издательская группа
Восточно-Сибирская правда

«Мы должны научить любить, дружить и заботиться»

  • Автор: ЕЛЕНА КОРКИНА

Директор детского дома, депутат Шелеховской думы, заместитель мэра Шелеховского района по управлению социальной сферой, начальник управления губернатора по региональной политике, директор департамента семейной и демографической политики областной соцзащиты, советник губернатора Иркутской области, – опыт работы Яны Соболь в социальной сфере впечатляет. Месяц назад она была назначена управляющим Иркутским региональным отделением фонда социального страхования. О новой должности, развитии регионального отделения соцстраха, общественной деятельности и человеческом неравнодушии Яна Соболь поговорила с корреспондентом «Конкурента».

– Про существование Фонда социального страхования знают все, но далеко не каждый понимает, чем же он, в сущности, занимается.

– В жизни каждого человека происходит много разных событий, и рядом с нами, как правило, наши родные и близкие люди. Мало кто задумывается, что соцстрах тоже всегда рядом – и в радости, и в горе. Фонд выплачивает пособие по беременности и родам, финансирует медицинские организации в рамках программы «Родовой сертификат», выплачивает пособие по уходу за ребёнком. Кроме этого, Фонд выплачивает социальное пособие на погребение, помогает при травмах или несчастных случаях на производстве, оплачивает реабилитацию. Ещё одно важное направление деятельности – страхование на случай временной нетрудоспособности. Фонд не только оплачивает больничные листы, но и контролирует порядок их выдачи, продления и оформления.

– И часто встречаются нарушения?

– В лечебных учреждениях их становится меньше. Но, к сожалению, нередко поддельные листы предъявляют работники: в этом году таких случаев было уже 18. Таким образом они, очевидно, пытаются решить свои проблемы за счёт работодателя. Например, съездить в отпуск, находясь на больничном. Люди даже не задумываются, что бланк листка нетрудоспособности – это финансовый документ, а его подделка уголовно наказуема. Исключить из оборота подделки помогут электронные больничные: документ будет заполняться в медучреждениях, единая база будет открыта как для работодателей, так и для работников. Кроме того, гражданам станет доступна вся информация начиная с момента открытия листа и заканчивая выплатой самого пособия, а врачи смогут больше времени уделять людям. 

– Направлений деятельности у Фонда много. Какое является наиболее важным?

– Сегодня одна из главных задач иркутского отделения – обеспечение финансовой стабильности си-стемы социального страхования, а значит, взыскание задолженностей. Один из основных источников финансирования Фонда – страховые взносы работодателей и граждан, занимающихся индивидуальной трудовой деятельностью. В реальной жизни собрать взносы удаётся не всегда: часть предприятий терпит банкротство, другая умышленно уклоняется от уплаты. 

– Как влиять на должников?

– Комплекс мер определён законодательно: это выставление требований об уплате недоимки, штрафы, списание средств со счетов, взыскание долгов в виде имущества и так далее. Кроме того, важно практиковать и дополнительные меры – проверять на предмет задолженности претендентов на участие в целевых программах, активнее работать в составе межведомственных комиссий. Мы планируем активизировать работу с соответствующими компетентными органами – службой судебных приставов, налоговой инспекцией. С руководителями этих структур я уже встретилась и увидела их готовность к более активному и эффективному сотрудничеству. Большую помощь может оказать правительство области, прокуратура, депутаты Законодательного Собрания и, конечно, мэры городов и районов. Я уверена: объединив усилия и используя весь ресурс наших полномочий, мы сможем позаботиться о каждом нашем земляке.

– Сколько в регионе страхователей-должников?

– Вообще Иркутское отделение одно из самых крупных в России – и по объёму денежных средств, которые в фонде аккумулируются, и по количеству застрахованных, и по числу страхователей – всего их в области более 70 тысяч. Чуть больше 300 предприятий имеют долг более 50 тысяч рублей. Информация по должникам не секретная. Можно зайти на официальный сайт Фонда и на страничке Иркутского регионального отделения увидеть список должников, узнать, насколько хорошо ваш работодатель заботится о вас. Общая задолженность этих предприятий составляет более 159 миллионов рублей. Есть над чем по-­ думать и с чем работать. 

– Появились ли какие-то новшества в работе Фонда в последнее время?

– С 2015 года Иркутское реги-ональное отделение будет вновь обеспечивать льготную категорию граждан техническими средствами реабилитации и санаторными путёвками, а также оплачивать проезд к месту лечения и обратно. Последние пять лет, с 2010 года, этим занималось министерство социального развития, опеки и попечительства. Сейчас решается множество организационных вопросов. Мы делаем всё, чтобы этот переход не отразился на качестве обслуживания.

Кроме того, нужно сказать об изменениях в законодательстве. В частности, с этого лета молодые мамы, не получающие пособие по беременности, родам и уходу за ребёнком по вине недобросовестного работодателя, могут обратиться к нашим специалистам за бесплатной юридической помощью. Специалисты не только помогут написать жалобу, но и будут отстаивать интересы женщины в суде. Для этого достаточно обратиться в региональное отделение или ближайший филиал. Кроме этого, есть изменения, касающиеся предприятий с численностью до 100 работающих и использующих средства Фонда на проведение мероприятий по сокращению производственного травматизма и профессиональных заболеваний работников. 

