издательская группа
Восточно-Сибирская правда

Валерий Лукин: «Каждая жалоба проходит через сердце»

На днях в «Восточно-Сибирской правде» побывал Уполномоченный по правам человека в Иркутской области Валерий Лукин. На что чаще всего жалуются жители региона, каков процент «выигранных дел» и видит ли он себя на этом посту в будущем – читайте в нашем материале.

Александр Гимельштейн, главный редактор:

– Валерия Алексеевича Лукина мы знаем не один десяток лет. Я более чем уверен, что впервые его фамилия появилась в нашей газете в начале 1970-х годов. И с тех самых пор она из неё и не исчезает. Мы могли наблюдать его в ипостаси советского и постсоветского политика, администратора. Уже много лет Валерий Алексеевич находится в нише, которая, как мне кажется, ему идёт, с трудами, которые крайне уместны. Валерий Алексеевич, слово вам!

– Начну с того, что ситуацию с соблюдением прав человека в Иркутской области я оцениваю как непростую. Подтверждением этому является неиссякаемый поток жалоб, последние три года он постоянно растёт. Если в 2015 году поступило 1849 жалоб, то в прошедшем году их число увеличилось до 2181. Такую ситуацию я связываю с ухудшением экономической ситуации, снижением реальных доходов населения. В то же время растёт и активность граждан в сфере защиты своих прав.

Если говорить о структуре жалоб, то около 50% связано с социально-экономическими проблемами, в то время как за рубежом пальму первенства удерживают вопросы по защите прав и свобод в политической сфере. У нас же на первый план выходят здравоохранение, оплата труда, обеспечение жильём, переселение из ветхого и аварийного жилья, предоставление жилья сиротам, качество услуг ЖКХ. Один из ярких примеров подобных обращений: женщина 50 лет стоит в очереди на улучшение жилищных условий в городе Иркутске, формально нарушений никаких нет, но жильё ей так и не предоставлено – очередь не дошла. Я постоянно обращаю внимание Уполномоченного по правам человека в РФ на необходимость увеличения финансирования данной статьи расходов в федеральном бюджете.

На втором месте – жалобы на действия правоохранительных органов, судов, прокуратуры, Следственного комитета, полиции. Из них порядка 50% жалоб поступает из мест лишения свободы – от самих граждан или их родственников: на условия содержания, на качество медицинского обслуживания.

Хочу отметить, что к Уполномоченному обращаются только после того, как пытались отстоять свои права в других инстанциях. Вместе со мной работает штат из 13 человек, в том числе 10 квалифицированных юристов. Примерно в 12% случаев нам удаётся восстановить людей в их правах. Даже такой скромный, на первый взгляд, результат мы считаем победой, потому что только мы смогли восстановить справедливость, после того как граждане прошли не один круг бюрократического ада. Остальным оказываем необходимую правовую помощь.

Часто мне или сотрудникам аппарата приходится помогать людям при их обращении в суды: консультировать, помогать составлять исковые заявления или даже присутствовать на самом судебном заседании. Зачастую это оказывает влияние на конечный результат. Часто в работе использую ресурсы СМИ, знаю, что чиновники боятся публичности. Благодарен журналистам, берущим в разработку темы, которые я выкладываю на своём сайте. Газетные публикации и телерепортажи нередко становятся «информационным» поводом и для меня. Многие мои обращения появляются на свет по следам таких материалов.

Юлия Сергеева, обозреватель:

– Валерий Алексеевич, кандидатуру Уполномоченного по правам человека в регионе выдвигает губернатор, а утверждает Законодательное Собрание. Не делает ли такая схема вас заложником этих отношений с учётом того, что чаще всего люди жалуются на действия исполнительной власти?

