издательская группа
Восточно-Сибирская правда

Игорь Кобзев: «Если тебе доверили власть, нужно поступать по-человечески»

На встрече в редакции «Восточно-Сибирской правды» врио губернатора Иркутской области ответил на вопросы журналистов

Среди первоочередных задач Игорь Кобзев назвал возвращение региона в федеральную повестку, завершение кадровой перезагрузки правительства и подготовку к лесопожарному сезону. Но самое главное сейчас – предотвращение эпидемии коронавируса. На сегодняшний день ситуация в регионе находится под контролем. И профессиональный опыт спасателя, работавшего в горячих точках и системе МЧС, снова пригодится главе региона. А нам всем даёт надежду, что работа будет организована чётко и максимально эффективно.

Александр Гимельштейн:

– Игорь Иванович, вы в редакцию приехали прямиком с комиссии по чрезвычайным ситуациям, где обсуждалась ситуация с коронавирусом. Сегодня это самая главная тема, с неё и хочется начать.

Игорь Кобзев:

– Ситуация контролируемая, это главное. В Иркутской области введён ряд ограничительных мер. С одной стороны, меры непопулярные. Особенно в той части, где они касаются малого бизнеса. Но я надеюсь на понимание со стороны предпринимательского сообщества. Тем более что принимаются решения относительно мер поддержки предпринимателей.

Лечебные учреждения переведены в режим повышенной готовности. Выделено больше 10 миллионов рублей на дооснащение нашей инфекционной больницы. У меня была встреча с главными врачами. Мы подробно обсудили разные варианты развития событий. Если придётся войти в режим ЧС, мы полностью освободим несколько лечебных учреждений. Они смогут работать в условиях практически замкнутого цикла режима труда и отдыха для самих врачей. Списки медиков сформированы, корпуса обозначены.

Для многих ситуация с коронавирусом оказалась неожиданной. Но всегда нужно иметь в виду самый худший вариант и готовиться к нему заранее. В этом вопросе я встретил полное понимание у наших медиков, которым отдельные слова благодарности. Они сейчас на передовой, и органы власти будут им помогать всеми силами. Мною принято решение об увеличении зарплаты этим специалистам в два раза.

Всё очень быстро меняется. Теперь речь идёт уже не столько о контроле международных рейсов, акценты перемещаются на передвижение пассажиров внутри страны. Поэтому введён мониторинг пассажирских потоков на железнодорожных вокзалах, в аэропортах. Железнодорожный транспорт специалисты контролируют с прошлой недели. Более жёсткий контроль установлен за теми, кто прибывает воздушным транспортом из регионов с неблагополучной эпидобстановкой. Они тоже должны находиться в режиме самоизоляции в течение 14 дней. Уверен, люди отнесутся к этому с пониманием.

О масках скажу отдельно. Дефицит сложился по всей стране, наш регион не исключение. Мы определились с организацией, которая поставит два миллиона масок.

Также обратились к ГУ ФСИН, они готовы организовать пошив масок на своих производственных площадках и дают гарантию, что маски будут многоразовыми. Средства защиты направим в первую очередь туда, где сосредоточены транзитные потоки: на вокзалы, автостанции, в аэропорты.

О волонтёрах. У нас 465 тысяч молодых людей, их помощь тоже будет нужна. Многие уже заняты закупкой и доставкой продуктов и лекарств пожилым людям, чтобы те могли оставаться дома без лишних рисков для здоровья. Молодёжь активна, она хочет действовать. Я видел, как волонтёры из ОНФ работают. Сейчас самое время систематизировать и широко применить этот опыт.

Обезвредить экологические «бомбы»

Егор Щербаков:

– Коронавирус – вопрос на сегодняшний день главный, но не единственный. В 2019 году случилось наводнение в Тулуне. Но тогда же едва не смыло отходы БЦБК в Байкал из-за того, что противоселевые мероприятия не были реализованы. Сейчас расчистка русел рек частично проведена. Что будем делать дальше и в какие сроки?

– Я проанализировал ситуацию и могу сказать, что в тех условиях муниципальные власти действовали правильно и профессионально. Я всем лично сказал спасибо и руку пожал. Если бы не они, всё могло быть хуже.

Сейчас перед нами два блока задач – первостепенные и стратегические.

