издательская группа
Восточно-Сибирская правда

Природоохранные приоритеты

Более 1130 нарушений природоохранного законодательства выявила Западно-Байкальская межрайонная природоохранная прокуратура за первый год своего существования. Суммарная площадь зоны ответственности прокуратуры составляет примерно 60 тысяч квадратных километров. Даже по байкальским меркам это много. И на всей этой огромной территории надзор за исполнением природоохранного законодательства осуществляют всего-то восемь работников молодой прокуратуры.

Напомню, с февраля 2018 года приказом Генерального прокурора РФ на территории Иркутской области были ликвидированы Братская и Западно-Байкальская межрайонные прокуратуры, действовавшие на правах природоохранных и входившие в состав областной прокуратуры. Этим же приказом в составе вновь созданной Байкальской межрегиональной природоохранной прокуратуры, по статусу приравненной к прокуратуре субъекта РФ, в Байкальском регионе было образовано восемь новых межрайонных природоохранных прокуратур. В Иркутской области появились Братская, Усть-Илимская, Ангарская, Ольхонская и Западно-Байкальская. Восточно-Байкальская и Северобайкальская прокуратуры созданы в Республике Бурятия, Забайкальская межрайонная природоохранная прокуратура – в Забайкальском крае.

Административных границ ни для Байкальской межрегиональной, ни для входящих в её состав межрайонных прокуратур не существует. В зону ответственности Западно-Байкальской межрайонной природоохранной прокуратуры, которую возглавил Василий Касьяненко, кроме Иркутского, Слюдянского, Шелеховского (за исключением объектов промышленной зоны города), а также Нукутского, Заларинского, Осинского, Боханского, Эхирит-Булагатского районов Иркутской области, к примеру, включены ещё Тункинский и Окинский районы Республики Бурятия. Суммарная площадь зоны ответственности составляет примерно 60 тысяч квадратных километров. Понятно, что даже по байкальским меркам это много. И на всей этой огромной территории надзор за исполнением природоохранного законодательства осуществляют всего-то восемь работников молодой прокуратуры.

Приходится понуждать к «любезности»

– По выявленным нарушениям нами, в частности, направлено 53 исковых заявления на общую сумму более четырёх миллионов рублей, – не столько рассказывает, сколько отчитывается Василий Касьяненко, Западно-Байкальский природоохранный прокурор. – Принесено 25 протестов на незаконные нормативно-правовые акты разного уровня. Внесено 122 представления, по результатам которых 48 лиц привлечены к дисциплинарной ответственности, 5 оштрафованы на общую сумму более миллиона рублей. 12 должностных лиц получили прокурорские предостережения.

Василий Игоревич продолжает перечислять цифры, характеризующие итоги первого года работы. Мне они кажутся значимыми, существенными, но удовлетворения в интонациях собеседника я не слышу. Не уловил его, даже когда прокурор сообщил, что 17 материалов направлено в следственные органы для решения вопроса об уголовном преследовании лиц, допустивших грубые, в том числе и умышленные, нарушения закона. К моменту нашей встречи по семи из них уголовные дела уже были возбуждены, но и об этом прокурор сообщил как бы «через запятую», без заметного удовлетворения сделанным.

– Это важно, но это промежуточные результаты, – объяснил он своё отношение к отчётным цифрам. – А глобальную задачу прокурора я вижу не только в выявлении нарушений закона и административном или уголовном преследовании нарушителей, не только, да и не столько во взыскании с них денежных средств за причинённый ущерб, сколько в фактическом возмещении ущерба природе в натуральной форме. Если кто-то, работая в водоохранной зоне, причинил ущерб рыбам и любым другим аквабионтам, так будь любезен, вырасти и выпусти эту самую рыбу, обеспечь полное восстановление её биомассы и численности в прежних объёмах. Выкопал яму, где не положено, повредил вольно или нечаянно плодородный слой почвы – восстанови, проведи рекультивацию. Срубил незаконно дерево – посади и вырасти одно или несколько новых, как того закон требует.

– Ага, а ваша задача – понудить нарушителя природоохранного законодательства к этой самой «любезности», – уточняю.

