издательская группа
Восточно-Сибирская правда

Эта беззаботная Родина

…Человек служил Родине в «горячих точках», но погиб не на войне, а от непрофессионализма и равнодушия. Никто из эскулапов, пренебрёгших своим долгом, не стал печалиться о безвременной кончине молодого человека и винить себя в равнодушии, обернувшемся трагедией. Напротив, в судебных заседаниях они энергично отбивались от «наскоков» прокурора, просившего суд удовлетворить исковые требования матери и брата погибшего. Так, представитель МСЧ-36 заявил, что больной не нуждался в экстренной помощи, он «свободно передвигался, шёл сам». Ангарская городская больница № 1 настаивала на том, что первая помощь в учреждении пациенту была оказана, поскольку «медсестра измерила давление и предложила вызвать «скорую». А больница скорой медпомощи не усмотрела причинно-следственной связи между смертью молодого человека и действиями своего специалиста, уверяя, что «диагноз он выставил правильный». Подробности в материале Людмилы Бегагоиной «Сердечная недостаточность» во вкладке «Губерния» этого номера «Восточно-Сибирской правды».

…Когда 21 ноября Дума Братска не сумела собрать кворум для принятия решения о назначении публичных слушаний по внесению изменений в Устав о прямых выборах мэра, глава города Константин Климов ещё надеялся, что в ближайшие три рабочих дня парламент всё же соберётся. Тогда удалось бы провести слушания в декабре, а к концу года принять поправки в Устав. Схему дальнейших действий Климов не скрывал: он уходит в отставку, в течение шести месяцев назначаются прямые выборы мэра. Если бы кворума не удалось получить в ноябре, Дума по этому вопросу собралась бы уже только в 2014 году. Однако события следующей недели показали: ситуация выходит из-под контроля Климова. О том, как в северной столице Иркутской области повторяется обкатанная когда-то в Усть-Илимске, Усолье-Сибирском, Черемховском районе политическая схема, в результате чего в городе с населением 250 тысяч человек может быть распущен местный парламент, материал Юлии Переломовой «Братский квест» во вкладке «Конкурент».

…За что сажают в нашей стране, широко известно. Кого сажают – тоже известно. Но мы, изумлённые российские граждане, время от времени узнаём, кого и за что не сажают в нашей стране. Офицеру полиции, топившему тело девушки вместе с непосредственным виновником её гибели (другим офицером полиции), назначили ГОД УСЛОВНО. При том, что участники процесса, кроме прокурора и судьи, остались в сильной неуверенности относительно того, кто же нанёс смертельный удар. Другому фигуранту, у которого не хватило сноровки первому дать показания на друга, дали девять лет колонии. Но подчеркнули в приговоре, что он никакой не убийца, смягчив предъявленную статью до «умышленное причинение тяжкого вреда здоровью, повлёкшее по неосторожности смерть потерпевшего». Неосторожно это всё у них получилось. Зато какой осторожный приговор: несмотря на просьбу и так гуманного гособвинителя, ещё более гуманный суд не применил к ним дополнительное наказание в виде запрета на занятие должностей в правоохранительных структурах. 

Мы обсуждали ход процесса и приговор с лучшими операми и следователями Иркутской области, которых беззаботная Родина в 45–50 лет, видимо, за ненадобностью для себя отпустила или отослала на пенсию. Их оценка: слабое следствие, слабое обвинение, слабый приговор. Вердикт нашей газеты – в материале Ангелины Саломатовой «Цена жизни» во вкладке «Иркутский репортёр».

С вами читал газету Александр ГИМЕЛЬШТЕЙН

Читайте также
Свежий номер
Фоторепортажи
Мнение
Пресс-релизы
Проекты и партнеры
  все
Свежий номер
Важное
Adblock
detector