Прежде всего нужно принять экстренные меры, чтобы ситуация не повторилась в этом году. Убрать всё, что осталось после прошлогоднего паводка, прочистить русла и каналы.

Второй этап – плановый. Выделены средства для того, чтобы сделать проект селезащиты и со следующего года приступить к реализации. Он очень сложный, есть много мнений на его счёт. Тут мы слушаем наше научное сообщество. У меня было несколько встреч с Игорем Вячеславовичем Бычковым [руководителем Иркутского отделения СО РАН]. Надеюсь, с участием федеральных экспертов мы вопрос решим. Как наука скажет, так и будет.

В целом первоочередные вещи мы отработали, так что не вижу на сегодняшний день предпосылок, чтобы прошлогодняя ситуация повторилась. Конечно, нельзя сбрасывать со счетов природные факторы. С природой не поспоришь.

Егор Щербаков:

– Тогда вопрос по Байкальскому целлюлозно-бумажному комбинату. Ещё несколько лет назад было озвучено поручение президента по ликвидации отходов БЦБК, и оно не выполнено…

– Больше скажу: их было много, таких невыполненных поручений. Не только о Байкальске речь. Когда я приехал в Усть-Орду, с удивлением обнаружил, что не выполнено поручение от 2008 года по строительству стадиона.

Это при том, что нам давали федеральные деньги! Мне лично будет стыдно докладывать главе государства, что его поручение не выполнено спустя 12 лет. Все поручения президента должны исполняться. Я думал, это никому не нужно объяснять, но почему-то приходится.

Что касается БЦБК, мы там недавно побывали с вице-премьером правительства РФ Викторией Абрамченко. Она оценила ситуацию, и мы наметили несколько направлений работы.

Первое направление я опять назову аварийным. Прежде всего был определён исполнитель, который должен решить вопрос с понижением уровня надшламовых вод. Это одно из условий, чтобы минимизировать основные риски.

Теперь нам предстоит определить технологию утилизации самих отходов. Единственный исполнитель назначен, это «ГазЭнергоСтрой – Экологические технологии». Кто выступит заказчиком работ, решается на федеральном уровне. Мы предложили, чтобы эти функции были переданы Иркутской области. Мы рядом, мы понимаем ситуацию и можем контролировать процессы. Корпорация развития «ВЭБ.РФ», которая является одним из ключевых конкурсных управляющих имеющейся там недвижимости, должна договориться с остальными собственниками, выкупить их доли и передать государству. Государство, в свою очередь, передаст нам. Пока просматривается такая схема.

Наконец, уже сейчас мы должны подумать о дальнейшем развитии территории. Нужно создать единую концепцию, которую примут все, причём мнение жителей будет определяющим. Байкальск должен стать крупным центром оздоровления и туризма. Собственно, других вариантов и быть не может. Что нужно, чтобы это реализовать? Ничего особенного, только проявить умение, старание и засучив рукава работать 24 часа в сутки.

Егор Щербаков:

– Есть ещё одна экологическая «бомба» в Иркутской области – это территория бывшего предприятия «Усольехимпром». Есть понимание, сколько денег нужно, чтобы эту «бомбу» обезвредить, где их взять и в какие сроки может быть сделана работа?

– Я принял решение работать с Росатомом. Это единственная государственная корпорация, которая работает с отходами первого и второго классов опасности. Здесь ключевое слово – «государственная». Многие частные исполнители предлагали свои услуги, но я считаю, что именно государство должно помочь в решении этой проблемы.

Виктория Абрамченко на площадке предприятия также побывала. Мы с ней предварительно согласовали, что регион заходит в федеральную программу «Чистая страна» и через неё получает финансирование. Я подписал обращение в Минприроды РФ. Сейчас проходим необходимые процедуры. Думаю, в ближайшее время они завершатся.

А дальше утвердим формат и приступим к реализации. Как только приходит Росатом, начнётся обследование территории, это около 650 гектаров. Работы оцениваются более чем в 1,3 миллиарда рублей.

«Пора вводить персональную ответственность за пожары»

Георгий Кузнецов:

– Не удаётся уйти от темы ЧС, к сожалению. Наводнения и паводки в области могут случиться, а могут и не случиться. Но можно точно предсказать, что скоро мы загоримся. К сожалению, не было такого года, чтобы леса у нас не горели или горели совсем мало. В прошлом году поставили антирекорд – 1,5 миллиона гектаров. У лесных пожаров две причины. Первая – погода, на которую мы никак не повлияем. Но вторая – это непрофессионализм, безалаберность. Хотелось бы понять ваше видение ситуации. Как будем бороться с огнём?