– Приходится понуждать, если он сам «любезным» по отношению к природе и закону быть не хочет. Нас и Генеральная прокуратура России, и Байкальская межрегиональная прокуратура ориентируют на то, что конечным результатом нашей деятельности является не судебное решение, которого мы добиваемся, и не исполнительный лист. Смысл прокурорской работы – добиться именно фактического устранения негативных последствий.

Ещё важнее, по убеждению Касьяненко, вовремя увидеть и не допустить, предупредить возможные в будущем нарушения природоохранного законодательства своевременными предостережениями и отменой по протестам прокурора незаконных правовых актов, принимаемых властями разного уровня, исполнение которых может привести к нанесению ущерба природе. «Пока незаконный правовой акт не отменён – задача прокурора не решена», – считает он.

– В прошлом году выявлялись нарушения законодательства об охране как озера Байкал, так и в целом окружающей среды, – рассказывает Западно-Байкальский межрайонный прокурор. – Нарушалось законодательство об отходах производства и потребления, водное законодательство, законодательство об охране атмосферного воздуха, об охране животного мира, об охране водных биологических ресурсов, земельное, лесное законодательства, об экологической экспертизе и многом другом.

Каждая турбаза – нарушитель

К числу «наиболее острых и актуальных проблем, вызывающих социальную напряжённость среди населения», Василий Касьяненко относит, в частности, «массовую и стихийную застройку Центральной экологической зоны Байкальской природной территории объектами рекреационного назначения». Он сказал: «В том числе гражданами Китайской Народной Республики». Я же думаю, что раздражение у местного населения в первую очередь вызывает самоуправство именно граждан Китая. Себе самим местные жители, увы, готовы простить и прощают многое. Не случайно в поле зрения прокуратуры находятся теперь не только (а может быть, уже и не столько) незаконно строящиеся объекты, сколько «их незаконная эксплуатация, увеличение антропогенной нагрузки на озеро Байкал, незаконные сбросы жидких коммунальных отходов, сточных вод в водные объекты, несанкционированное размещение твёрдых коммунальных отходов».

– В связи с этим прокуратурой принимались исчерпывающие меры прокурорского реагирования, направленные на стабилизацию социально-экономической ситуации на поднадзорной территории, реальное устранение нарушений и восстановление нарушенных прав граждан на благоприятную окружающую среду, – рассказывает Василий Касьяненко. Для защиты природы, по его словам (многократно подтверждённым конкретными примерами), прокуратурой принимались меры, направленные на возмещение вреда, причинённого природе, а также вводился прямой запрет на осуществление неправомерной хозяйственной деятельности. Вряд ли среди местного населения и туристов найдётся много людей, сомневающихся в том, что многие рекреационные и прочие хозяйственные объекты на берегах Байкала эксплуатируются с нарушениями действующего законодательства. Несколько лет назад мне и самому довелось быть свидетелем того, как одна из турбаз, чтобы освободить переполненный септик, попросту выкачала его содержимое «на рельеф». Но установленные Западно-Байкальской межрайонной прокуратурой масштабы нарушений закона туристическим бизнесом поразили даже меня.

– В ходе проверок в отношении субъектов предпринимательства, осуществляющих эксплуатацию рекреационных объектов, установлено, что абсолютно каждая база отдыха, гостевой дом, туристическая база и другие объекты размещения туристов эксплуатировались с нарушением норм действующего законодательства, – сообщил прокурор.

Если «абсолютно каждая», значит, не «некоторые» – и даже не «многие», а все большие и малые турбазы из числа тех, которые прокуратура успела проверить за первый год своего существования, работают в ущерб Байкалу.

– Потому что для бизнеса экология – это расходы, это дорого, – объяснил Василий Игоревич сложившуюся ситуацию. – Но экономия на этом недопустима. Когда я стал заниматься этой работой, для себя понял, что природа нас не простит, если мы сами не одумаемся в ближайшее время.

Говоря «нас» и «мы», он подразумевал в первую очередь, конечно же, не работников прокуратуры. Я согласен с прокурором и пытаюсь успокоить себя надеждой, что в числе пока ещё не проверенных рекреационных объектов найдётся хотя бы несколько таких, которые работают в полном соответствии с природоохранным законодательством. Пытаюсь, хоть и понимаю, что если такие и найдутся, то по факту они будут представлять не более чем исключение из сложившегося правила ведения современного туристического бизнеса на Байкале.