– Меня – нет! Пусть хоть кто меня назначает, я свою позицию в защите прав граждан всё равно буду отстаивать. Но за пять лет работы в этой должности я ни разу не получал каких-либо вводных от представителей власти. Хотя их моя активность иногда нервирует. Я принимаю участие в работе областного парламента и заседаниях правительства и стараюсь не быть там массовкой, а задаю конкретные вопросы, высказываю своё мнение по обсуждаемым темам. Помню, предыдущий губернатор Сергей Ерощенко, бывало, спрашивал: «А почему это у нас Лукин молчит?» Да, бывает, что я вынуждаю уделять больше времени обсуждению острых социальных вопросов на заседаниях правительства, сессиях, но это мой долг. Если есть хоть один процент возможности помочь конкретному человеку, надо его использовать, и я это вместе с работниками аппарата делаю.

Егор Щербаков, корреспондент:

– Насколько я знаю, к вам не так давно обратились жители домов в районе Управления ГЭС, чьи дома объявили аварийными. Какие действия вы планируете предпринять в данном случае?

– Действительно, поступили жалобы, касающиеся интересов жильцов 17 домов. Они ставят под сомнение заключение межведомственной комиссии, признавшей дома аварийными, но на момент встречи никаких документов не представили. Я уже сделал запрос на эту тему мэру Иркутска Дмитрию Бердникову. Юристы аппарата сделали заключение о том, что имеются основания поставить под сомнение решение межведомственной комиссии Иркутска по отдельным домам.

Сегодня по моей инициативе (встреча в редакции прошла 24 мая. – Прим. «ВСП») в мэрии Иркутска состоялось совещание по этому вопросу. Выяснилось, что действительно есть дома, которые недавно прошли капитальный ремонт, по этой причине они не могут быть признаны аварийными. Кроме того, заключение межведомственной комиссии сделано на основании визуального осмотра, в то время как должно было быть инструментальное обследование. Администрация Иркутска уже ищет исполнителя для этих работ. Сейчас пытаюсь убедить стороны конфликта решить вопрос в досудебном порядке.

Вообще, расселение граждан из ветхого и аварийного жилья в регионе ведётся, мягко говоря, с недостатками. По данным Иркутскстата на 1 января 2012 года, до сентября 2017 года необходимо было расселить граждан с площади в 900 тысяч квадратных метров, в то время как региональная программа рассчитана всего на 550 тысяч.

– Вы не ждёте, что с принятием федерального закона о реновации очередь жалобщиков к вам значительно увеличится?

– Данный закон будет действовать только для москвичей. В своих ежегодных докладах мы неоднократно обращали внимание региональных властей на то, что пятиэтажные дома 335 серии в Иркутске и Ангарске построены из расчёта сейсмичности в 7 баллов, в то время, как у нас возможно и 8-9 баллов. Поэтому необходимо изыскать средства на проведение полноценного обследования «хрущёвок», а затем при необходимости – на переселение из них. Я, как звонок, напоминаю власти об актуальных вопросах, а уже она должна выстраивать приоритеты в их реализации.

Наталья Мичурина, шеф-редактор:

– Валерий Алексеевич, вы неоднократно посылали сигналы о проблемах коренных малочисленных народов, в частности по Тофаларии. На одном из заседаний комитетов Законодательного Собрания региона стало понятно, как эту тему воспринимают в правительстве, по крайней мере, со слов Артура Сулейменова (министр жилищной политики, энергетики и транспорта региона. – Прим. «ВСП»). Приводит ли активное публичное обсуждение этой темы к изменению ситуации? Или прошло слишком мало времени, чтобы об этом говорить?

– Эта тема не нова: я всегда говорил, что у нас проживает уникальная народность – тофы, в мире нигде такого народа больше нет, и мы должны всё делать для того, чтобы сохранить этот этнос. Три года назад я подготовил специальный доклад на эту тему, в котором рассказал обо всех проблемах и необходимых шагах по их преодолению, информировал Сергея Ерощенко об этом. Не знаю, с моей подачи или нет, но одно из заседаний правительства Иркутской области прошло в Нижнеудинске, где рассматривались вопросы жителей Тофаларии. Мне удалось убедить губернатора вместе с министрами посетить эту замечательную и в то же время проблемную территорию.