– Анализ показал, что 50% всех пожаров – это природный фактор, в том числе сухие грозы. Не буду спорить, хотя, на мой взгляд, это нужно ещё доказать. Но вторая половина происходит по вине людей. Причём большинство пожаров случается на землях лесного фонда, которые должен охранять субъект РФ, то есть мы, Иркутская область. Очень много пожаров в заказниках и заповедниках, в том числе в военных лесничествах.

Мне думается, пора нам вводить персональную ответственность за пожары. В первую очередь я имею в виду лесопользователей. Если пришлось привлекать федеральные силы и средства, затраты должен оплатить арендатор из своего личного кармана.

Поэтому мы сейчас занимаемся ревизией всех допсоглашений с лесопользователями. Теперь ни один арендатор не будет заключать договор субаренды без согласования с Минлеспромом. Это моя принципиальная позиция, и я надеюсь, что арендаторы меня поймут. Мы не можем допустить, чтобы через субаренду в леса заходил кто попало и действовал по своему усмотрению.

Георгий Кузнецов:

– А по закону так можно?

– Договорные отношения должны быть выстроены правильно. Если мы утверждаем, что все вместе хотим навести порядок, нужно понять, кто за что отвечает.

Подчеркну, что теперь никто не сможет претендовать на аренду лесного фонда, если у него нет техники и людей. Причём техника должна быть сертифицирована, люди должны быть подготовлены и включены в расчёт сил и средств при формировании сводного плана тушения пожаров.

Не исключаю, что пожары будут и в этом году. Первая волна может начаться уже весной. Когда становится тепло, люди у нас идут в лес отдыхать. Иногда так отдыхают, что напрямую нарушают природоохранное законодательство. Это, к сожалению, повторяется из года в год, и не только у нас. Значит, нам нужно выработать действенные профилактические меры. С детского сада все должны знать, что в лесу нельзя жечь костры. Едешь в лес – вези готовые продукты и наслаждайся природой.

Георгий Кузнецов:

– На это вряд ли кто-то согласится.

– Это вопрос спорный. Я жил в регионе, где лес научились очень ценить. Там людям стало просто некуда поехать отдохнуть. Ты едешь за городом по шикарной трассе, а вокруг – сплошной горельник на многие километры… К сожалению, в Центральной России через это уже прошли. Но лучше не проходить, а учиться на чужих ошибках.

Очень действенным способом, кстати, оказалось привлечение школьников и студентов к профилактической работе. Если взрослый делает замечание, его, скорее всего, воспримут в штыки. Но если школьник или студент подходит и говорит: «Не надо так, я тоже ещё хочу среди этого леса пожить…» Нужно все форматы использовать, в том числе подключать действенную профилактику.

Но делать это вместе, один я точно не справлюсь. Все должны выступить единой командой: общественность, жители, муниципальные власти, экологическое сообщество и бизнес.

Приведу свежий пример. В Слюдянском районе арендатор решил провести отжиг сухой травы самостоятельно. В итоге пришлось тушить пожар при помощи МЧС, областных структур. Теперь арендатор должен эти затраты государству возместить. Не захочет это делать добровольно, будет в судебном порядке. Человек поступил безответственно, подверг угрозе близлежащий населённый пункт, между прочим. С такими арендаторами нужно сразу расторгать договоры аренды. Я готов встречаться со всеми арендаторами и доносить до них свою позицию.

Георгий Кузнецов:

– Меня совершенно поразило, когда на должность министра лесного хозяйства вы назначили профессионального прокурора. Причём прокурора принципиального, с хорошей репутацией. Почему вы сделали такой выбор?

– Поясню свою позицию. Для меня главное – заставить теневой лесной бизнес выйти из сумрака. Кто, как не прокурор, знает всю изнанку этого процесса? В данной ситуации самое циничное, что в оправдание себя люди начинают рассказывать, как здорово они увеличили налоговые поступления в бюджет. А потом контролирующие органы приезжают и говорят: «Иркутская область, будьте добры, заплатите миллиарды в качестве штрафных санкций». И выкладывают целый список нарушений, в том числе – налоговые. Вот это наработали! Подняли поступления в бюджет, нечего сказать. Сейчас ведём переговоры с федеральным центром по выплате этих штрафов. Федерация должна нас понять и пойти навстречу, очень надеюсь на это.

