издательская группа
Восточно-Сибирская правда

Как сделать миллион на истории

Сайт с архивными документами обрёл широкую популярность

Если бы ещё недавно кто-нибудь сказал, что в русскоязычном сегменте Интернета появится просветительский сайт с архивными документами, который будет собирать миллионную аудиторию, я бы не поверила. Между тем такой сайт появился, делает его студия «История будущего» под руководством Михаила Зыгаря и Карена Шаиняна. Проекты «1917. Свободная история», «Карта истории», «1968. Digital» посвящены истории 20 века и при этом обрели широкую популярность. В чём её секрет и как удержаться на грани между развлечением и просвещением, рассказал соавтор проектов и, кстати, уроженец Иркутска Карен Шаинян.

Каким мог быть «Фейсбук» 100 лет назад

– Первым на свет появился проект «1917. Свободная история», который иностранные газеты окрестили «русским «Фейсбуком». Как возникла идея его создания?

– Весной 2016 года Миша Зыгарь (журналист, бывший главный редактор телеканала «Дождь», автор книги «Вcя кремлёвская рать», ныне руководитель студии «История будущего». – Авт.) активно работал над своей второй книжкой «Империя должна умереть», в которой пытался проанализировать период с начала века и до революции. Книга сделана по принципу журналистского расследования. Только в данном случае, как говорит Миша, все ньюсмейкеры уже умерли, и вместо того, чтобы брать у них интервью, приходится лезть в архивы, дневники, письма. Книга, собственно, и вышла через год, в 2017-м. А тогда он её очень активно писал, я редактировал, и, естественно, мы много об этом говорили. Было очень жалко, что огромный пласт дневниковых записей, писем не входит в книгу, остаётся за бортом. И постепенно выкристаллизовалась идея сделать из этого материала нечто похожее на «Фейсбук», каким он мог быть в то время. Потом мы поняли, почему это нужно делать, а сначала показалось, что это просто забавно.

Собирать всю эту штуку мы начинали впятером. Летом у нас появились первые деньги, и мы расширили проект. Сначала речь шла о десятке героев, когда мы запустились, их было несколько сотен, а когда завершали – больше 3 тысяч. Наверное, в итоге у нас получился самый большой онлайн-архив эпохи.

Но размер – это не главное, есть сайты побольше. Собственно, мы и не ставили перед собой задачу «залить» как можно больше информации. Наоборот, хотелось сделать это максимально компактно, ёмко, чтобы людям удобно было читать. Цель заключалась в том, чтобы повернуть человека лицом к источнику, исключив любые интерпретации.

– Но сам отбор цитат, их редактирование – уже интерпретация. Ты отбираешь то, что тебе кажется важным.

– Это неизбежно, но тут важна установка, с которой ты подходишь к отбору. Не было задачи доказать какую-то точку зрения, стояла задача выбрать самое яркое, самое живое из этих больших воспоминаний, из переписки, дневников. Выбрать не то, что тебе больше всего нравится, а нечто самое эмоциональное, самое честное. Так выбиралось то, что более-менее похоже на фейсбучные посты по размеру и форме. У нас, к счастью, подобралась классная команда редакторов, это имеет большое значение.

В итоге идея сработала, потому что люди начали читать. Причём молодые люди. Должен признать при этом, что мы целились в ещё более юную аудиторию. Нам хотелось, чтобы это было модно среди школьников и студентов, а ядро всё-таки составили люди около 30 лет. Школьники тоже есть, но обычно это учащиеся крутых школ, до которых это каким-то образом дошло, и им не лень. Мне, правда, кажется, что это прежде всего просветительский проект. А просвещение должно быть нескучным. Поэтому все наши последующие проекты – это всегда эксперимент со сторителлингом (метод донесения информации с помощью рассказа истории – Авт.). Мы представляли себе, как революционные события освещал бы современный новостной канал.

Интерактивные игры

– Какова численность аудитории, которую в итоге собрал проект «1917. Свободная история»?

– На всех площадках его посмотрело около трёх миллионов человек. Кроме собственного сайта мы размещались в соцсетях, на «Медузе» и ещё в некоторых местах. Мы старались разместить контент на максимальном количестве площадок. Идея в том, что в 2018 году уже не нужно делать классический сайт и затягивать туда людей. Нужно продуцировать контент и раскладывать его на действующие каналы, где есть готовая аудитория. Например, я каждый день захожу в «Фейсбук», «ВКонтакте», а кто-то живёт в Snapchat, читает «Медузу» или «Ведомости». Значит, нужно прийти туда и сказать: «Давайте сделаем спецпроект у вас на сайте». Мы ходили ко всем «дружить», и эта стратегия очень хорошо сработала.