– Работодатели охотно пользуются возможностью получить эти средства?

– Да, конечно. 165 миллионов в этом году на эти цели предусмотрено в бюджете отделения. Средства получат более 700 организаций. Радует, что к нам обращаются не только крупные промышленные предприятия: заботятся о своих работниках руководители как небольших частных предприятий, так и муниципальных образовательных учреждений. Деньги могут быть потрачены на улучшение условий труда, санаторно-курортное лечение и проведение обязательных медосмотров работающих во вредных условиях, приобретение средств индивидуальной защиты и различных приборов, например алкотестеров, тахографов или аптечек для оказания первой помощи. 

– С какими вопросами и как часто жители обращаются в отделение Фонда?

– Обращения поступают к нам ежедневно. Чаще всего просят разъяснить законодательство, спрашивают, как правильно рассчитывается пособие, что делать, если работодатель отказывается его выплачивать или выплачивает в меньшем размере, какая процедура должна быть соблюдена, если на производстве произошёл несчастный случай и многое другое. 

– Те, кто получает зарплату «в конверте», тоже могут прийти в Соцстрах?

– Да, обратиться можно в региональное отделение Фонда или в инспекцию по труду. С теневой заработной платой можно и необходимо бороться, ведь от размера официальной заработной платы зависит размер будущей пенсии работающих граждан, оплата больничных листов, в том числе пособие по беременности и родам, сумма налоговых вычетов при приобретении квартиры или при затратах на обучение детей. Но успех этой борьбы зависит от действий каждого из нас. Решить эту проблему без участия самих работников практически невозможно.

– В должности управляющего вы чуть больше месяца. Можете ли оценить работу вашего предшественника?

– Неблагодарное это дело – оценивать чужую работу. Надо, прежде всего, критично оценивать свою. В региональном отделении 12 филиалов, практически во всех я побывала, даже в самом северном – в Бодайбо. Познакомилась с коллективами, с условиями работы, с проблемами, встретилась с мэрами и главами муниципальных образований. Хочется сказать, что в региональном отделении и филиалах работают профессионалы с многолетним стажем. Коллектив мне очень понравился своим доброжелательным и открытым отношением к людям, чувствуется, что работа в Фонде им нравится. 

– Насколько вам комфортно на новом месте?

– Работа здесь – интересное дело. Мне нравится, что здесь есть динамика, хотя всё чётко регламентировано. У Фонда интересные перспективы. Например, через год-два пилотные проекты, которые реализуются сейчас в других регионах, придут и к нам. Это электронный больничный, про который я уже упоминала, и прямые выплаты. В общем, для меня здесь много нового и, что радует, здесь живая работа и много возможностей приносить людям пользу. 

– Вам легко было вновь, как и семь лет назад, покинуть Шелехов и начать работу в Иркутске?

– С Шелеховским районом меня многое связывает. В Шелехове я училась в школе, в этот город вернулась после окончания института в Москве, здесь я вышла замуж, здесь родились мои дети, живут мои родители, в Шелехове я возглавляла детский дом для детей-дошкольников. Это были особые дети, особая работа. Даже не работа, а служение, так наверно, правильнее было бы сказать. Это был дом, где согревались сердца – не только малышей, но и наши, взрослые. У нас был очень добрый и дружный коллектив. Вообще, всех тех, с кем сотрудничала в социальной сфере Шелеховского района, я уважаю и ценю. Там мне всегда работалось радостно. У нас было много интересных проектов, идей, которые рождались и находили воплощение. Работа не была в тягость, хотя работали, честно скажу, много. Оглядываясь назад, добром вспоминаю команду «социальщиков». Хочется, чтобы и дальше от нашей работы всегда была польза людям, а вовсе не галочка в отчете. 

– И, тем не менее, вы в Иркутске.

– Предложение поступило от губернатора. Я по характеру такой человек, что приказы руководителя не обсуждаю, а стараюсь выполнять с максимальным профессионализмом и отдачей. Могу лишь сказать, что работу в команде Сергея Владимировича [Ерощенко] я восприняла как абсолютно новый виток развития своей профессиональной жизни. 

– Вы работали уже с тремя губернаторами и вам есть с чем сравнивать. Что вы можете сказать о ситуации в социальной сфере сейчас?

– Каждый губернатор приходит со своими целями и задачами, своими приоритетами, соответственно формирует команду для их реализации. Сегодня задачи, которые ставит губернатор, полностью созвучны тем поручениям, которые даёт президент. Это касается решения социальных проблем, в первую очередь связанных с детством. В частности, речь идёт о реализации Национальной стратегии действий в интересах детей. Работая в социальной сфере достаточно долго, я могу смело сказать, что такого большого объёма денежных средств, внимания и реальных проектов, как за последние два года, не было. Не было такого жёсткого требования и серьёзного спроса, которые сегодня предъявляются к чиновникам, от работы которых зависит решение социальных проблем. Можем приехать в любой город, даже деревню и увидеть строящийся детский сад, обновлённые школы, отремонтированные больницы, восстановленные клубы, новые спортивные площадки. Или та же обеспеченность учебниками, пусть и не стопроцентная, но для большинства ребятишек комплект учебников предоставляется бесплатно. Я даже не помню, когда такое было. Конечно, социальная сфера – очень сложный механизм. Она трудно меняется, постоянно повышается планка требований, но, тем не менее, ситуация меняется в лучшую сторону. 