«Будут работать и каждый год отчитываться»

Милена Князюк:

– В прошлом году в области развивалось несколько довольно громких коррупционных скандалов. Один из них связан с компанией «Звезда», которая по контракту с Фондом капремонта меняла лифты. В итоге в отношении директора компании было возбуждено уголовное дело. Но и в целом ФКР работал плохо, на счетах скопилось несколько миллиардов рублей. Директор уволен, но никаких санкций к нему не было применено. Область продолжает оставаться аутсайдером по темпам капремонта. Какие выводы сделаны из этой истории?

– Найдётся управа на него тоже. Фактически деньги налогоплательщиков использовались в личных целях. Мы отправили документацию фонда в контролирующие органы. Посмотрим, на каком основании руководитель фонда поощрял своих работников при выполнении контрактов лишь на 60%.

Я поставил задачу увеличить темпы работ по капремонту, чтобы наверстать отставание. Сейчас будем настраивать систему, чтобы она с задачей справилась. Отдельный заместитель губернатора курирует теперь эту тему, такого ещё никогда не было. Владимир Юрьевич Дорофеев будет персонально отвечать за это направление. Поменяли руководство в ФКР, привлекли общественников. Много системных вопросов предстоит решить.

Я готов внести предложения в Законодательное Собрание и перераспределить полномочия от ФКР муниципалитетам, управляющим компаниям. Теперь слово за самими муниципалитетами. Знаете, есть такая поговорка: вали на серого, серый всё свезёт. Можно, конечно, всё валить на фонд. Но нам-то нужно, чтобы система заработала, а не просто крайнего найти. Сейчас важно правильно распределить зоны ответственности. Когда мы это сделаем, система заработает и доверие людей вернётся. У нас собираемость взносов 80%, люди несколько лет платили, доверяли свои деньги фонду.

Милена Князюк:

– Ещё одна структура, практически постоянно критикуемая, это КРИО. Что с ней будет, кто вообще ею управляет?

– Я свою позицию уже высказал. Если ты патриот области, иди и занимайся тем, чем сам хотел заниматься. Отстань уже от областного бюджета. Если при твоём участии создано множество убыточных предприятий, не нужно тебе заниматься инвестиционным развитием региона. А в некоторые структуры закачивалось до 2 миллиардов рублей областных средств. Разве это нормально?

Мы найдём способ расставить все точки над «и» в данном конкретном случае. Но самое главное – нужно раз и навсегда забыть эту практику, когда должностные лица говорят одно, делают другое, а получают вообще что-то третье. Какое-то время можно пытаться использовать трудовое законодательство в личных интересах, но рано или поздно это закончится.

Всем этим предприятиям, созданным ранее при участии областного правительства в виде обществ с ограниченной ответственностью, мы просто поменяем форму собственности и раздадим госзадания. Будут работать и каждый год отчитываться перед жителями. А сейчас они фактически делают что хотят. Всё будет прозрачно, механизмы для этого есть, и не нужно велосипед изобретать.

Милена Князюк:

– Федерального софинансирования на строительство и развитие авиаузла Иркутская область лишилась. Я так понимаю, отчитываться за невыполнение президентского указа нам ещё предстоит. Есть ли что сказать главе государства, есть ли вообще шанс вернуться в федеральные программы?

– Конечно, есть шанс всё вернуть. Правда, здесь снова перед нами тема невыполненных поручений президента. Он лично дал указание, выделены огромные средства. Иркутск мог получить настоящий международный аэропорт, а не только вывеску от него, как сейчас. Спрашивается, зачем было выбирать инвестора без конкурса? В итоге область втянута в судебные разбирательства, есть решение ФАС. Вокруг аэропорта начали дома строить. Это вообще никуда не годится, ведь у нас уже были трагические события, связанные с близостью построек ко взлётной полосе. Зачем наступать на одни и те же грабли? Если тебе доверили власть в области, нужно поступать по-человечески.

Недавно мы направили обращение на подписание мирового соглашения по всем текущим процессам. В апреле в Арбитражном суде Москвы состоится очередное заседание. Если ФАС согласится, мы выходим из судебных разбирательств, начинаем формировать техническое задание и приступаем к разработке инвестиционного проекта по модернизации аэропортовой зоны.

