издательская группа
Восточно-Сибирская правда

Наш ответ Европе

Standard & Poor’s признало кредитный рейтинг региона лучшим, чем в Испании

Бюджет Иркутской области на этой неделе вновь стал предметом интереса Standard & Poor’s. Заместитель директора группы региональных и муниципальных финансов Standard & Poor’s Карен Вартапетов и аналитик Александра Балод объявили о возможном повышении кредитного рейтинга региона до конца года. Между тем вместо демонстрации эффективности бюджетной политики вице-премьеру правительства Алексею Зезуле пришлось отвечать на не очень приятные вопросы журналистов: существует ли реально «бюджет развития» и когда появится чёткий список инвестпроектов, которые в отличие от детсадов способны не только «посасывать» бюджет, но и возвращать деньги?

Обсуждение бюджета Иркутской области на 2013 год и перспективу на 2014–2015 годы уже не первую неделю ведётся в правительстве и Заксобрании. В обстановке тайны, без участия журналистов и населения, депутаты уже провели с минфином нулевое чтение трёхлетнего документа. 8 ноября на публичные чтения, очевидно, будет вынесен уже «прилизанный» и бесконфликтный проект закона. Такая забота о душевном спокойствии населения, конечно, делает честь власти. Хотя вызывает это вполне ожидаемую реакцию: раз собираются за закрытыми дверями, значит, есть что скрывать. Напомним основные параметры бюджета на 2013 год: расходы – 88,1 млрд. рублей, доходы – 86,1 млрд. рублей. А вот исполнение бюджета нынешнего года, как неоднократно замечали сами депутаты, приближается к 100 млрд. рублей. Тем не менее на 2014 и 2015 годы доходы прогнозируют до 85 и 88,7 млрд. рублей соответственно. Правитель-

ство объясняет это тем, что не за горами кризис, и потому предлагает действовать умеренно. Кроме того, финансисты настаивают на том, что в будущем налоговые поступления снизятся. Правда, называют только один параметр – ликвидацию льготы по НДПИ для ВЧНГ. И предлагают заложить резервный фонд в 4,1 млрд. рублей. Никто не говорит вслух, но очевидно одно: увеличение обязательств, которые федеральная казна последовательно «скидывает» на регионы, влияет на консервативную политику местных финансистов куда как сильнее, чем мировой кризис. 

Собственно, специалисты Standard & Poor’s приехали не только для того, чтобы похвалить региональный минфин, но и посмотреть, каковы «резервы гибкости» региональной казны в связи с тем, что федеральный центр наложил новое бремя на регионы. «Кредитный рейтинг – это оценка нашей деятельности на международном уровне, – заявил вице-премьер правительства Иркутской области Алексей Зезуля. – Рейтинг используется разного рода организациями, в первую очередь, когда мы занимаем деньги. По сути дела, в последние годы он стал таким косвенным рейтингом инвестиционной активности». «Чем выше рейтинг, тем дешевле заёмные средства достаются», – добавил Карен Вартапетов. По его мнению, рейтинг действительно может служить ориентиром для внешних инвесторов, которые хотят войти в область. За последние три года рейтинг Иркутской области пересматривали шесть раз, и каждый раз в сторону увеличения. В 2011 году было три пересмотра. «Сейчас рейтинг находится на уровне BB, и прогноз позитивный, – сообщила Александра Балод. – По нашему определению, это означает, что в течение ближайшего года есть вероятность более 30%, что рейтинг ещё раз будет повышен». «На самом деле нам одной ступеньки не достаёт до Красноярского края, Свердловской области, которые мы считаем лидерами по экономическому росту, – сказал Алексей Зезуля. – Начинали с разрывом более 4-5 ступеней». Сейчас наш регион на уровне Республики Саха (Якутия). Карен Вартапетов похвалил минфин Иркутской области за то, за что его обычно критикуют Контрольно-счётная палата и Заксобрание, – консервативную политику расходов при довольно высоком уровне налоговых поступлений. «Профициты позволяют сокращать объём государственного долга, улучшать состояние ликвидности счёта бюджета», – объяснил он. 

