издательская группа
Восточно-Сибирская правда

Птицеград

Птицеград

Константин
ЖИТОВ, "Восточно-Сибирская
правда"

Белореченское
птицеводческое объединение, около
шести лет назад преобразованное в
акционерное общество, представляет
из себя настоящий птицеград. В
прошлом году выпуск яиц достиг
здесь без малого 278 миллионов, а
нынче, по предварительным данным,
намечается еще более богатый
урожай — примерно 400 миллионов.

Впрочем,
белореченское птицеводческое
объединение, на долю которого
сейчас приходится больше половины
получаемой в Приангарье
диетической продукции, это не
только выход яиц с конвейера. Это и
производство в год 2000 тонн куриного
диетического мяса, 700 тысяч
стаканчиков йогурта, 4000 тонн
картофеля, 1000 тонн ценнейшего
органического удобрения —
биогумуса. Это также изготовление
клеточного оборудования для
содержания птицы и запасных частей
к нему, это и собственный кормоцех,
и целая сеть оптовых складов и
фирменных магазинов.

Чтобы
не фальшивил оркестр

В разговоре с
работниками АО
"Белореченское" не раз ловил
одну и ту же фразу: "Нам повезло с
генеральным директором".
Наверное, так оно и есть. В 1980 году
птицеводческое объединение
возглавил Г.С. Франтенко, прошедший
после окончания Бурятского
сельхозинститута прекрасную
профессиональную и управленческую
школу сначала на посту
руководителя Качугской
межрайонной ветлаборатории, затем
— Зиминской и Сосновской
птицефабрик.

Гавриила
Степановича бросили сюда на прорыв.
В то время гигант промышленного
птицеводства забуксовал, а вернее,
покатился под гору. Производство
яиц на нем со 180 миллионов штук
(проектная мощность так и не была
взята) снизилось до 120. Многим
казалось, что новая метла сразу
начнет и мести по-новому и кое у
кого полетят головы, придется
подыскивать другое место работы.

— Ничего
подобного, — вспоминает о той
давней теперь поре бывший старший
инженер птицефабрики, а ныне
начальник главного управления
сельского хозяйства области Н.Э.
Эльгерт. — Франтенко спокойно
расхаживал по цехам, изучал
обстановку, задавая специалистам
конкретные и деловые вопросы. И
лишь потом, узнав, видимо, кто чем
дышит, потребовал засучить рукава.

Несмотря на
строгость, от "новой метлы"
почти никто не пострадал, кроме
одного уволенного за многократные
огрехи специалиста. Остальным
генеральный директор сказал:

— Дел у нас
невпроворот будем вместе
вытягивать фабрику из трясины. Я
беру на себя стратегические задачи,
вы хорошо трудитесь каждый на своем
рабочем месте. Мы, руководители,
обязаны быть слаженным оркестром, в
котором бы никто не фальшивил.

Наука
двигает прогресс

Взявшись за
руль производства, Гавриил
Степанович сразу возобновил
контакты с учреждениями
межотраслевого
научно-технического центра
"Племптица". Там его знали еще
в бытность директором Зиминской и
Сосновской фабрик.

— Хотя наш
птицеводческий комплекс старым не
назовешь, все же отдельное
оборудование отстает от требований
времени, — здраво рассудил он,
прочитав в одном из журналов, что за
рубежом изобрели гораздо более
удобные клетки для кур, позволяющие
сохранять снесенные ими яйца в
чистоте. И попросил ученых навести
справки о том, где планируется
проведение ближайшей
сельскохозяйственной ярмарки.

На ярмарке в
Ганновере птицефабрика приобрела
не только клетки. Здесь же
приглядели и новую породу кур,
выведенную голландскими
"селекционерами", которые
способны приносить до 300 яиц в год.

"Эмигранты"
прекрасно освоились на новом месте.
За одиннадцать месяцев текущего
года от каждой несушки получено 289
яиц. Это лучший показатель в России.

В общем,
наука помогает двигаться вперед.
Это касается не только внедрения
новых клеток, новой породы птицы, но
и применения инфракрасного
анализатора для определения
химического состава кормов.
Основываясь на его данных,
компьютер затем и определяет
рацион питания на каждый цех в
зависимости от возраста, а также
продуктивность поголовья и подает
импульсы на дозаторы, где готовится
запрограммированная мешанка.