Мы всё время придумывали какие-то «усмешнители», как это называется в сериалах. Людям надоедает каждый день читать одно и тоже. Например, Антон Носик (известный журналист. – Авт.) был из тех редких читателей, которые заходили на сайт каждый день. Это идеальный читатель, который добивается эффекта погружения в историческую реальность. Но, как правило, люди заходили раз в неделю или с какой-то другой периодичностью. Поэтому мы всё время работали на удержание внимания аудитории. Например, тест «Кем бы ты был в 1917» прошло более миллиона человек. Мы его уже убрали, но люди всё равно находили ссылки и проходили. Было ещё около двух десятков фишек, которые тоже помогли. Всё в комплексе как-то сработало.

– Мне кажется, если бы в 2016 году нам кто-то сказал, что появится сайт, где будут публиковать дневники и архивные документы, которые станут массово читать подростки и молодёжь, никто бы не поверил. Ведь таких сайтов с документами огромное количество. В чём тут секрет?

– Мы просто чуть-чуть переделали форму подачи материала, адаптировали её под современного пользователя. Всё, что мы делали после этого, было продолжением эксперимента с форматом. Собственно, из этого и выросла наша студия «История будущего». К концу «1917» мы делали уже три проекта параллельно. Зимой мы запустили «Карту истории» – это интерактивная игра. Там гораздо меньше героев, но это продолжение «1917». Ты проживаешь каждое десятилетие 20 века с несколькими людьми. Сейчас закончилось первое десятилетие, в котором действовало шесть героев. Например, это Александра Коллонтай с её возлюбленным Дыбенко, Максим Горький, графиня Софья Панина, генерал Болдырев, который перекрасился из белых в красные.

Нам хотелось показать гражданскую войну с самых разных точек зрения. Мы брали ситуации из жизни героев, каждая из которых заканчивается моральным выбором. Игрок тоже должен выбрать, как бы он поступил в этой ситуации. В зависимости от того, какой выбор он делает, меняются его игровые ресурсы, психологическое здоровье и репутация. Это абсолютно документальный проект, он построен исключительно на документальных источниках. Просто здесь мы решили сфокусироваться на десятке очень ярких, очень интересных людей. Сейчас у нас 1930-е годы, буквально недавно в игру вступила Любовь Орлова, советская кинодива, которая происходит из дворянского рода. Одного этого факта достаточно, чтобы жизнь постоянно ставила героиню перед моральным выбором. Представьте себе, что вашего лучшего друга и оператора ваших кинокартин забирает НКВД. Коллеги пишут Сталину большое коллективное письмо. Перед вами встаёт вопрос: подписывать его или нет. Она письмо не подписывает. И дальше разворачивается серия ситуаций, в которых ей приходится выбирать.

У этого проекта нет миллионной аудитории, хотя изначально мы всегда ориентируемся на миллионы. Сейчас одну игру проходит 50 тысяч человек. Это меньше, чем мы ожидали, но вполне объяснимо. Люди сейчас совершенно иначе потребляют информацию, чем раньше, и мало что может удержать внимание пользователя дольше трёх минут. А тут такая странная штука, как игра, в основе которой всё равно лежат тексты. Она недостаточно игровая, чтобы быть настоящей игрой. Чтобы пройти путь одного героя, требуется 15–20 минут, это много. Мы видим, что люди начинают и бросают. Но те, кто прошёл дальше третьей сцены, как правило, доходят до конца, потому что увлекаются.

Кроме того, за этот год мы сделали сайт «Рождение демократии в современной России» для питерского музея. Это даже не сайт музея, это виртуальная экскурсия в начало 1990-х. По большому счёту, самостоятельный онлайн-продукт. Он состоит из восьми глав, скомпонованных не по хронологии, а по темам: «Свобода слова», «Свободные выборы», «Региональные конфликты», «Внешняя политика» и так далее. Это была инициатива музея, нам просто заказали изготовление продукта. На все остальные проекты мы самостоятельно ищем деньги, привлекаем спонсоров. Например, в проекте «1917» сначала это было частное лицо, потом – Сбербанк и «Яндекс».

Вся жизнь на экране

– Можно сказать, сколько стоил проект «1917»?

– Это была очень долгая и дорогая история, которую мы делали полтора года или дольше. Бюджет в общей сложности составил 30 ммиллионов рублей. При работе над «1917» нам очень повезло с разработчиками, это иркутские ребята из компании ITSumma. Они добросовестные и классные, с ними было легко. Сейчас у нас формируется своя разработка. Но это всё равно обходится дорого. «Карту истории» мы делаем при поддержке «Яндекса», и она дешевле других проектов.