Проблемами коренных малочисленных народов Севера (эвенки и тофалары) в правительстве занято 11 министерств и ведомств, включая министерство соцразвития, Службу по охране животного мира, министерство культуры, министерство строительства и другие. В таких условиях в правительстве необходимо отдельное должностное лицо, которое координировало бы эту непростую тему. После избрания губернатором Сергея Левченко на эту должность был назначен его первый заместитель Владимир Дорофеев. Затем был определён Виктор Кондрашов, он является членом экспертного совета по коренным малочисленным народам при Полномочном представителе президента в СФО. Сейчас эти функции исполняет Антон Логашов, курирующий в правительстве экономический блок.

В апреле прошлого года был создан координационный совет по коренным малочисленным народам, полноценный состав которого утвердили только в мае нынешнего года. К сожалению, со стороны правительства я до сих пор не чувствую государственного подхода к решению проблем коренных малочисленных народов. Да, в исполнительной власти говорят, что финансирование за счёт областного бюджета на душу населения там самое большое в регионе, но это естественно, поскольку туда практически всё доставляют авиацией. Оценивать ситуацию с соблюдением прав этих граждан необходимо не по данным бухгалтерии, а по другим параметрам: повышению качества жизни, обеспечению различными государственными услугами, в первую очередь медицинскими, снижению заболеваемости и смертности. Надо учитывать, что наши малые народности подвержены такому недугу, как алкоголизм, и на этом зарабатывают некоторые ушлые предприниматели, ещё более усугубляя данную проблему. Там самый высокий уровень заболеваемости туберкулёзом и низкая продолжительность жизни. Я неоднократно обращался в правительство региона по поводу необходимости разработки и реализации комплексной программы «Организация и обеспечение защиты исконной среды обитания и традиционного образа жизни коренных малочисленных народов в Иркутской области» со всеми необходимыми индикаторами и конкретными сроками исполнения. Сейчас наконец её планируют подготовить до 1 августа нынешнего года.

Елена Трифонова, обозреватель:

– Вы занимались темой выделения некачественного жилья детям-сиротам. Насколько распространена в Иркутской области эта проблема?

– Буквально сегодня я направил министру имущественных отношений региона открытое письмо по этой теме: матери с двумя ребятишками выделили жильё без воды и канализации в населённом пункте, в котором она ранее не проживала. С этой категорией у нас большая проблема: объёмы строительства низкие и не обеспечивают всех нуждающихся. Сейчас только в Иркутске не имеют своего жилья 1100 детей-сирот, в прошлом году ни одной квартиры не было выделено из-за отсутствия земельных участков. Если говорить о ситуации, которая сложилась в Малой Топке, где было выделено жильё сиротам, то там многоквартирные дома умудрились построить в нарушение всех санитарных и строительных норм с использованием выгребной ямы. Такое отношение недопустимо!

Юлия Ли, корреспондент:

– Часто ли к вам обращаются люди, которые пытаются не решить свою проблему, а, условно говоря, злоупотребить вашей помощью, получить определённые преференции?

– Мы активно помогаем тем, кто сам настроен на защиту своих прав, но бывает, что обращаются не сами граждане, а их адвокаты, которые пытаются «выехать» с нашей помощью. К сожалению, и такие граждане, о которых вы говорите, есть. «Вы обратитесь, а я здесь в сторонке посижу», – такая логика часто отмечается у тех, кто пытается защитить свои трудовые права. К сожалению, следует отметить низкий уровень правовых знаний граждан. Мне неоднократно приходилось говорить о необходимости принятия областной целевой программы по развитию правовой грамотности населения, но мне всё время отвечают: «Денег нет». Порой чиновники не заинтересованы в том, чтобы люди были грамотны, разбирались в законах, умели отстаивать свои права. Но сейчас эта тема – о разработке федеральной программы – отмечена в годовом докладе Уполномоченного по правам человека в РФ.

Елена Лисовская, обозреватель:

– Приведите, пожалуйста, пару вдохновляющих примеров, когда вам удалось восстановить людей в правах.