Козыри
— черви

Не знаю,
является ли генеральный директор
АО "Белореченское"
поклонником карточной игры. Но одно
мне точно известно: его козыри —
черви. Правда, настоящие, так
называемые калифорнийские, которые
позволили предприятию решить
проблему утилизации помета, долгое
время сидевшую занозой.

Любой приезд
представителей природоохранных
органов вызывал у руководителей и
специалистов птицеводческого
объединения содрогание. Благо, они
еще отделывались увещеваниями,
составлением актов, а если у них
терпение лопнет — тогда штрафных
санкций вряд ли избежишь. Горы
помета все растут и растут. Как год,
так прибавляются очередные триста
тонн.

"По живым
деньгам ходим", — думал
Франтенко, узнав однажды о том, что
помет с помощью калифорнийских
червей, схожих с обыкновенными
дождевыми, но меньших размеров,
легко переработать в ценнейшее
органическое удобрение — биогумус,
смешав помет с торфом, которого в
Усольском районе пруд пруди.

Тут и
подходящий человек подвернулся,
которому можно было доверить эту
работу. Завезли из Ивано-Франковска
калифорнийских червей, и дело пошло
на лад. Сейчас нет отбоя от желающих
приобрести биогумус. Новое
удобрение не нуждается в особой
рекламе — про его эффективность
прознали и фермеры, и садоводы, и
огородники, все, кто любит копаться
в земле, выращивать овощи и другие
культуры.

Кстати, в
производстве биогумуса можно
использовать и бытовые отходы.
Подобные опыты производились и
принесли хорошие результаты.

О
белореченском секрете избавления
от помета прознали на других
птицефабриках, и уже приезжали
руководители и специалисты отрасли
из многих регионов страны на
всероссийский семинар. Есть заказы
на закупку биогумуса из других
стран.

Ох уж
этот рынок!

До последней
поры потребители не могли
нарадоваться на продукцию
Белореченского птицеводческого
объединения. Она пользовалась
самым высоким спросом и за качество
(не зря заместитель генерального
директора Ю. И. Поляковский недавно
вернулся из Парижа с европейской
наградой), и за цену.

Птицеводы
как могли сдерживали цену,
прекрасно сознавая, что основная
масса покупателей не обладает
большой платежеспособностью.
Во-первых, они добивались этого за
счет постоянного внедрения новых
низкозатратных технологий
производства, за счет уменьшения
расхода кормов благодаря
научно-обоснованным нормам
кормления, о чем я уже говорил. Сюда
надо прибавить и плюсы, которые дал
прямой, без посредников, выход на
рынок: сегодня в распоряжении
предприятия имеется целая сеть
оптовых складов и магазинов во
многих городах области и за ее
пределами.

Гром грянул
после 17 августа. Какое-то время цены
еще оставались на прежнем уровне, а
если росли, то понемногу. А в конце
ноября — начале декабря последовал
резкий скачок в сторону увеличения,
вызвавший бурю возмущения среди
покупателей.

— Я понимаю
покупателей, — говорит Г.С.
Франтенко. — Но и в наше положение
прошу войти. Ведь никто не
поддержал нас, когда мы требовали
предоставить режим наибольшего
благоприятствования для
отечественных
сельхозтоваропроизводителей,
просили не повышать постоянно
растущие тарифы на тепло,
электроэнергию, железнодорожные
перевозки.

Добавьте к
этому, что после августа стоимость
мясокостной муки увеличилась в три
раза, вакцин для ветеринарной
обработки птицы — в два с половиной,
шрота — в два раза. А еще возросли
расходы на оплату торговых мест, на
право торговли, на сертификацию
продукции, на таможенные услуги.
Нельзя умолчать и о поборах со
стороны разного рода
контролирующих организаций, у
предприятия их несколько десятков:
госветнадзора, госстандарт,
санэпидстанция и т.д., приезд
которых сегодня воспринимается не
иначе как Мамаево нашествие.
Поневоле вспомнишь сказку
Салтыкова-Щедрина о том, как один
мужик трех генералов прокормил.

Подсчитали
недавно экономисты Белореченского
птицеводческого объединения
сводный объем навешанных на
предприятие платежей и диву дались:
за год их набежит на сумму около 11
миллионов деноминированных рублей.
Все это ляжет на себестоимость
продукции и, конечно, на покупателя.

А как быть?

Читайте также

Подпишитесь на свежие новости

Мнение
Проекты и партнеры
  все
Свежий номер