Кроме того, нужно выбрать площадку для строительства нового аэропорта с инфраструктурой, подъездами и так далее. Этот аэропорт нужно рассматривать уже как часть развития туристической отрасли. Чтобы сюда поехали туристы со всего мира, мы должны поднять статус аэропорта. Нужно создать инфраструктуру.

«Наша задача – сохранить тарифы на прежнем уровне»

Юлия Сергеева:

– Участие в федеральных программах и нацпроектах будет усилено?

– Обязательно, это ключевой вопрос. Расскажу на примере аэропорта. Позиция Минтранса, лично Юрия Левитина позволяет нам вернуться в федеральную повестку. На областные деньги, конечно, ничего не построишь. Больше скажу: я вынужден был даже по Ледовому дворцу обратиться к Федерации, чтобы нам возместили средства, когда выяснилось, что мы строили на областные деньги этот объект. Хотя имели на руках поручение президента о выделении региону федерального финансирования. Но руководство области посчитало, что мы богатые и сами потянем. Зачем? Нам больше построить нечего? Думаю, для нас 1,3 миллиарда не лишние деньги. Поэтому позиция такая: везде софинансирование, участие в национальных проектах, федеральных программах. При этом важно свои обязательства тоже выполнять, иначе неосвоенные деньги просто уйдут обратно.

Юлия Сергеева:

– Ваша позиция по выравниванию энерготарифов.

– Хороший вопрос. На протяжении многих десятилетий область отстаивает своё право на низкие энерготарифы. Это конкурентное преимущество региона. Собственно, они нам не в подарок достались, не с неба упали. За них заплачено дорогой ценой. Наша задача – сохранить тарифы на прежнем уровне.

Но есть ещё один вопрос, он связан с модернизацией. Инфраструктура крайне изношена. С начала года уже более тысячи отключений. Я проехал по Тулуну, посмотрел на эти гнилые столбы, и было ощущение, что в прошлый век попал. Без модернизации нам сейчас никуда. Будем подходить к этому пока точечно. Я предложил минЖКХ в первую очередь провести аудит всего направления. Привлечь технических специалистов, чтобы до 1 мая была чёткая картина. Дальше посмотрим. Область самостоятельно не справится, это однозначно. Нужно привлекать инвестиции.

Ольга Мутовина:

– Недавно прозвучало предложение отдать Байкал под федеральное управление. Как вы оцениваете такую идею?

– Идея нереалистичная, конечно. Я об этом уже говорил. Мы в состоянии сами справиться с решением проблем Байкала при условии федерального софинансирования. Всё в наших руках.

Людмила Бегагоина:

– Каждый предыдущий губернатор, за исключением вашего предшественника, предлагал суперпроект, который должен был обеспечить региону рывок в развитии. Реально сделать удалось не так много. Тем не менее мы получили 130-й квартал и два участка Байкальского тракта. В этой связи вопрос: какие направления лично вам кажутся опорными? Другими словами, у вас есть прорывная идея?

– Конкретно для Иркутска – дороги. Транспортную инфраструктуру нужно модернизировать. Ну не должны в современном городе транзитные автомобили большой грузоподъёмности ехать через центр! Южный обход будет частью большого проекта по модернизации городской дорожной сети. В наших силах его выполнить.

Я общался с руководством Росавтодора, а впереди у меня серьёзная встреча с заместителем министра транспорта, на которой я хочу предложить ряд важных для иркутян решений. В том числе по передаче всего Байкальского тракта на федеральное обслуживание. Это уже другие финансы и возможности расширения дороги. Насколько я знаю, реконструкцию этой трассы тоже очень много критиковали. Но Листвянка была и будет местом притяжения для туристов, нельзя это сбрасывать со счетов.

В Братске трасса «Вилюй» уже передана на федеральное обслуживание с этого года. Это значит, что мы получим федеральное финансирование и сможем собственные средства потратить на что-то другое.

Ещё один мегапроект – это окружная дорога в Братске, благодаря которой будет исключено использование гидроузла. Там нужно строить мост. Кроме того, нужно делать окружную дорогу в Тулуне. Требуется восстановление дорожного полотна в Байкальске. Эти проекты будем продвигать на федеральном уровне, чтобы освобождать из них областные деньги.

