издательская группа
Восточно-Сибирская правда

«Бюджетные вливания позволяют лишь сдерживать проблемы»

Замглавы регионального минЖКХ Александр Барнаков о том, можно ли коммуналку сделать эффективной

Более миллиарда рублей в рамках заключённых в Иркутской области на начало года 64 концессионных соглашений планируется привлечь в объекты коммунальной сферы в виде инвестиций. В 2017-м планируется заключить ещё около двадцати. О концессиях и не только «Сибирский энергетик» расспросил заместителя министра жилищной политики, энергетики и транспорта региона Александра Барнакова.

 

– Александр Юрьевич, на ваш взгляд, какие территории в Иркутской области наиболее проблемные по состоянию объектов коммунального хозяйства и какие районы планируется «взять на буксир» уже в этом году?

– Наиболее проблемные территории – ряд поселений Усть-Илимского, Братского, Усть-Кутского районов, Мамско-Чуйский район. Бюджетные вливания позволяют лишь сдерживать проблемы, которые возникают из-за сильной изношенности сетей, неудовлетворительного технического состояния объектов коммунальной сферы. Живём всё-таки в Сибири, где восемь месяцев зима. Этим, конечно, объ­ясняется тот факт, что сфере теплоснабжения уделяется усиленное внимание, а проблемам водоснабжения и водоотведения – в меньшей степени.

В целях организации содействия местным властям в этом году запускаем проект так называемого технического сопровождения муниципалитетов. Наша подведомственная организация ОГКУ «Центр энергоресурсосбережения» посредством заключённого договора осуществляет содействие местным властям в организации подготовки к зиме начиная с формирования планов по подготовке к отопительному сезону, грамотного расставления акцентов на планирование и решение проблемных вопросов и вплоть до получения паспорта готовности территории. В этом году проработан вопрос применения такой схемы в Усть-Илимском районе, в стадии завершения Усть-Кутский район.

Также переформатируем деятельность областного предприятия ОАО «Сибирь-Антикор», в функционал которого, кроме привычной электрохимзащиты металлосооружений, ставим задачи по решению вопросов водоснабжения и водоотведения в муниципальных образованиях региона.

– Каков процент износа коммунальных объектов в сложных территориях?

– В Усть-Илимском районе средневзвешенный износ теплоисточников составляет 64%, тепловых сетей – 84%, водопроводных – 85%, канализационных – 85%, в Усть-Кутском районе износ теплоисточников 62%, теплосетей – 68%, водопроводов – 72%, канализационных сетей – 82%. В Братском районе теплоисточники изношены на 56%, тепловые сети – на 68%, водопроводные – на 71%, канализационные – на 78%. Очень серьёзная ситуация в Мамско-Чуйском районе.

– В прошлом году из-за маловодья возникли проблемы с дефицитом топлива там, куда оно доставляется в рамках северного завоза. Как избежать подобной ситуации?

– Да, проблема такая есть, и по гидрометеопрогнозам в текущем году ситуация если и улучшится, то нена­много. В прошлом году в Мамско-Чуйский район топливо завозили из аварийно-технического запаса Иркутской области, в полном объёме закрыли потребности ресурсоснабжающей организации по теплоснабжению населения и объектов соцсферы. То есть более 80% всей потребности района в топливе обеспечили за счёт средств области. Топливо доставляли в срочном порядке по железной дороге до Таксимо, далее по автозимнику. Но это аварийный вариант. Такая ситуация сложилась по вине нерасторопности и разгильдяйства местных властей.

– Речь идёт о нынешнем мэре, которого обвинили в распределении средств, предназначенных на при­обретение топлива, не по назначению?

– Да. Мы обратились в правоохранительные органы, они разбираются в ситуации и должны принять меры. Сейчас там проводится проверка по факту правомерности применения тарифов на тепловую энергию и в целом на коммунальные услуги.

В настоящее время в рамках северного завоза в Мамско-Чуйском районе уголь доставляется в три муниципальных образования (Витимское, Луговское, Мамское МО). Раньше было пять, два населённых пункта фактически переселены.

В этом году правительство региона полностью берёт на себя завоз топлива в Мамско-Чуйский район через региональный аварийно-технический запас. Область централизованно закупает и привозит туда уголь, не выделяя денег муниципальному предприятию, чтобы не повторилась ситуация прошлого года, когда в экстренном порядке заключали госконтракт на завоз топлива и в августе по малой воде завозили его туда. Только дополнительные расходы областного бюджета составили 30 миллионов рублей.

Эффект расселения

– Но ведь проблема возникла не сегодня, ежегодно Мамско-Чуйскому району выделяются огромные деньги, а население невелико. Не легче ли жителей перевезти в другие территории?

– Эта процедура уже начата. Два муниципалитета уже расселены. Хотя и не в полном объёме, но вопрос решается. Это Горно-Чуйское и Согдиондонское муниципальные образования. Расселением и предоставлением субсидий на переселение занимались органы соцзащиты. Жители разъехались по разным территориям региона, кто-то переехал в микрорайон Луговое в Иркутске, в Ангарск, Саянск, а кто-то остался в районном центре Мама.