Алексей Зезуля признал, что рейтинг – это скорее внешняя оценка работы региональных финансистов, на жизнь конкретной бабушки хождение весь день «с двумя симпатичными, умными ребятами» из Standard & Poor’s не повлияет. Но если подумать, заметил Зезуля, тот факт, что правительство всё дальше и дальше уводит бюджет от риска дефолта (а ведь именно этот риск и оценивают аналитики), для бабушки означает стабильность её финансового существования. «Некоторые муниципалитеты в Евросоюзе имеют сейчас гораздо более низкий рейтинг, чем Иркутская область», – заметил Карен Вартапетов. Когда журналисты попросили назвать регионы, Александра Балод привела в пример регионы Испании. «А уж по сравнению с Гондурасом!» – захихикали журналисты. «Не видно потока желающих переселиться из Валенсии в Иркутскую область», – заметил один из собеседников. «Отсутствие работы власти по повышению собственной эффективности делает жизнь ещё хуже, –  ответил Алексей Зезуля. – Если с позиции критики заходить, давайте ничего не будем делать!» 

Он ещё раз пояснил, почему все эти годы заработанные деньги направлялись на покрытие долга: «Сегодня нас больше беспокоит 2015 год с дефицитом 5,2% и долгом порядка 16 миллиардов». Зезуля считает, что если бы все эти годы долг не гасили, то были бы «реальные проблемы с обеспеченностью ресурсами тех обязательств, которые мы приняли». По его словам, в тот момент, когда в бюджете были свободные средства, «реальных проектов развития не было». Потому и гасили долг. «Постоянно я был критикуем журналистами: «Зачем вы сдерживаете расходы?», – расстроенно заметил зампред правительства. – На самом деле мы ни одного рубля нужных расходов не сдержали!»

Однако если мы посмотрим на областную казну 2013 года, то там проектов развития тоже не наблюдается. Согласно тезису первого вице-премьера правительства Николая Слободчикова, основная задача областной казны – очередное повышение заработной платы бюджетникам. На детские сады заложено более 700 млн. рублей. Для сравнения: в конце октября состоялся очередной конкурс инновационных проектов региона. Сумма расходов – пять миллионов рублей. В 140 раз меньше, чем на сады. Правительство заявляет, что к 2015 году регион выйдет из дотационных, и тут же констатирует: основные статьи расходов уходят опять на «социалку». Как в такой ситуации можно выйти из дотационности, не уточняется. Между тем мы все слышали о том, что спикер ЗС Людмила Берлина объявила парламентский сезон 2012–2013 «годом инвестиций и инноваций». Заметим, что слушания по инновационной политике региона в ЗС переносятся «на другое время» за последние годы уже третий или четвёртый раз. 

На вопрос журналистов, какие сегодня существуют проекты развития, Алексей Зезуля ответил: «Сейчас они формируются в рамках концепции развития инфраструктуры, которую губернатор обозначил». По его словам, это несколько направлений: промышленное (нефтянка, химико-фармацевтический кластер), транспортно-энергетическое (реконструкция Иркутского авиаузла, региональные аэропорты, дороги), туристическое (расширение ОЭЗ до Листвянки), социальное (новые технологии в финансировании социальных объектов). «Проекты должны быть чётко сформулированы, запущены и упакованы, – заявил Зезуля, – с конкретным менеджером. Мы сейчас думаем о проектной группе, которая будет сопровождать проекты за границами правительства или внутри него».

Вице-премьер заявил, что не хотел бы сейчас называть конкретные инвестпроекты «не потому, что их нет», а потому, что идёт их ревизия. Журналисты напомнили про проект биобутанола, который поддерживался правительством, да так ничем и не кончился. «Да, проект не «выстрелил»! – ответил Алексей Зезуля. – Но ведь мы ни рубля на него не потратили. Сегодня мы отзываем с биобутанола при-

оритетный проект и вновь его заявим на новых условиях. Да, и будем поддерживать, потому что если он случится, то у Тулуна будет прорыв!». Вице-премьер напомнил цифры: оказывается, общий объём инвестиций в регионе растёт темпами, превышающими темпы инфляции и даже рост «экономически развитых соседей». В этом случае, правда, непонятно, отчего прогноз налоговых доходов, согласованный с УФНС, всегда очень консервативен. В любом случае, очевидно: пока Сергей Ерощенко осваивается в новой среде, бюджет 2013 года снова сформирован по «социальному типу», а о бюджете развития можно говорить разве что через год.

Читайте также
Свежий номер
События
Фоторепортажи
Мнение
Пресс-релизы
Проекты и партнеры
  все
Свежий номер
Adblock
detector