Стратегическую задачу я формулирую так: создать дорожную инфраструктуру до каждого села. А то был недавно во Владимировке, там единственный крупный соцобъект – дом-интернат для престарелых, а подъехать к нему невозможно. Десятки населённых пунктов остаются без связи. Это тоже недопустимо.

Третье направление – Жигаловское. У нас развивается Ковыктинское месторождение. Впереди встречи и переговоры с «Газпромом». Для нас принципиально важно, чтобы ветка газопровода прошла через юго-западное направление, через Саянск, Ангарск, Иркутск. Газификация – это вообще отдельная, глобальная тема. Мне кажется, этих планов лет на десять вперёд хватит. Очень важно с этими вопросами вернуться в федеральную повестку и федеральные программы.

«То, что положено людям, нужно отдать»

Альберт Батутис:

– Вам не кажется, что нам в каком-то смысле повезло, что отменили чемпионат мира по хоккею с мячом? Скажите честно, мы успели бы достроить Ледовый дворец?

– Для зрителей всё было бы красиво, а вот насчёт прилегающей территории были сомнения. Не будем комментировать выбор именно этой площадки под строительство дворца. Она не самая удобная. Но мы имеем то, что имеем.

Мы, конечно, сделали мощный рывок за последние два месяца. Подождём, пока Иркутск выберет сити-менеджера, и в таком же ускоренном темпе возьмёмся за благоустройство. Что касается инженерной инфраструктуры, там есть недостатки. Привлечём независимый аудит из Москвы, вынесем оценку и всё исправим.

Мне хотелось бы, чтобы объект в будущем использовался как площадка для проведения массовых мероприятий, не только спортивных. То есть нужно сделать это место комфортным и притягательным для людей. Главное, чтобы в городе появился человек, который в состоянии эти проекты потянуть.

Елена Трифонова:

– Эпидемия – это проверка на прочность для многих структур, особенно для системы здравоохранения. А ведь есть ощущение, что она даже в нормальных условиях работала не без сбоев. Например, у нас постоянно возникали вопросы с обеспечением жизненно важными лекарствами льготников. Последний пример – Вика Иванова. Девочка с трансплантированным сердцем, в судьбу которой вмешался президент, одна на всю Россию. И даже она не может получать таблетки без перебоев, маме выдают их буквально поштучно.

– Давайте этот случай мы посмотрим отдельно. Вообще, ко всему, что касается детей, пожилых, льготных категорий, у меня подход один – государственный. Всё, что им гарантировано, мы предоставим. По-другому быть не может. На людях не экономят, тем более если они попали в трудную ситуацию.

Елена Трифонова:

– Тогда у меня вторая часть вопроса. Медики постоянно жалуются, что майские указы президента в регионе выполняются формально. На бумаге зарплаты растут, в жизни – срезаются стимулирующие надбавки, компенсации, увеличивается нагрузка. Будет проведён аудит в этой сфере?

– Мы сейчас на примере Иркутского перинатального центра можем наблюдать, к чему приводит такое формальное исполнение указов президента. Думаю, нужно пересмотреть некоторые подходы внутри каждого лечебного учреждения. В каких-то случаях имеет место не системный сбой, вопрос в индивидуальной настройке.

Финансисты, прокуратура, минтруд сейчас анализируют, как у нас работает система оплаты труда в медицине. Предварительно могу сказать, что в регионе не внедрены те новации, которые были приняты на федеральном уровне ещё в 2017 году и касаются оплаты труда медиков. Сейчас вcе структуры будут привлечены к выстраиванию единого государственного подхода. То, что положено людям, нужно отдать.

Ольга Мутовина:

– В глубинке закрываются почтамты. Может быть, если анализировать цифры, это не выглядит катастрофичным, потому что населённые пункты небольшие. Но это больная тема для районов.

– Я знаю об этой проблеме, обещал людям разобраться. Уже направил обращение к руководству «Почты России», у нас назначены переговоры. Наша задача сейчас – приостановить эту историю, хотя она уже запущена. Это неправильный и оторванный от действительности подход. Жители пишут об этом мне в «Инстаграм».