– Большое количество туристических объектов строилось и эксплуатируется сейчас в помещениях, которые по документам являются жилыми. Это прямо запрещено законом. Нами подано 17 исковых заявлений о запрете эксплуатации таких туристических баз ввиду нарушений природоохранного и иного законодательства, которые были выявлены в ходе проверок. Если у тебя в документах написано – «жилой дом», значит, ты используй строение как жилой дом. Ведение гостиничного бизнеса в жилых помещениях законодательством запрещено. Но больше половины проверенных нами объектов в документах значатся жилыми домами.

«Исходя из характера и степени общественной опасности выявленных нарушений, прокуратура принимала различные меры прокурорского реагирования, – продолжает Касьяненко. – Межрайонной прокуратурой инициирован вопрос о запрете деятельности по эксплуатации 70 процентов проверенных туристических объектов до устранения нарушений законодательства путём направления соответствующих заявлений в суд».

Запрет деятельности, пусть даже временный, «до устранения», мера крайняя. Она указывает не на ошибки и недочёты, а на грубые и очень грубые нарушения законодательства – вплоть до возникновения «общественной опасности». Василию Касьяненко, увы, не пришлось напрягать память, чтобы привести примеры вопиющего безобразия. Во-первых, потому что негативных примеров на Байкале (и не только на Байкале), к сожалению, слишком много. А главное – потому, что в их числе есть настолько наглые, что им удивляются даже сами прокуроры, по роду своей деятельности к плохому и страшному давно привыкшие.

Зарытые отходы

– Грубейшие по своему характеру, а также самые многочисленные нарушения были выявлены в ходе проверки базы отдыха «Песчанка», расположенной в Иркутском районе, – вздыхает прокурор и, чтобы не дать волю личным эмоциям, чтобы не допустить неловкое слово, переходит на «казённый», профессиональный язык. – Там был установлен факт ненадлежащего хранения отходов производства и потребления. На протяжении нескольких лет твёрдые коммунальные отходы не вывозились с побережья бухты. Они спрессовывались, а затем происходило их захоронение в почве в ближних лесных массивах. В результате таких работ путём перемешивания почвенного слоя с отходами был уничтожен плодородный слой почвы.

Не вдаваясь в подробности, Василий Игоревич упомянул о выявленных здесь фактах сброса сточных вод из бани и рукомойников на рельеф местности, о наличиии уличных туалетов в водоохранной зоне и отметил, что ещё на территории «Песчанки», призванной продемонстрировать туристам уникальную чистоту уникального озера, проверяющими были обнаружены следы разлива нефтепродуктов на почве под цистернами с горюче-смазочными материалами. Площадь загрязнённого участка была относительно небольшой, зато: «Согласно лабораторным испытаниям ФГБУ «ЦЛАТИ», концентрации загрязняющих веществ в пробах почвы превышают фоновое значение в 212,34 раза».

Общая сумма размера вреда, причинённого окружающей среде ненадлежащей эксплуатацией базы отдыха, по расчётам ЦЛАТИ, составила около двух миллионов рублей, что явилось «поводом для направления материалов проверки в следственные органы для решения вопроса об уголовном преследовании по фактам совершения преступления, предусмотренного ст. 246 УК РФ за нарушение правил охраны окружающей среды, повлекшее тяжкие последствия».

– По результатам той проверки органами предварительного следствия возбуждено уголовное дело. Ведётся следствие. Прокуратурой предъявлено в суд исковое заявление о взыскании вреда, причинённого окружающей среде, и обязании ответчика провести рекультивацию нарушенных земель, – подчёркивает Василий Игоревич.

Одним из важных отличий природоохранной прокуратуры от остальных, по мнению Касьяненко, является её колоссальная наукоёмкость. Даже элементарный (казалось бы – элементарный) расчёт ущерба, возникающего в связи с нарушением законодательства, здесь нередко превращается в сложную научно-исследовательскую работу. Одно дело, если у кого-то, к примеру, был украден или уничтожен автомобиль. В этом случае для определения суммы ущерба даже калькулятор не всегда потребуется. И совсем другое, если в Центральной экологической зоне Байкала на особо охраняемой природной территории выявляется, к примеру, незаконное захоронение ТКО, как случилось это в бухте Песчаной. Если фиксируются факт сброса жидких коммунальных отходов на рельеф или разлив нефтепродуктов. Когда обнаруживаются вдруг капитальный объект, построенный без положительного заключения экологической экспертизы, или любое другое нарушение природоохранного законодательства. Как определить, сколько рублей стоят, к примеру, уничтоженная колония каких-нибудь паучков-эндемиков, загрязнённый ручей или краснокнижный цветок?

