издательская группа
Восточно-Сибирская правда

Яна Соболь: «Помогать людям – наша работа»

Управляющий региональным отделением Фонда социального страхования Яна Соболь за последний год объехала едва ли не всю Иркутскую область. Побывала в Братске, Жигалове, Маме, Бодайбо, Киренске, Тайшете и во многих других районах нашего региона. В планах только на этот месяц – Усть-Уда, Балаганск, Аларский район, потом Ербогачён. Яна Вадимовна – из тех руководителей, которые уверены, что оценить эффективность работы ведомства невозможно, сидя в кабинете. Для этого нужно встречаться с людьми и слушать, что они говорят.

– Яна Вадимовна, мы все помним, что ещё несколько лет назад в регионе были огромные очереди на получение инвалидных колясок, протезов и других средств реабилитации. Но затем эти полномочия были переданы Фонду социального страхования. В итоге срок ожидания значительно сократился. Как региональному отделению удалось этого добиться?

– Полномочия по обеспечению инвалидов техническими средствами реабилитации (ТСР) были переданы нам в 2015 году. Ситуация в регионе тогда и правда сложилась непростая, многие инвалиды очень долго ждали свои кресла-коляски, корсеты, протезы. В региональное отделение поступал вал жалоб, обращений от самих инвалидов, требований прокуратуры, депутатских запросов. И все настаивали: быстро выдать, незамедлительно обеспечить, срочно исполнить. Для нас 2015 год был очень сложным, но мы приобрели свой собственный опыт, а это точно самый дорогой, но самый хороший учебник, если, конечно, хочешь учиться.

Первое, что мы сделали в начале 2016 года, – собрались всей командой и провели, как говорится, мозговой штурм. Объективно и беспристрастно оценили свою работу. Задали сами себе вопросы: насколько оперативно мы можем действовать, что необходимо сделать, чтобы наши офисы стали доступнее, а самое главное – как научиться за каждым заявлением увидеть реального человека? Буквально по каждому вопросу советовались с нашими партнёрами – региональными общественными организациями инвалидов. Они и сейчас наши лучшие помощники, точный барометр, если можно так выразиться. Я рада, что, несмотря на все трудности и напряжение, выстоял и сохранился коллектив отличных специалистов, которым я очень дорожу.

В итоге сегодня не только сократились очереди, но и значительно расширился ассортимент средств реабилитации, которые поставляет фонд. Если в 2015 году мы приобретали 20–30% рекомендованных видов технических средств реабилитации, то сегодня – 100%, а это 246 наименований. Для примера: в 2015 году покупали 14 модификаций кресел-колясок, а в 2018 году уже 20, всю существующую линейку.

Конечно, не могу сказать, что мы достигли совершенства в работе, но очень многое изменилось.

– Детям-инвалидам, наверное, уделяется особенное внимание?

– Да, мне очень понятны и близки проблемы родителей, воспитывающих особенного ребёнка. Сама много лет возглавляла детский дом для маленьких детей, имеющих тяжёлые отклонения в развитии. Хорошо знаю, как важно родителям вовремя получить внимание, помощь, консультацию, информацию. Это важно, потому что у мамы зачастую просто нет возможности оставить с кем-то ребёнка, чтобы бегать по инстанциям и стоять в очередях.

Чтобы облегчить родителям получение необходимой информации, мы придумали в 2016 году ПИН – персональный информационный навигатор для родителей детей-инвалидов. Сегодня наш опыт распространён уже на 46 регионов страны.

ПИН мы направляем каждый год всем родителям детей-инвалидов, состоящих на учёте. Он содержит сведения об обеспечении, сроках и способах доставки ТСР, контактные данные сотрудника филиала – куратора ПИН. Для родителей детей-инвалидов запустили СМС-информирование, на сайте регионального отделения Фонда открыта «горячая линия», работает электронная почта detipin@ro38.fss.ru. Словом, делаем всё возможное, чтобы с каждой семьёй общаться практически индивидуально. По итогам года 97% программ реабилитации детей-инвалидов исполнено.

На особом контроле дети-инвалиды, проживающие в труднодоступных и удалённых населённых пунктах. Таких ребятишек мы обеспечиваем абсорбирующим бельём и спецсредствами на полгода вперёд, чтобы никакие природно-климатические и инфраструктурные особенности региона не помешали в реализации их прав.