– Закрытие психиатрического отделения в Александровском централе, где многие десятилетия в условиях, унижающих человеческое достоинство, проходили лечение около 500 душевно больных.

Или свежий пример: ко мне обратилась женщина с жалобой на необоснованный отказ регионального министерства социального развития, опеки и попечительства в присвоении ей звания «Ветеран труда». Юристы запросили в госархиве необходимые документы, получили официальный ответ, на основании которого я обратился к министру Владимиру Родионову с просьбой вернуться к рассмотрению этого вопроса, однако получил отказ. После чего мы помогли обратиться заявительнице в суд с иском, который был удовлетворён.

Также была жалоба, связанная с переселением из 130-го квартала женщины, которой выделили меньшее по площади жильё. Она проиграла все суды. Однако после кропотливой работы только через три года удалось решить её проблему.

В своих правах были восстановлены собственники жилья, проживающие в Спортивном и Театральном переулках города Иркутска. Первоначально их дома были признаны аварийными, хотя таковыми не являлись.

Большая работа была проведена по защите законных прав вынужденных переселенцев из зоны затопления Богучанской ГЭС. Были восстановлены трудовые права работников во многих организациях. Приятно, что нашла поддержку у депутатов моя законодательная инициатива о предоставлении льгот учителям в сельской местности.

Людмила Бегагоина, заместитель главного редактора:

– Во-первых, хотела поблагодарить вас за поддержку семьи из Горловки (подробнее о финале этой истории можно прочитать в «Восточке» от 17 января 2017 года. – Прим. «ВСП»). Сейчас я занимаюсь ещё одним вопросом: многодетная семья, мать была лишена родительских прав, четверо детей жили в детдомах, сейчас они вернулись в квартиру, где прошло их детство. Сколько они себя помнят, всегда была отключена вода и не было света. Сейчас управляющая компания выставила им счёт на 700 тысяч рублей. Все дети умудрились вырасти нормальными людьми, работают, уже полностью выплатили долги за свет, но его им не хотят подключать, мотивируя это тем, что надо погасить все долги.

– Надо в судебном порядке доказывать, что они здесь не проживали.

– Четверо были в разных детдомах, половина из которых уже закрылась, им сказали: как хотите, собирайте справки. Сейчас это затруднительно сделать.

– Дайте мне эту жалобу, я посмотрю. Думаю, что мы должны договориться, чтобы им включили свет и воду.

– Они готовы постепенно рассчитываться с задолженностью, но в прокуратуре и во всех остальных инстанциях им сказали, чтобы они шли в УК и там договаривались, а с ними невозможно договориться.

– Давайте мне эти материалы, я встречусь с представителями управляющей компании, думаю, они должны понять, в какой трудной жизненной ситуации оказалась эта семья.

Ольга Мутовина, корреспондент:

– Валерий Алексеевич, насколько мы поняли, на пенсию вы не собираетесь и не будете отказываться от возможности продлевать свои полномочия на ближайшие годы.

– Я дал губернатору согласие. Вопрос планируется рассмотреть на июньской сессии. Если депутаты доверят, буду продолжать работать в интересах жителей нашего региона. Хотя изначально намеревался уйти с этой должности, поскольку нелегко это, каждая жалоба, поверьте, через сердце проходит. Помню, как инициировал создание этого института, с каким трудом удалось собрать подписи 16 депутатов, потому что необходимо было вносить изменения в Устав. Какая была волокита: губернаторы Говорин и Тишанин давали отрицательные заключения. Институт Уполномоченного в регионе действует 10 лет, он востребован, за это время рассмотрено более 13 тысяч обращений граждан, в каждом из них бездушие чиновников, с которым люди сталкиваются в своей жизни. Ещё много несправедливостей, много халатного бюрократического подхода и безразличия к соблюдению прав и свобод наших граждан Так что работы Уполномоченному хватит.

Читайте также
Свежий номер
Актуально
Фоторепортажи
Мнение
Проекты и партнеры
  все
Свежий номер