По программе выдавались сертификаты на сумму 699 тысяч рублей в расчёте на одного члена семьи. Процесс ещё не завершён, там остались люди, не согласные с условиями переселения. При подобных процедурах часто «появляется» очень много тех, кто там практически никогда и не жил, но быстро прописался, чтобы получить субсидии. Такие вопросы решаются на уровне администрации района, мэр сам занимается этим с участием всех структур, в том числе и правоохранительных.

– Сколько человек было расселено, какой была нагрузка на бюджет?

– В Горно-Чуйске и Согдиондоне было официально прописано 632 человека, а фактически проживало чуть больше 400. На эти два посёлка завозили около 5 тысяч тонн угля. В деньгах это порядка 35 миллионов рублей. На весь Мамско-Чуйский район потребность составляла 32 тысячи тонн. Сейчас – 28 тысяч. Благодаря расселению нагрузка на областной бюджет значительно снизилась, и это только по топливной составляющей.

Мамско-Чуйский район – это монообразование, которое было ориентировано на добычу слюды. Как таковой промышленности там не стало, это было единственное градообразующее предприятие, которое формировало в бюджете налоговую составляющую. Область вынуждена дотировать, поддерживать район, ведь люди-то не виноваты, что так получилось. Это не лишние люди, это такие же жители Иркутской области, и по закону каждый имеет право на нормальную жизнь.

Закон Иркутской области «Об упразднении населённых пунктов Согдиондон и Горно-Чуйский в Мамско-Чуйском районе» был принят в 2015 году. Но работа там ещё продолжается.

– Какие ещё территории в Мамско-Чуйском районе планируют расселить?

– Конкретных планов по переселению из других муниципалитетов пока нет. Например, рассматривается вопрос по переселению посёлка Колотовка, где по факту проживает около 100 человек. Там примерно 50 частных домов, подключённых к центральному отоплению. Ежегодно в Колотовке сжигаем 2,3 тысячи тонн угля. Это 10 миллионов рублей прямых убытков для предприятия. Если появится управленческое решение, финансовое обеспечение, тогда будет целесообразно посёлок расселить.

В очереди за модернизацией

– В начале года уже был сформирован список объектов ЖКХ, на модернизацию которых были предоставлены субсидии. По каким критериям вёлся отбор?

– Программу модернизации можно разделить на два больших направления. Это – строительство и реконструкция объектов теплоснабжения. Второе направление – подготовка к отопительному сезону. В соответствии с 131-ФЗ и 190-ФЗ «О теплоснабжении» организация надёжного теплоснабжения – это прямые полномочия органов местного самоуправления, которые они обязаны решать в границах поселения, так все муниципальные образования готовятся к отопительному сезону, где имеются объекты централизованного теплоснабжения. Независимо от того, есть или нет поддержка области, все должны готовиться к отопительному сезону.

Около 70 муниципальных образований было включено в перечень работ, и мы оказываем содействие. Мы учитывали масштаб проблем, уровень износа коммунальных объектов, предписания надзорных органов, наличие подтверждённого источника софинансирования предлагаемых муниципалитетами мероприятий. Это являлось условием включения в перечень. Процент соотношения варьируется: градация идёт от 2 до 17% в зависимости от групп, к которым отнесены муниципалитеты. Разумеется, мы говорим только об объектах муниципальной собственности.

– В перечне указаны блочно-модульные котельные в населённых пунктах севера Иркутской области, в частности поселениях Братского района. Теплоисточники на какие виды топлива заменят?

– В Братском районе это село Прибрежное. Там три котельные, две работают на древесных отходах, одна – электрокотельная. Мы в этом году на условиях софинансирования построим там угольный теплоисточник – блочно-модульную котельную стоимостью 17 миллионов рублей. Как только завершится текущий отопительный сезон, летом планируем вывести из эксплуатации все три неэффективных теплоисточника. У этих котельных очень высокий износ, крайне неудовлетворительное состояние.

Вообще по Братскому району мы провели большую работу в предыдущие годы. Были выведены из эксплуатации две электрокотельные – в сёлах Кобляково и Калтуке. Их заменили на угольные. В прошлом году в Тангуе мы закрыли электрокотельные, тоже построили новый теплоисточник, работающий на угле. Далее в селе Илир также планируем закрытие теплоисточника, работающего на электроэнергии, его заменит работающий на угле или древесных отходах.

– Какое оборудование будет установлено в котельных, можно ли его назвать экономным, «умным»?

– Это обычные котельные. К примеру, котлоагрегаты есть маломощные – полностью автоматизированные с механической подачей топлива. Так мы и сделали в Зиминском районе, где при обслуживании не требуется присутствие человека. На более крупных теплоисточниках ставятся обычные котлы отечественного производства, где нужен эксплуатационный персонал. Другой вопрос – насосное оборудование с приводами частотного регулирования. Там применяется энергоэффективное оборудование. Насосы мы ставим все импортные, которые потребляют в полтора-два раза меньше электроэнергии.