– Даже если судить только по новостям на сайте фонда, становится понятно, что вы лично за месяц успеваете побывать во многих районах Приангарья. Для чего это нужно, ведь отделением фонда вполне можно руководить из офиса в Иркутске?

– Сидя в кабинете, ты не всегда можешь оценить ситуацию объективно. Казалось бы, всё идёт хорошо: бюджет исполняется, показатели достигаются. Однако из кабинета ты никогда не поймёшь, насколько удовлетворены люди качеством твоей работы, насколько эффективно работает коллектив, все ли механизмы запущены правильно. Для этого обязательно нужно преодолевать расстояния, ехать, лететь, идти. И там – в отдалённых городах и посёлках – встречаться с людьми и выслушивать их мнения и предложения об улучшении качества оказываемых нами услуг.

– Встречи на территориях проходят в рамках проекта «Доверие и сотрудничество». Почему выбрано именно это название?

– «Доверие и сотрудничество» – такими мы видим наши взаимоотношения с клиентами, так в 2016 году и назвали проект, в рамках которого проводим много мероприятий. Это встречи с руководителями предприятий, муниципалитетов, представителей бизнеса, общественных организаций, личные приёмы граждан. За последние два года только личных приёмов в удалённых и труднодоступных населённых пунктах проведено более 300.

В рамках проекта регулярно проводятся так называемые «Партнёрские площадки» – уникальный по своей отдаче формат работы. Мы приглашаем на одну площадку крупнейших работодателей, представителей органов местного самоуправления, депутатского корпуса, общественных организаций. Представляем новые проекты и сервисы фонда, отвечаем на вопросы, изучаем и знакомим с самыми лучшими примерами взаимодействия с фондом. Это действительно всегда очень живой диалог, полезный всем участникам.

Всегда интересно, например, посмотреть, как наша статистика отражает действительность. Если на территории каждый год увеличивается количество индивидуальных предпринимателей, значит, в муниципалитете создаются хорошие условия для малого бизнеса, есть доверие к власти. Снижение или увеличение расходов, связанных с материнством и детством, – показатель демографических и миграционных процессов. Анализ выплат по больничным листам, как и многие другие наши показатели, может лечь в основу создания или актуализации муниципальных программ. Статистика, которую мы предоставляем мэрам, очень интересная и даёт им много поводов к размышлению.

Каждый мэр имеет возможность оценить, насколько эффективно выстраивается сотрудничество территории с фондом. К сожалению, нередко муниципальные предприятия и организации не торопятся обращаться за выделением или возмещением средств за понесённые расходы по выплаченным пособиям. Таким образом, по итогам года есть муниципалитеты, в которых не возмещённые муниципальным учреждениям расходы составляют 50 тысяч, а у кого-то и 5 миллионов рублей.

В Черемховском районе 42 бюджетных учреждения используют по согласованию с фондом суммы страховых взносов, чтобы улучшить условия труда своих работников, провести специальную оценку условий труда, купить средства индивидуальной защиты, аптечки. А в Слюдянском, Балаганском, Усть-Удинском районах таких бюджетных учреждений ноль. Учреждения вовремя не подают документы на возмещение расходов или на использование части суммы страховых взносов.

– Почему так получается? Задам наивный вопрос: может быть, кто-то просто не знает, что есть возможность получить средства от ФСС?

– Мне трудно себе представить, что руководитель или бухгалтер организации не знает о такой возможности. Решение этих вопросов зависит от их финансовой и правовой грамотности. Наверное, иногда бывает легче пойти к мэру и попросить денег на решение проблемы учреждения, чем потрудиться собрать и отправить в фонд пакет необходимых документов.

Думаю, я не сделаю открытие, если скажу, что очень многое зависит от позиции мэров. Кстати, многие мэры не упускают возможности и лично участвуют во всех наших мероприятиях. Причём участвуют деятельно, спрашивают с подчинённых, дают поручения. Замечательно, когда идёшь с мэром по улице и видишь, как тепло, приветливо, искренне с ним здороваются прохожие, у него не замолкает телефон, и он очень хочет за короткое время успеть рассказать и показать гордость района: новую школу, дорогу, отремонтированный музей или спортивный комплекс.

– Ваши впечатления от приёма граждан?

– Приём граждан – всегда не рядовое событие. Тем более если учесть наши огромные расстояния, местами отсутствие приличных дорог, удобных транспортных схем. Из-за этого многим нашим землякам очень трудно и долго добираться до столицы области. При этом поражает, когда в сложнейших жизненных условиях люди сохраняют потрясающую душевную чуткость.