– У нас используется не просто правовой подход, он должен быть ещё и научно обоснованным, – объясняет Василий Касьяненко. – Очень серьёзная научная поддержка требуется для любой прокурорской проверки. Даже для отбора проб на анализы целые научные методики существуют. Воздух, вода, почвы – где отобрать, как отобрать, в какое время, в каких объёмах – всё имеет значение. Для расчёта ущерба недрам и природе в целом применяются очень наукоёмкие методики. Даже определение неприкасаемой двадцатиметровой береговой полосы и водоохранной зоны, если они не поставлены на кадастровый учёт, превращается в серьёзную проблему: нужны маркшейдерские исследования, сложные измерения специальной аппаратурой. Практически любая мера прокурорского реагирования на нарушения природоохранного законодательства так или иначе основана на научном подходе. Поэтому мы активно сотрудничаем с институтами СО РАН, Иркутским госуниверситетом, ИрНИТУ.

Прокуратуру не интересует гражданство застройщика

Про водоохранную зону Василий Игоревич вспомнил не случайно. В СМИ часто появляются жалобы населения и бизнеса на то, что в водоохранных зонах якобы запрещены любое строительство и любая хозяйственная деятельность, что делает жизнь людей вблизи водоёмов практически невозможной. Активисты-общественники, напротив, безо всякого разбирательства начинают громко возмущаться, увидев любой новый объект, появившийся на берегу.

– Очень важно понимать, что в границах водоохранной зоны хозяйственная деятельность, в принципе-то, возможна, она не запрещена законом, – утверждает прокурор. – Просто существует ряд конкретных ограничений, в том числе по отведению сточных вод, по размещению определённого вида хозяйственных объектов. Всё это подробно изложено в Водном кодексе и других законах. К примеру, развернуть на берегу какое-то химическое или иное производство, потенциально опасное для водного объекта, не получится. А водозаборные станции, заводы по производству бутилированной воды вполне возможны. èèè

Строительство дачного или жилого дома, в том числе многоквартирного, тоже допустимо, но при соблюдении определённых условий. В частности, дренирующий септик в водоохранной и в рыбоохранной зоне недопустим, но герметичный – пожалуйста.

И тем не менее незаконное (без учёта законодательных ограничений) строительство на берегах Байкала и Иркутского водохранилища, на всём протяжении Байкальского тракта, если судить по телефонным и письменным обращениям читателей в «Восточно-Сибирскую правду», – явление распространённое и повсеместное. Жилые и дачные строения, кафе, рестораны, магазины очень часто возникают в таких местах, где, как подсказывает не только закон, но и элементарный здравый смысл, их быть не должно. В последние несколько лет особенно много таких обращений стало поступать из Листвянки. Причём особое возмущение населения вызывает, как мне показалось, даже не столько сам факт незаконного строительства, сколько то, что прибрежные земли скупают и застраивают не наши земляки, а богатые граждане Китая. – «Со своими-то мы бы, может быть, и смирились», – призналась мне недавно знакомая жительница Листвянки.

– В 2018 году прокуратурой пресекались факты незаконного возведения объектов капитального строительства в границах Центральной экологической зоны Байкальской природной территории, – подтверждает тенденцию Василий Касьяненко с оговоркой, что прокуратуру, в отличие от коренных жителей Листвянки, не интересуют ни национальность, ни гражданство застройщика. Прокуратуре важно установить, законно или незаконно ведётся строительство, и пресечь любые работы, если они не укладываются в жёсткие правовые рамки. Тем более в Центральной экологической зоне Байкальской природной территории.

