приходится проводить зрителей на концерт и добавлять стулья на сцену?

– Когда играют «Виртуозы», это случается в России везде. Потому что, когда играет Национальный филармонический, вся сцена заполнена музыкантами. Хотя когда играют «Виртуозы», это происходит не только в России. Впервые за многие годы в Линкольн-центре в Нью-Йорке, когда у нас было мировое турне в честь 30-летия оркестра, на сцене сидело 150 человек. Как-то они умудрились уговорить всех – пожарных, администрацию, профсоюзы и прочих. А в Америке это сделать очень трудно, потому что один отвечает за микрофоны, другой – за стулья, третий – за  часы. У них там жуткое разделение обязанностей. Но, несмотря на это, там сидели люди. Я, конечно, очень удивился.

– Есть ощущение, что классика сегодня во всём мире переживает новое рождение. В чём причина?

– Я думаю, в России в этом отношении лучше, чем везде. Потому что есть такие люди, пассионарии, что называется, как Денис и как его сосед (Владимир Спиваков и Денис Мацуев сидят бок о бок. – Авт.). Мы что-то стараемся делать. И, видите, что-то получается. Благодаря этому строятся залы. И у вас тоже будет зал, и во многих других городах. Люди хотят нормальной обстановки. Мы когда-то приехали в Грузию открывать зал, который тоже был построен благодаря фигуре и замечательному человеку Джансугу Кахидзе. Был такой музыкант, дирижёр и товарищ, благодаря его усилиям в Тбилиси построили новый зал. Открыть его приехали «Виртуозы Москвы». Есть даже фотография: там люди просто как пчёлы в улье. Музыканты не могли встать и уйти со сцены, потому что стулья сразу забирали. Я вспоминаю смешной случай: за моим контрабасистом Григорием Ковалевским сидел грузин, очень солидный человек, и у него на каждом колене сидело по ребёнку. И во время концерта, в таком тихом-тихом месте, я слышу, как он трогает контрабасиста и говорит: «Подвинься, слушай, детям Спивакова не видно».

Был ещё один случай, когда Национальный филармонический оркестр только начал свою деятельность, у нас тогда было первое турне по России. В одном из городов, в Ростове, мы приехали и увидели такую надпись: «Национальный филармонический оркестр России. 110 человек. Художественный руководитель и дирижёр народный артист СССР Владимир Спиваков». И самыми большими буквами было написано: «Приедет сам».

– Сегодня вы руководите двумя крупными оркестрами. Не исключено, что через несколько лет возглавите что-то ещё? 

– Да, такая возможность у меня есть. Я очень доволен, что работаю у себя в стране на своём любимом русском языке и с людьми, которых понимаю и с которыми готов разделить горе и радость. Вообще, если человек не ставит новых целей перед собой, значит, он остановился в развитии. А если ставит, и стремится, и движется к ним, значит, он живёт и у него есть энергия любви. Может, в каком-то смысле это энергия заблуждения. Но это тоже хорошая энергия.

Читайте также
Свежий номер
Фоторепортажи
Мнение
Проекты и партнеры
  все
Свежий номер