Однажды в Черемхове к нам на приём пришла женщина, которая много лет работала в местном учреждении культуры. И рассказала такую историю. Они с подругой приехали с концертной программой в одно из социальных учреждений Иркутска. Познакомились там с мужчиной, который стал с ними сотрудничать, писать стихи для концертных программ. Дружба эта продолжалась несколько лет. Мужчина болен, одинок, очень хотел жить в отдельной комнате, чтобы спокойно сочинять, читать и хранить свою большую библиотеку. Выделить ему отдельную комнату не было возможности, и тогда женщины решили вопрос с переводом своего знакомого в социальное учреждение в Черемхове, чтобы быть к нему ближе, иметь возможность чаще общаться, помогать ему. Но условия оказались для него ещё более сложные.

В итоге сердце одной из женщин дрогнуло, она забрала его к себе домой и ухаживает за ним, как за родным. Причём ей самой уже за 70 лет. Он практически обездвижен, плохо видит, у него почти не двигаются руки. Но он очень талантливый, интересный человек, прекрасный поэт. Родственники женщины очень хорошо отнеслись к её решению. Взрослые дети приезжают, помогают в уходе, внуки с ним играют в шахматы.

Вот так бывает: одни люди родных сдают на попечение государства, а другие – чужого человека забирают совершенно бескорыстно, просто из чувства милосердия. Я думаю, о таких примерах надо обязательно рассказывать. А на приём женщина пришла узнать, что можно сделать, чтобы представлять его интересы при госпитализации, и попросить посодействовать обследованию в областной клинике. Приятно знать, что в нашем обществе есть такие чуткие, душевные, неравнодушные к чужой беде люди.

– Сейчас, с одной стороны, упор делается на индивидуальный подход, а с другой – большое внимание уделяется развитию электронных сервисов. Нет ли здесь противоречия?

– Человеку всегда будут нужны общение и внимание. При этом все мы стремимся сэкономить время и чаще обращаемся к тем электронным сервисам, которые облегчают жизнь. Очередной пример. В районной больнице в посёлке Мама подошла ко мне уже пожилая женщина со словами: «Я много лет работаю врачом и только сейчас поняла всю прелесть работы с электронными больничными листами. Не представляете, как это удобно и здорово. Раньше на заполнение больничных листов уходило много времени, да ещё нужно было всё оформить правильно, без помарок. А теперь пара минут, электронная подпись – и готово!» Кстати, врачи Мамско-Чуйской районной больницы – молодцы, они каждый второй больничный выдают в электронном виде. А это достаточно новый сервис.

С 1 июля 2017 года Иркутская область вместе со всей страной начала переходить на электронные листки нетрудоспособности. И если в январе 2018 года во всех лечебных учреждениях области было выдано всего две тысячи листков, то в январе 2019 – уже более 16 тысяч. По достоинству оценили этот сервис и работодатели.

– Яна Вадимовна, кроме электронных листков нетрудоспособности, ожидают ли нас какие-то другие нововведения?

– Да, к примеру, с прошлого года фонд совместно с РЖД реализовывает новый проект. До сих пор наши клиенты получали в минздраве направление на лечение в федеральных клиниках и приходили к нам с целым пакетом документов. Мы всё проверяли и выдавали человеку направление, с которым он шёл на вокзал и самостоятельно менял его на билет в кассе РЖД. Сегодня мы можем выдать клиентам электронные билеты прямо в нашем офисе, или он может получить их в «Личном кабинете» на сайте РЖД. Это очень удобно, оперативно.

Следующий шаг – электронный документооборот и с минздравом. Талон для направления на госпитализацию от минздрава будет поступать к нам в электронном виде. Все заботы пациента сведутся к тому, чтобы зайти в «Личный кабинет» и распечатать себе электронный билет.

То же самое касается и родового сертификата, который сегодня, можно сказать, в качестве почтальона женщина носит по медицинским учреждениям. В тестовом режиме мы уже запустили электронный родовый сертификат в медсанчасти № 2 Иркутска. Женщина встаёт на учёт, оформляется электронный родовый сертификат, затем он в электронном виде передаётся из женской консультации в роддом, затем в детскую поликлинику. Электронные сервисы – это действительно значительная экономия и времени, и ресурсов, и средств.

