издательская группа
Восточно-Сибирская правда

Вот пуля пролетела...

Судя по статистике, преступлений с применением оружия в регионе не становится меньше. Что делается для того, чтобы всякое ружьё находилось в правильных руках и стреляло бы только по правильным мишеням? Об этом Геннадий Лобанов, руководитель Центра лицензионно-разрешительной работы ГУ МВД России по Иркутской области, рассказал Людмиле Бегагоиной.

– Геннадий Семёнович, много неучтённых стволов сегодня гуляет по рукам и находится вне зоны контроля вашего подразделения? 

– Хватает. Ведь до 1990-х годов, до принятия Федерального закона «Об оружии», охотничьи ружья, гладкоствольные в частности, продавались свободно, без всяких лицензий. Заходи в магазин, плати деньги, даже паспорт продавец не спрашивал. И сейчас собрать все стволы, гуляющие с тех пор по рукам, и поставить их на учёт не так-то просто. Частично мы выкупаем такое нелегальное оружие у населения, а иногда и изымаем, возбуждая уголовные дела. В этом году выявлено 353 случая незаконного хранения, ношения оружия с возбуждением уголовных дел по статье 222 УК РФ, ещё 195 стволов изъято после привлечения к ответственности по статье 223 – за незаконное изготовление, переделку оружия. В прошлом году эти цифры составляли соответственно 347 и 179 изъятых у преступников заводских и самодельных поражающих устройств.

– Какое оружие чаще участвует в преступлениях – учтённое или нелегальное?

– По нашим отчётам, в 2013 году с применением оружия совершено всего 228 преступлений. Но тут имеются в виду любые орудия: и ножи, и биты в том числе. Огнестрельное же оружие участвовало в 114 криминальных разборках. И только пять стволов из этого числа относятся к арсеналу, который мы контролируем. Сами видите, бандиты отдают предпочтение незарегистрированному вооружению. Наша задача – ликвидировать этот чёрный рынок опасных доспехов. В нынешнем году проходила акция по выкупу у населения нелегальных стволов – администрация Иркутской области выделяла на эти цели три миллиона рублей, – и всё до копеечки было потрачено по назначению. Население сдало очень много оружия – 546 стволов. Больше всего среди этого количества оказалось незарегистрированных охотничьих ружей: 384 гладкоствольных, 68 нарезных. Мы приняли также 21 самодельное устройство, 70 газовых пистолетов и револьверов, даже три единицы боевого оружия, которое находится на вооружении в министерстве обороны страны. Плюс к этому более 20 тысяч патронов, 4,4 килограмма взрывчатки, две гранаты и бомбу.

– Сколько же можно выручить за незаконный ствол, бывший в употреблении?

– За единицу боевого ручного стрелкового оружия выдавали нынче 10 тысяч рублей, охотничье нарезное стоило восемь тысяч, гладкоствольное шло по пять тысяч, премия за сдачу газового травматического оружия составляла три тысячи, за взрывное устройство можно было получить четыре тысячи рублей.

– Деньги неплохие. Кто их заработал – старики доставали свои заначки или молодёжь начала разоружаться? 

– Да все подряд. Больше всего стволов с сомнительной биографией гуляет по Иркутску – в областном центре мы выплатили за сданное в этом году оружие 580 тысяч рублей, в Усть-Илимске – 207, в Качугском районе – 156, в Жигаловском и Усть-Кутском – больше сотни тысяч рублей в каждом.

– Думаете, ещё остались в загашниках у старожилов неучтённые берданки или вы последние вытрясли? 

– Думаю, запас пока не оскудел. На этот год выделенные на выкуп оружия средства закончились, но акция будет продолжаться в 2014-м. Для этого выделена крупная сумма. 

– Можете вы спрогнозировать, как результаты подобных акций скажутся на криминальной обстановке?

– Смотрите сами. 546 ружей и пистолетов сдано в этом году населением – они уже не стрельнут. Прибавьте сюда изъятые по уголовным делам 548 единиц вооружения, которые теперь тоже безопасны.