– В Листвянке на улице Горького, 65, возведён двухэтажный ресторан, а на Чапаева, 117, функционирует трёхэтажная гостиница под названием «Байкальская нерпа», – приводит типичный пример прокурор. – Строительство осуществлялось под видом индивидуальной жилой застройки – жилых домов – на основании разрешений, выданных администрацией Листвянского муниципального образования. В нарушение статьи 6 Федерального закона «Об охране озера Байкал» государственная экологическая экспертиза проектной документации этих коммерческих объектов не проводилась. Кроме того, действующим законодательством запрещено строительство некоторых видов новых объектов, в том числе индивидуальных жилых домов, в границах Центральной экологической зоны Байкальской природной территории.

Касьяненко перечисляет нарушенные законы, статьи, ссылается на какие-то нормативные акты, проигнорированные застройщиком. Но меня зацепила фраза: «На основании разрешений, выданных администрацией Листвянского муниципального образования». Местные жители утверждают, что возводили незаконные объекты на берегу озера граждане КНР. Именно этот факт и вызвал бурю негодования у населения. Но разрешили-то это варварство не китайцы и даже не высокие московские чиновники, а наши с вами земляки, живущие здесь же, на берегу Байкала, который они сами в особо торжественных случаях называют священным. Причём не простые обыватели, а избранные народом функционеры, которым население доверило какую-никакую, пусть местную, но власть. В надежде, что использована она будет с умом, на благо населения и Байкала.

– В Иркутский районный суд предъявлены два исковых заявления о признании разрешений на строительство незаконными, одно из которых судом уже рассмотрено и удовлетворено, – говорит Василий Игоревич. Второй иск в момент нашего разговора находился на рассмотрении.

В чём выразится ответственность застройщиков, предположить несложно. В случае сноса строений (что, надеюсь, когда-то произойдёт) они как минимум потеряют много времени и денег. А в отношении главы Листвянского МО Следственным отделом по Иркутскому району СУ СК РФ по Иркутской области в 2018 году возбуждено и расследуется уголовное дело. Это, как показал разговор с прокурором, один, но далеко не единственный результативный пример прокурорского надзора за законностью нормативно-правовых актов, издаваемых органами местного самоуправления. Оказалось, что проблем здесь тоже выше крыши.

Фальшивая экспертиза

Изучив два проекта нормативно-правовых актов представительного органа местного самоуправления и 79 уже принятых нормативных правовых актов в сфере природоохранного правотворчества, прокуратура выявила 30 нарушений закона, 15 нормативных правовых актов, содержащих коррупциогенные факторы. Принесено 15 протестов прокурора, по результатам рассмотрения которых 7 незаконных документов к моменту нашей встречи были уже отменены, ещё 8 находились в стадии рассмотрения. Кроме того, прокурором было внесено 1 представление, которое тоже было рассмотрено и удовлетворено.

«Интересным примером» надзорной деятельности Западно-Байкальской межрайонной природоохранной прокуратуры, по мнению Василия Касьяненко, стала проверка законности возведения жилого комплекса – микрорайона-парка «Пушкино» в областном центре. Здесь прокуратурой выявлена не просто оплошность или ошибка, вызванная низкой квалификацией исполнителей, а «факт предоставления подложного положительного заключения экологической экспертизы». Это значит, что основой правонарушения является, скорее всего, не чья-то персональная глупость, а преступный умысел.

– Фальшивое заключение было, – говорит прокурор. – Установлено, что в отношении объекта строительства экспертные мероприятия не проводились. По материалам прокурорской проверки отделом полиции № 10 МУ МВД России «Иркутское» возбуждено уголовное дело по ст. 327 УК РФ (подделка официального документа, предоставляющего права, в целях его использования). Кем изготовлен документ, пока не установлено. Ведётся расследование. Кому выгодно – понятно. Выгодно застройщику. Для получения разрешения на строительство. Но кто конкретно изготовил фальшивку? У нас уголовная ответственность предполагает конкретного человека, в отличие от ряда западных стран, где уголовную ответственность юридические лица несут.

Кроме скандала с фальшивым заключением экологической экспертизы этот микрорайон печально прославился ещё и сливами хозфекальных стоков на рельеф. Случай, к сожалению, не единственный.