– Одно из важных направлений работы фонда – социальное страхование от несчастных случаев на производстве. В регионе вообще сокращается количество травм на производстве? Что происходит в этой сфере?

– Более 215 тысяч человек в Иркутской области трудятся во вредных и опасных условиях. На протяжении последних лет в регионе наблюдается снижение числа несчастных случаев. В 2015 году несчастных случаев на производстве было зарегистрировано 915, в 2018-м – 716. Становится меньше тяжёлых несчастных случаев: в 2011-м – 196, в 2015-м – 121, в 2018-м – 77. Отрасли с наибольшим количеством несчастных случаев – строительство, геологоразведка, добыча руд и полезных ископаемых, производство электрической энергии, пиломатериалов. К сожалению, причиной здесь является чаще всего пренебрежение элементарными правилами безопасности.

– Это особенности нашего национального менталитета, или нужно поработать над созданием корпоративной культуры на предприятиях?

– Наверное, и то и другое. Многое зависит от работодателя, от его личного отношения к формированию культуры труда.

Встречаясь со многими работодателями на «партнёрских площадках», порой удивляешься их уникальному инновационному опыту, творческому подходу к вопросам организации охраны труда на высокотехнологичных, сложных производствах. Крупнейшие страхователи региона вкладывают в это направление серьёзные средства и активно используют возможность улучшать условия труда за счёт страховых взносов в фонд. Каждый год эта сумма увеличивается, в прошлом году она составила более 260 миллионов рублей.

Кстати, хочу напомнить, что с этого года сумма страховых взносов, которую можно использовать на эти мероприятия, увеличена с 20 до 30 процентов.

При этом нельзя забывать, что при несчастном случае страховое обеспечение получит сотрудник, у которого должным образом оформлены трудовые отношения с работодателем. Фонд оплачивает лечение, реабилитацию, если необходимо – переобучение, выполняет программу реабилитации пострадавшего, обеспечивает его техническими средствами реабилитации, автомобилями, путёвками на санаторно-курортное лечение, производит страховые выплаты. Ежегодно региональное отделение направляет на эти цели более 1,3 миллиарда рублей.

Наша важнейшая задача – максимально содействовать пострадавшему на производстве после тяжёлой травмы вернуться к прежнему ритму и образу жизни, в трудовой коллектив.

Статистика показывает, что за последние три года из 298 пострадавших после тяжёлых несчастных случаев 201 человек вернулся к труду. При этом на прежнее рабочее место вернулись 159 человек, для 29 работодатели создали на своих предприятиях новые рабочие места.

Отрадно, что многие работодатели помогают, поддерживают, переобучают, а при переводе на нижеоплачиваемую должность – сохраняют уровень прежней зарплаты пострадавшего работника.

– А все ли работодатели в нашей области такие ответственные? Или есть чего опасаться?

– Да, конечно, работодатели бывают разные. Порой сотрудница фирмы уходит в декретный отпуск, а ей больничный некому сдать: ни работодателя, ни бухгалтера не найти – закрыли офис и исчезли… Мы, кстати, готовы оказывать бесплатную юридическую помощь и представляем интересы работника в суде.

Но, увы, если сотрудник изначально согласился на минимальный размер оплаты труда, а часть денег получает в конверте, не на кого обижаться потом, получая минимальное пособие.

– В ближайшем будущем региону предстоит перейти на прямые выплаты. Что это за система, какие изменения она внесёт в жизнь работающих?

– Действительно, с 1 июля 2020 года все страховые выплаты и пособия будут выплачиваться не работодателем, а непосредственно региональным отделением фонда на лицевые счета работников. Персонально каждому. Это повысит уровень социальной защиты каждого работающего, при этом финансовая состоятельность предприятия не будет влиять на получение выплат. Работодатель будет передавать реестры получателей пособий и выплат в электронном виде в региональное отделение, а мы уже будем назначать и выплачивать пособия. Поэтому можно сказать, что электронный листок нетрудоспособности – лишь первая ступенька в этой большой и серьёзной работе.

Мы продолжим работу над внедрением электронных сервисов. Хочется заверить, что наш коллектив приложит все усилия, чтобы всё новое качественно и быстро внедрялось в регионе. Для этого существуют все необходимые условия, а главное, у коллектива есть желание профессионально работать на благо земляков.

Читайте также
Свежий номер
Фоторепортажи
Мнение
Проекты и партнеры
  все
Свежий номер
Adblock detector