Самый дорогой проект стартовал буквально неделю назад – это «1968. Digital». Мы поставили перед собой задачу уложиться в 2 миллиона долларов. Спонсором выступает Альфа-Банк. Мы очень гордимся, что нам удалось сразу сделать его глобальным. Если честно, пока это моё любимое детище.

«1968. Digital» – это сериал, который мы делаем вместе с режиссёром Тимуром Бекмамбетовым. Тимур в последнее время очень увлечён скринлайном – когда вся история рассказывается как бы через экран компьютера главного героя. Зритель смотрит, на какие сайты заходит герой, что он пишет в чатах, с кем общается, что происходит в соцсетях. Например, так сняты фильмы «Убрать из друзей» и «Профайл», взявший приз на Берлинале. Он весь показан через экран компьютера главной героини. Это очень сильно держит внимание.

Мы сами большую часть времени проводим, уткнувшись носом в экран. Со стороны кажется, что с человеком ничего не происходит. А на самом деле у него на экране разворачивается вся жизнь. Тимур Бекмамбетов совершенно справедливо говорит: «Чтобы рассказать историю про современного человека, недостаточно просто снимать его на камеру. Нужно каким-то образом показать, что происходит с ним в виртуальном пространстве».

Мы решили таким же образом построить сериал про 1968 год, но при этом пойти немножко дальше и показывать экран не компьютера, а телефона. Конечно, его в то время не было, но мы делаем вид, что был. Представьте себе, что в 1968 году у всех этих людей были телефоны. Это короткие восьмиминутные фильмы. Они выходят на русском, английском и французском языках. На сайте есть все три версии. Каждую неделю появляется новая история. Всего их 40, они будут выходить до конца года.

– Глобальная история – значит, всемирная или рассчитанная на интернационального пользователя?

– Наши герои живут в разных странах, при этом у них возникают очень похожие проблемы. Идея в том, чтобы показать, как в одно и то же время в самых разных странах при разных политических режимах происходили очень похожие вещи. Например, на Западе травят Мартина Лютера Кинга, обвиняя его в связях с СССР, а в СССР ровно то же самое делают с Солженицыным, обвиняя его в связях с Западом. Очень много удивительных параллелей.

Есть очень интересная и до сих пор актуальная история про Эрту Китт – чернокожую певицу, которая сказала нелицеприятную правду первой леди во время благотворительного завтрака и за это поплатилась карьерой. На десять лет её внесли в «чёрные списки» все радиостанции и так далее. Третья серия – об убийстве Мартина Лютера Кинга. Будет история про китайского героя, полностью сделанная в интерфейсах китайских приложений. Это очень непривычно для нашего зрителя. На китайский язык мы переводить не собираемся, но, может быть, кто-то захочет это сделать. Например, когда выходил проект «1917», нам позвонили итальянцы и попросили разрешения перевести проект для итальянских пользователей.

При этом мы гордимся, что проект «1968» нам сразу удалось сделать международным. У нас партнёрское соглашение с Bosfit, они публикуют нас на английском языке, кроме того, запускают в Applе News – глобальном приложении, аудитория которого составляет 80 миллионов человек в месяц. Во Франции нашим партнёром является газета «Либерасьон».

– У России, конечно, совершенно уникальная история. Наверное, это тоже достояние, которым мы ещё не умеем как следует распоряжаться. В мире есть что-то похожее на проекты «1917» или «1968»?

– В мире нет подобных проектов. Это не копия, это оригинальные продукты. Поэтому, когда вышел «1917. Свободная история», про нас написали все. Говорили: «Смотрите, русские сделали «Фейсбук» про свою революцию». В итоге из этого проекта и выросла наша студия, в которой на сегодняшний день работает около 30 человек. Проект «1968» делает чуть больше 20 человек, «Карту истории» – 12 человек.

Успеть за три минуты вложить что-то в головы

– Много сложностей возникает с авторскими правами? Документальное кино, в котором быстро меняется картинка, предполагает как минимум использование музыкальных треков, популярных в ту эпоху, кадров кинохроники и так далее.

– Авторские права – это самая большая сложность. Все картинки, музыка стоят баснословно дорого. Тут я должен громко и отчётливо поблагодарить спонсора русской версии проекта – Альфа-Банк.

