издательская группа
Восточно-Сибирская правда

Моё и наше

Постепенно, нехотя, предприниматели покидают Дом быта в областном центре. Мастерские перевозят на соседние площадки в центре города громоздкие станки. Здание закрывается на капитальный ремонт. Неприятным открытием для города стала новость о том, что, кроме муниципалитета, у строения появился ещё один собственник.

На каком основании частник «присоседился» к муниципальной недвижимости и когда это произошло, рассказала председатель комитета по управлению муниципальным имуществом администрации Иркутска Маргарита Ли. Она также сообщила, до какого времени планируется провести полную ревизию муниципального имущества, что за новые инструменты помогут ускорить ремонт городских помещений и какое знакомое многим иркутянам самовольное строение будет снесено в ближайшее время. «Мне не надо прикрывать кого-то или себя» называется интервью Ольги Мутовиной с Маргаритой Ли во вкладке «Губерния». 

Массовую деприватизацию садоводческих участков затеяло в Приангарье Росимущество. В Иркутский районный суд подано около 800 заявлений с требованием изъять земли у собственников. Истец уверен: участки, более 20 лет находящиеся в составе СНТ, являются лесным фондом, поэтому их необходимо изъять из незаконного пользования и вернуть государству.

– Лесной фонд представляет собой публичное достояние многонационального народа России и является федеральной собственностью особого рода, – объясняет «захватчикам» территории в исковых заявлениях Росимущество.

Если суд первой инстанции не разделит эту позицию, ведомство подаст на апелляцию. Собственники расценивают такие действия как попытку захватить их территорию. Список садоводств, в которых, по мнению ведомства, нужно изъять земли у конкретных граждан в пользу всего многонационального народа страны, достаточно обширный. Среди прочих называются СНТ по Байкальскому тракту – «Ангарские Зори», «Южное», «Мастерок», «На­дежда», «Дорожный строитель»; по Голоустенскому тракту – «Багульник», «Серебряный ключ», «Кедр», «Воссовец»; по Мельничному – «Холодок», «Правовед», «Оптимист», «Гермес»; по Качугскому – «Росинка». Речь идёт также об участках в сёлах Смоленщина, Западный и ряде других населённых пунктов.

Соответчиком по данным делам выступает администрация Иркутского района: именно по правовым актам райисполкома в 1980-х – начале 1990-х и выделялись земли под садоводства различным профсоюзным объединениям – домостроительным, дорожным, мясоперерабатывающим, медицинским. Как развивается земельный конфликт и чем проигрыш в суде грозит владельцам участков в СНТ, рассказывает Анна Павлова в публикации «Садоводы пойдут лесом» (вкладка «Конкурент»).

У ребятни из многодетных семей обычно два жизненных вектора – повторить родительскую модель или бежать от неё в ужасе. И вектор этот определяют и теплота, и дружба, и поддержка, и радость взаимного общения. Или их отсутствие. Наши сегодняшние герои – супруги Батановы из посёлка Усть-Ордынский  УОБО. У отца шесть братьев и сестёр, у матери – четыре. Константин и Татьяна – родители двух сыновей и трёх дочек. Из двух полярных векторов сильнее оказался семейный, родительский. Всемером семья собирается уже не так часто – старшие дети давно живут в Иркутске. Но и такая радость случается. Об этом в материале Алёыны Корк «Как раз с детьми трудности и можно преодолеть» во вкладке «Иркутский репортёр».

С вами читала газету Людмила Бегагоина

Читайте также
Свежий номер
Фоторепортажи
Мнение
Пресс-релизы
Проекты и партнеры
  все
Свежий номер
Важное
Adblock
detector