Вы не представляете себе, сколько обращений я получаю непосредственно в свой публичный аккаунт в соцсети. Их просто вал, около двух тысяч всего за пару месяцев. Если читать я ещё успеваю, то отвечать каждому уже нет возможности. Меня за это критикуют, но это объективно так. Дал поручение помощникам: все обращения отрабатывать, в крайнем случае – звонить людям. Без внимания ни одно обращение всё равно не остаётся. Так что про почтамты я знаю не из прессы, а напрямую от жителей.

«Вместо политических игр пусть будет большая общая цель»

Александр Гимельштейн:

– Игорь Иванович, наблюдатели давно сделали свои выводы по поводу ваших намерений, тем не менее вы их никогда не озвучивали. Мы хотим задать прямой вопрос и попросить такой же прямой ответ. Вы намерены баллотироваться на осенних выборах в губернаторы Иркутской области?

– 13 декабря 2019 года меня пригласил президент и дал отеческое служебное поручение: «Игорь Иванович, сделай так, чтобы в Иркутской области качество жизни людей стало лучше». Там не шла речь про Тулун, как многие предполагают и домысливают. Говорю, как есть.

Как человек военный, я сразу разбил задачу на несколько этапов. Что нужно сделать в первую очередь, что во вторую. Качество жизни людей зависит от многих вещей. Одна из основ – доверие к власти. Но люди будут доверять власти лишь в том случае, если увидят, что власть выполняет свои обещания. Обещали построить – построили, наметили план – выполнили. А не так, как это происходило: 12 лет назад дано президентское поручение, выделены деньги, а ничего не сделано. Нам такие истории вообще не нужны. Их корни в низком качестве управленческих решений. Это во-первых. Во-вторых, власть слишком отдалилась от народа. Не было нормального взаимодействия между областью и муниципалитетами.

Поэтому отвечу так: если доверие будет, посчитают жители нужным, чтобы я баллотировался, приму положительное решение. Если нет – значит, нет. Время у меня есть для работы, я открыт. Я не буду прятаться, в любом случае буду работать, как долг велит.

Александр Гимельштейн:

– Закончился трёхмесячный период, на который вы назначали «пробную версию» нового правительства. Мы видим, что началась серьёзная кадровая перезагрузка. При этом во время своего послания к Законодательному Собранию вы заявили, что в политические игры не играете. А вот эта новая команда, которую вы сформировали, не является ли как раз итогом какой-то политической игры?

– Когда я подбирал людей в правительство, индивидуально подходил к каждому. Задача была использовать личные и профессиональные качества каждого в полном объёме. Исходя из этих соображений, я попросил Дмитрия Викторовича Бердникова возглавить работу по восстановлению Тулуна. Он знает территорию, приобрёл хороший опыт муниципальной службы, общается с людьми. Две недели прошло, у нас было заседание комиссии, и его доклад показал, что всё идёт в том формате, на который я рассчитывал.

Переход Руслана Николаевича Болотова в город также считаю логичным. Человек был мэром, имеет опыт работы в правительстве области. У нас хорошие, рабочие взаимоотношения. Когда он попросил его отпустить (с должности в правительстве. – Прим. ред.), я это решение поддержал. По-моему, это отличный шанс убрать турбулентность в городе. Навоевались уже, хватит.

Константин Борисович Зайцев поможет усилить в правительстве финансово-экономический блок. У него отличное знание территории, экономики региона. Для меня это направление сейчас особенно важно. Всё происходящее в мире и стране очень сильно сказывается на региональном бюджете, это понятно. Снижаются доходы. Сейчас приходится перераспределять средства. Как будет складываться ситуация, ещё неизвестно. Могу сказать одно: ни один рубль не будет потрачен впустую. Нельзя допустить, чтобы деньги улетали в трубу.

Правительство в основном сформировано. Для меня сейчас важно, чтобы команда отвечала за свои решения. Что касается вопроса о политических играх, то сейчас вообще не до них.

Другое дело, что глава региона не может совсем не заниматься политикой. Вся разница в том, что политика должна быть здравой и служить региону. Помогать эффективнее управлять областью, укреплять государственность, справляться с накопившимися проблемами и вызовами. Для этого нужно работать. А вместо политических игр пусть будет большая общая цель, которая называется развитие Иркутской области.

Вот туда мы все и должны направить свои способности, амбиции, смекалку и энергию.

Читайте также
Свежий номер
Фоторепортажи
Мнение
Проекты и партнеры
  все
Свежий номер
Важное
Adblock
detector