Например, мы хотели поставить фрагмент песенки «Битлов». Оказалось, что стоит это 100 тысяч долларов. Соответственно, пришлось обходиться без неё. Нас выручает то, что это образовательные проекты, они все в открытом доступе, и это служит смягчающим обстоятельством при соблюдении закона об авторских правах. Нам бы очень хотелось, чтобы в каждом университете студенты-историки знали о наших проектах. Это очень неплохой, интересно сделанный дополнительный материал. Мы вообще постепенно движемся в сторону образовательных учреждений, хотим с ними дружить.

– Самое логичное – пойти прямиком в Министерство образования, чтобы начать дружить со всем образованием сразу, разве нет? Наверное, есть шанс претендовать и на какое-то государственное финансирование, ведь это просветительские проекты.

– Пока есть возможность не брать деньги у государства, мы не будем этого делать. Мы находим частных спонсоров и надеемся, что впредь у нас появится устойчивая коммерческая модель. Например, в «1968» мы рассчитываем продать достаточное количество рекламы внутри. Она будет нативная. Формат, в котором сняты фильмы, позволяет встроить много ненавязчивых нативных интеграций. Например, когда на рабочем столе героя лежат разные приложения, одним из них может быть приложение Альфа-Банка. Если человек что-то покупает, он может делать это через «Альфа-Клик». И так далее. Сейчас мы ведём переговоры с несколькими корпорациями. Поскольку проект глобальный, мы можем работать с крупными международными брендами.

– Следующие проекты также будут связаны с историей, это принципиально?

– Мы не собираемся замыкаться только на истории. Как раз сейчас мы думаем двигаться от науки во что-то более развлекательное, игровое. Например, онлайн-видео – интересная сфера и перспективный рынок. Два проекта уже разрабатываются, концептуально думаем ещё над тремя, и один из них, пожалуй, не будет просветительским. Но в целом мы всегда стараемся балансировать на грани просвещения и развлечения. Ты не можешь просвещать человека, не развлекая его. Просвещение без развлечения бывает только в академическом образовании. Если ты делаешь что-то коммерческое, имеющее большие охваты, это должно быть увлекательным. Как правило, люди заходят в Интернет с целью развлечься. Если ты достаточно развлекательно выглядишь, у тебя есть шанс заполучить внимание пользователей на три минуты. Нужно успеть за эти три минуты что-то вложить им в головы.

– Ну и зачем тогда обязательно вкладывать, если это так сложно? Просто развлекать, наверное, проще.

– Это важно. У нас есть слоган: «Приближая прошлое к настоящему, мы меняем будущее».

– То есть у вас миссия?

– У нас миссия. Мне кажется, если люди лучше понимают логику исторических событий, а не мифологию, которая вокруг них создана, они начинают внимательнее смотреть на настоящее. Только так можно изменить к лучшему будущее. Проблема отшибленной исторической памяти – одна из самых больших проблем российского общества.

Любая попытка построить спокойный и неэмоциональный разговор, основанный на фактах и цифрах, почему-то вызывает противодействие. Например, в рамках «Карты истории» мы выпустили инфографику о 1930-х годах. В цифрах показано, что наши великие коммунистические стройки неразрывно связаны с ГУЛАГом. Большой террор поставлял рабочую силу на стройки века. Очень спокойная, безэмоциональная история в цифрах. Но тут же появились люди, которые начали обвинять нас в том, что этими цифрами мы порочим светлую память Сталина. Современная политическая дискуссия предполагает, что прилично считать Сталина «эффективным менеджером», который просто не обошёлся без перегибов. Опасно, когда человек закрывает глаза на факты. Это ведёт к забвению, к исторической слепоте.

Идея проекта про 1968 год заключается ещё и в том, чтобы показать, что исторические процессы глобальны, что страны не могут быть изолированы друг от друга, несмотря ни на что. Советские люди много чем отличались от американцев, но и общего у них было очень много. Одни и те же мысли, манифесты, события имели место и в тоталитарном СССР, и демократических странах Европы. Я надеюсь, что эта мысль каким-то образом будет укрепляться в умах тех людей, которые будут смотреть то, что мы делаем, и наши проекты работают на сохранение открытости России.

В контексте

Карен Шаинян родился в Иркутске в 1981 году. Учился в Лицее ИГУ, затем поступил на биофак ИГУ. После второго курса уехал в Москву, где в 2005 году окончил Российский государственный медицинский университет по специальности «Биохимия». Ещё в студенчестве работал корреспондентом «Коммерсанта». В 2009 году окончил школу журналистики Университета Миссисипи (США) и вернулся в Москву. Был заместителем главного редактора Slon/Republiс.ru, директором по маркетингу издательства «Альпина Паблишер». Является соучредителем студии «История будущего».

Читайте также
Свежий номер
Фоторепортажи
Мнение
Проекты и партнеры
  все
Свежий номер