– Кроме Братского района, где ведётся такая работа?

– В Заларях в этом году планируется ввод в эксплуатацию новой угольной котельной взамен выработавшей ресурс котельной Заларинского механического завода, который уже давно не функционирует. В прошлом году теплоисточник построили, а в этом году занимаемся внешней инженерной инфраструктурой. Котельная, по нашим коммунальным меркам, довольно приличная – порядка 9 Гкал-ч.

В последние годы область возвращается к угольным, древесным теплоисточникам, мы вынуждены это делать: электрокотельные ставили в своё время ввиду дешевизны электроэнергии, а вследствие либерализации рынка энергетики этот ресурс стал неподъёмным.

– Изменилась ли как-то сейчас ситуация с долгами?

– Она примерно остаётся в том же виде, нарастания мы не допускаем, кардинально снизить тоже не получается. В настоящее время задолженность организаций перед ресурсоснабжающими предприятиями (энергетики, поставщики топлива) равна 1,4 миллиарда рублей. Половина из них – 700 миллионов рублей – долг за электроэнергию, всё остальное – это долги за теплоэнергию, топливо и так далее.

«Михайловка – это мини-Байкальск»

– В чём заключаются первоочередные мероприятия по подготовке ТЭЦ Байкальска к отопительному сезону? Предусмотрено ли софинансирование указанных мероприятий из других источников и каков в этом случае общий объём финансирования подготовки ТЭЦ Байкальска к отопительному сезону?

– Обеспечение функционирования имеющегося оборудования для поддержания в работоспособном состоянии. Пока там кардинально ничего не модернизируют. Сейчас актуализируется схема теплоснабжения Байкальска, для этого привлекаются учёные. До конца августа эту работу планируется завершить. Будут проработаны все варианты реконструкции и модернизации объектов теплоснабжения, в том числе модернизации существующего источника. Пока рассматривается строительство как электрокотельной, так и электроугольной котельной. Есть вариант источника, работающего на древесных отходах, варианты централизованного источника, децентрализации системы теплоснабжения. Документ будет представлен для согласования в правительство Иркутской области.

– На ремонт какого оборудования направлена субсидия для Михайловского городского поселения Черемховского района? Какие работы запланированы на котельной посёлка и каков ожидаемый от них эффект?

– Вообще Михайловка – это тот же самый мини-Байкальск. Котельная, которая закрывала нужды Восточно-Сибирского огнеупорного завода, сейчас в Михайловке не нужна. Там нужен современный теплоисточник под куда меньшую нагрузку – порядка 20 Гкал-ч.­ Сейчас в котельной Михайловки три котла (КЕ-50), это явный перебор. Наше мнение: необходимо строить новый теплоисточник, как и в Байкальске. У нас на руках есть проект технического перевооружения, разработанный в позапрошлом году. Тогда мы пытались войти в программу Фонда содействия реформированию ЖКХ. Однако поддержку мы не получили.

Область вовлекли в орбиту концессионных соглашений

– Какие договоры концессии планируются на территории области?

– На сегодня у нас заключено 64 концессии. Частные компании заявили, что смогут инвестировать более ­1,1 миллиарда рублей в коммунальную инфраструктуру. Параллельно ведётся работа по повышению эффективности МУПов, трансформации договоров аренды. Более 20 концессий планируется заключить в этом году.

– Назовите территории, накопившие положительный опыт работы с концессионерами.

– Иркутск, Усть-Кут, поселения Иркутского, Усольского районов. Раньше эти территории не сходили с оперативных сводок по аварийным ситуациям, сейчас мы ничего не слышим, проблем в разы меньше.

– Какие-то есть значимые законопроекты, которые были введены с этого года в сфере концессий?

– С 1 января 2017 внесены изменения в Закон «О концессиях». Теперь при заключении концессионных соглашений регион будет участвовать третьей стороной. Раньше было двустороннее соглашение между компаниями и муниципалитетами. Область не могла повлиять на процесс.

Закон определяет: если муниципальное образование не наделено полномочиями по тарифному регулированию, полномочиями по утверждению инвестиционных программ, полномочиями по компенсации недополученных доходов, то третьей стороной в концессии включается область. То есть мы вовлекаемся в орбиту этих правоотношений и имеем право не согласовать, отказать, чтобы в конце года не появлялись такие концессионеры, как в Вихоревке. Но наше участие не исключает появления на рынке недобросовестных игроков. Естественно, всех отследить мы не сможем. Это в большей части обеспечение гарантий инвесторам-концессионерам. Будет утверждена программа с долгосрочным тарифом, будут компенсированы недополученные средства.

– В Вихоревке новое концессионное соглашение заключено?

– Тут вообще стоит вопрос о том, что старый концессионер, который и допустил всю ситуацию в этом городе, не хочет добровольно выходить из проекта. Ведутся судебные разбирательства, которые могут затянуться и тем самым помешать вести подготовку к следующему отопительному сезону. В настоящее время у нас есть компания, готовая к заключению соглашения.

 

Читайте также
События
Фоторепортажи
Мнение
Проекты и партнеры