– В последнее время в оперативных сводках стало чаще мелькать травматическое оружие. С чем это связано, по-вашему?

– По всей области сегодня всего 15 тысяч единиц травматического оружия. Но его производство развивается, появляются новые виды изделий. По закону оно называется теперь огнестрельным оружием ограниченного поражения. Раньше по лицензии можно было иметь пять стволов газового оружия, теперь только две единицы оружия ограниченного поражения. Оно считается оружием самообороны. Но бывают случаи, когда на дороге один водитель не уступил дорогу другому и начинается выяснение отношений с применением травматического оружия. 

– А какие стволы больше пользуются спросом у покупателей сегодня? 

В этом году по уголовным делам изъято 548 единиц вооружения

– Больше покупают гладкоствольное охотничье оружие. С охотниками проблем мы почти не имеем, разве что случаются трагедии при нарушении правил охоты, но это уже не наша сфера влияния. Недавний случай: в Казачинско-Ленском районе два родственника пошли на охоту, коза выскочила между ними, один выстрелил и попал в другого. В больнице раненого не смогли спасти. 

– Центр лицензионно-разрешительной работы контролирует оборот легального оружия, вы возглавляете это подразделение уже седьмой год. По-вашему, стремление вооружаться у населения растёт или идёт на спад?

– Спада не наблюдается. Граждане продолжают подавать заявления на приобретение оружия. В прошлом году было 114 тысяч владельцев, сейчас уже 115. 

– Может быть, есть смысл ограничить допуск к оружию самообороны, на ваш взгляд? Ведь повышение вооружённости не связано с повышением порядка и безопас­ности.

– Пока о новых ограничениях при выдаче разрешений речи не идёт. Учитываются возраст (не меньше 18 лет), медицинские показатели, неснятые и непогашенные судимости. Сейчас обсуждается поправка в закон: не выдавать разрешение на покупку ствола тем, кто когда-либо в прошлом привлекался за тяжкие умышленные преступления. С моей точки зрения, это правильно: тех, кто совершил умышленное преступление – убийство, причинение вреда здоровью, хулиганство, – я бы таких к оружию не допускал. 

– А проблем со служебным оружием много?

– Сейчас – никаких. В этой сфере наведён порядок федеральным законом о частной детективной охранной деятельности. Три года назад упразднена служба собственной безопасности на предприятиях, это помогло организовать учёт служебного оружия. Сегодня на объектах ведомственной охраны 2200 единиц боевого оружия. У частных охранных организаций на вооружении две тысячи стволов. Раньше с сотрудниками частных агентств случались казусы – то потеряют ствол, то у них украдут. 

– Пить надо меньше. 

– Не только в этом дело. Мы стали больше предъявлять требований по комнатам хранения оружия, чаще проводить проверки. Все такие помещения поставлены на пульт централизованного наблюдения ОВО. Раньше выдавали удостоверение сотрудника частного охранного агентства и за ним сразу могли закрепить оружие. С 2010 года введены свидетельства о квалификации. Сотрудники 4 разряда работают только со спецсредствами (палки резиновые, наручники), 5 разряд даёт право на применение гражданского оружия (травматического и гладкоствольного), с 6 разрядом можно дополнительно использовать служебное оружие – котороткоствольное нарезное.

– Частные агентства помогают в охране общественного порядка?

– Перед тем как получить лицензию на охранную деятельность, они заключают с органом внутренних дел соглашение об участии в охране общественного порядка. У нас всего 290 частных охранных организаций, а соглашений заключено 206. Некоторые ежедневно выделяют сотрудников для патрулирования совместно с постовой службой, другие участвуют в массовых мероприятиях. В эстафете олимпийского огня было задействовано, например, 500 сотрудников частных агентств, собираемся привлекать их для обеспечения порядка, когда будет проходить чемпионат мира по хоккею с мечом. Потенциал частных охранных организаций должен использоваться с максимальной пользой для населения. 

Читайте также
Свежий номер
Мнение
Пресс-релизы
Проекты и партнеры
  все
Свежий номер
Adblock
detector