– В детских домах тоже?

– Да, в учреждениях для детей-сирот ситуация тоже изменилась к лучшему. Когда я работала в детском доме, финансирование было не таким стабильным и объёмным. Кроме того, сейчас реализуется абсолютно правильная политика государства: делается всё возможное, что ребёнок жил в семье. Этого сегодня требуют и от руководителей сиротских учреждений, чего нико-гда не было раньше. В нашем детском доме было 55 детей, и я знаю, что ничего ребёнку не нужно, кроме мамы. Её, пьяную, битую, он вспоминает, её, лишённую родительских прав и пришедшую в детский дом, обнимает, целует и хочет только к ней. Природа так устроена: ребёнок должен жить в семье и все органы, от кого это зависит, должны на это работать, общество не должно быть равнодушным, сердце человека не должно быть чёрствым. Если соседи слышат, что каждый вечер за стеной плачет ребенок, кричат родители, есть проблемы, нужно помогать семье, а не доводить дело до того, когда ребёнка нужно спасать и забирать в сиротское учреждение. Возможно, просто ваш стук в дверь к таким соседям, случайный разговор на лестничной площадке с нерадивой мамашей спасёт ребенку и здоровье и жизнь. 

 – Но ведь риск очень велик: будучи соседом, зачастую сложно правильно интерпретировать, что на самом деле происходит за стеной. Легко ошибиться, а ребёнок окажется в детском доме.

– Безусловно, бывают разные случаи. К каждому нужно подходить индивидуально. Но я считаю, что насилия быть не должно. Если каждый вечер ребёнок плачет, мама его бьёт, если ребенок один бродит допоздна, а у ваших соседей то крестины, то помины, это рано или поздно приведёт к трагедии. Но даже в крайнем случае, забирая ребёнка из семьи, нужно посмотреть на родственников, соседей. Сегодня законодательство предлагает множество форм, в том числе временную опеку на месяц или два. Больницы и детские дома должны быть крайней мерой. 

– Для вас очень важна идея личного неравнодушия.

 – Да, в этом стремительном мире наши чувства не должны молчать. Наших детей мы должны научить не только читать, писать или соблюдать порядок, но и любить, дружить, заботиться, думать о других людях. Это должны делать все взрослые, особенно те, кто каждый день рядом с детьми. Тем более учебников по этим предметам в природе просто нет. Есть хорошее выражение: мир, который мы оставляем нашим детям, зависит от того, каких детей мы оставляем миру. И это действительно так. 

– Работа областного Совета женщин – это ведь тоже неравнодушие. С переходом на новую должность вы не отказались от де­ятельности в нём?

– Нет, и это очень интересная работа. Я всегда удивляюсь, как у нас много активных женщин, которые успевают всё. Причём общественной деятельностью занимаются не только те, кто когда-то получил крепкую комсомольскую закалку. У нас очень много совсем молодых инициативных женщин.

– Какое направление или проект Совета женщин вы бы назвали наиболее актуальным?

– Безусловно, это проект «РОССТ» (Ребёнок, Общество, Семья, Стратегия, Тактика). Направлений в этом проекте много, одно из них – общественный контроль качества предоставления социальных услуг. 

– В чём суть общественного контроля?

– Экспертиза качества услуги в сфере культуры, здравоохранения или образования проводится для того, чтобы представители общественности могли прийти к чиновнику и сказать: «Всё хорошо, но для того чтобы человеку получить качественную услугу, нужно изменить это, это и вот это». Главное в экспертизе качества не показать, как всё плохо, а подсказать, как сделать так, чтобы человек остался доволен тем, как его обслужили в библиотеке или встретили в больнице. Быть объективным и уметь дать конструктивное предложение, а не просто критиковать недостатки – большое искусство, которому нужно учиться. 

– Уже можно говорить о первых результатах этой работы?

– Сейчас женсовет отрабатывает механизм на нескольких базовых площадках. Надеюсь, предложения общественников будут конструктивны и услышаны руководителями.

– А вы, как недавно назначенный руководитель, планируете что-то изменить в работе вверенного вам отделения Фонда?

– Безусловно, у меня есть свой взгляд на организацию некоторых направлений работы регионального отделения. Надеюсь, меня в моих начинаниях поддержат коллеги. В целом же могу сказать, что, проходя разные ступени своей профессиональной жизни, я никогда не стремилась к скорейшему проведению революций на рабочем месте. Считаю, что стабильная, системная, планомерная работа в команде даёт больший эффект, чем кульбиты руководителя.

Читайте также
Свежий номер
Фоторепортажи
Мнение
Пресс-релизы
Проекты и партнеры
  все
Свежий номер
Adblock
detector