– В течение года Западно-Байкальской межрайонной прокуратурой выявлялись и хозяйствующие субъекты, осуществляющие несанкционированные сбросы сточных вод в водные объекты, – подтверждает Касьяненко. – Так, например, в ходе проверки деятельности организаций, добывающих общераспространённые полезные ископаемые, межрайонной прокуратурой были установлены факты сброса сточных вод с территорий карьеров в ручей Безымянный без решения о предоставлении этого водного объекта в пользование. Для устранения нарушений в суд были направлены два соответствующих исковых заявления. Оба рассмотрены. Один иск удовлетворён, а второй прекращён ввиду добровольного исполнения требований прокурора. В обоих случаях нужный результат достигнут.

Почти половина от общего числа нарушений законодательства, выявленных Западно-Байкальской межрайонной прокуратурой за первый год своей работы, так или иначе связана с оборотом отходов производства и потребления.

– Тема эта очень актуальна, – считает природоохранный прокурор. – Нарушение законного порядка размещения отходов встречается повсеместно, в том числе и на туристических базах. Где-то несанкционированные свалки создаются в укромных природных уголках умышленно, чтобы сэкономить деньги на транспортировке мусора. Где-то в связи с правовой и экологической безграмотностью владельцев и организаторов туристического бизнеса и населения. Даже на официально выделенных площадках ТКО иногда хранятся просто так, навалом – на открытой земле, без должного ограждения, загрязняя почву, захламляя окружающие территории. О масштабах проблемы можно судить по числу выявленных нарушений. Из 1130 нарушений природоохранного законодательства, установленных прокуратурой за первый год своей работы, 465 напрямую связаны с оборотом отходов производства и потребления.

Василий Игоревич приводит конкретные примеры. В некоторых (по крайней мере, для меня, неюриста) очевиден преступный умысел. Но многие выглядят настолько абсурдно и нелепо, что я не могу оправдать их ничем, кроме человеческой глупости, хотя прокурор деликатно объясняет их причину «недостатком специальных знаний». Несмотря на масштабы, он не считает проблему особо трудной и тем более неразрешимой. Он считает её сильно запущенной и надеется, что начатая в январе «мусорная реформа», основанная на обновлённом законе «Об отходах производства и потребления», поможет её решить. Не за один год, конечно, но всё-таки решить.

– В большинстве случаев результаты проверок интересуют даже самого проверяемого, – удивляет меня неожиданным утверждением Касьяненко. – На моей практике очень часто бывало, что те лица, которых мы проверяли, потом ещё и благодарили нас за результаты проверки, потому что люди просто не знали некоторые требования закона, которые они обязаны были соблюдать.

Василий Касьяненко напоминает, что незнание закона от ответственности не освобождает, поэтому, чтобы не допустить роста ущерба и предотвратить новые убытки, большинство стараются как можно быстрее устранить нарушения, выявленные прокурором.

– Основываясь на анализе результатов надзорной деятельности в 2018 году, мы выделили несколько приоритетных тем своей работы в нынешнем году, – говорит прокурор. – Самое пристальное внимание межрайонной прокуратуры нынче будет направленно на выявление фактов незаконной эксплуатации рекреационных и иных коммерческих объектов в границах Центральной экологической зоны Байкальской природной территории и на строительство новых коммерческих объектов. А ещё в связи с так называемой «мусорной реформой» – существенными изменениями требований законодательства об отходах производства и потребления – прокурорские проверки в этой сфере будут проводиться на регулярной и планомерной основе. Потому что жить среди мусора не только опасно, но и стыдно.

Василий Игоревич Касьяненко родился в 1985 году в Иркутске. В 2003 году поступил в Байкальский государственный университет экономики и права на судебно-следственный факультет. После окончания вуза в 2008 году был принят на службу в органы прокуратуры Иркутской области, откуда в октябре того же года был призван на действительную военную службу и проходил её во внутренних войсках МВД РФ.

В ноябре 2009 года Василий Касьяненко вновь был принят в органы прокуратуры Иркутской области и направлен для прохождения службы в прокуратуру г. Шелехова. За период службы в прокуратуре Шелехова до 2018 года прошёл путь от помощника прокурора до заместителя прокурора города.

В феврале 2018 года Генеральным прокурором РФ младший советник юстиции Василий Касьяненко назначен Западно-Байкальским межрайонным природоохранным прокурором.

Читайте также
Свежий номер
Фоторепортажи
Мнение
Пресс-релизы
Проекты и партнеры
  все
Свежий номер
Adblock
detector