издательская группа
Восточно-Сибирская правда

Топору поставили условия

  • Автор: Александр ГОЛОСОВ, "Восточно-Сибирская правда"

Топору
поставили условия

В автономном округе с
февраля нынешнего года регулярно
(по графику) проводятся аукционы по
продаже лесоучастков на конкурсной
основе.

Топор —
символ нашей затратной
цивилизации. Богатые страны рубят
технологично, расчетливо; бедные —
неразумно, без расчета. Россия в
ряду последних. При
планово-ненасытной экономике
рубили неразумно и много, но все
было мало. Потому как из
срубленного в дело шло менее
половины. Мы с упоением пели:
"Привыкли руки к топорам…"
Точнее: наши руки приросли к
топорам. Нерасчетливые рубки в
автономном округе в годы застоя
приняли угрожающий характер.
Заметно обмелели речки, над стенкой
частью округа стали "гулять"
суховеи и пыльные бури, а в лесах
"красный петух". Вырубки
напоминали лесные свалки,
зарастающие березой и осиной.
Культурное воспроизводство
хвойных пород составляло менее
полпроцента от ежегодно
вырубаемого. Полагались на
самовоспроизводство. Дескать,
природа сама залижет, заживит раны,
нанесенные лесу варварским
топором. Природа сильна, но темпы и
объемы лесного разора были выше ее
восстановительных сил.

Планово-обвальный
лесосвод порождал протест. Однако в
местной печати критиковались лишь
отдельные недостатки, не покушаясь
на святое — плановое построение
светлого будущего, без леса.
Теперь-то мы знаем, что это была
очень топорная работа.

Против нее в
канун перестройки стали подавать
голос даже те, кто по должности
обязан был брать под плановый
козырек, — партийная верхушка. В
начале восьмидесятых была
напечатана статья в
"Известиях" первого секретаря
окружкома КПСС Николая Агаркова. Он
выступал против порубщиков-варягов
и, в частности, против Байтогского
леспромхоза с казахстанской
пропиской. Пришельцы от той статьи
не пострадали и стали рубить с
большим размахом и усердием. С
отчаяния первые секретари райкомов
стали заворачивать лесовозы,
начались разборки в обкоме. Желание
защитить лес подталкивало окружные
власти на обособление от области. А
тут вскоре и суверенитет подоспел.
И теперь бы жить за счет леса и
радоваться. Но реформы стали
разорять лесозаготовителей. Из
семи леспромхозов осталось два.
Полновластными хозяевами
окружного лесного фонда стали
районные администрации. И вскоре
выяснилось, что хрен редьки не
слаще. Тьма мелких
лесозаготовителей набросилась на
валютный лес, точно пираньи. Лес
уходил мимо окружной кассы. Участки
перепродавались, лесобилеты
выписывались на подставных лиц,
была масса других ухищрений,
уводящих от налогов. Для принятия
местных законов против лесного
беспредела отсутствовала
федеральная правовая база. С
принятием Лесного кодекса России
окружная администрация
разработала Положение о
лесопользовании. На топор была
накинута правовая узда.

Положение
сделало лесопользование
прозрачным и подконтрольным.
Отныне расчетная лесосека делится
на две части. Из 1 млн. 622 тысяч кубов
годовой заготовки примерно
половина идет на собственные нужды
через лимиты для местного
самоуправления. Потребителями леса
на территории округа являются
бюджетные организации,
сельхозпредприятия и население.
Контроль за расходованием лимитов
осуществляет окружное управление
лесного хозяйства, ежемесячно
принимающее отчеты от шести
лесхозов округа. Перепродажа
лесного участка "на корню"
грозит огромным штрафом. Его размер
— 10-кратная таксовая стоимость
участка. За первое полугодие не
выявлено ни одного случая
переуступки лесобилета. Лимиты
упорядочили реализацию древесины.
Организации и сельхозпредприятия
рубят лес и отдают его на продажу
крупным лесозаготовителям, имеющим
стабильные рынки сбыта. Интересный
опыт в таком деле у администрации
Осинского района. По ее инициативе
мелкие заготовители аккумулируют
древесину на базе Осинского
леспромхоза и ООО "Меркурий".

Из
оставшейся половины расчетной
лесосеки около двухсот тысяч кубов
древесины ежегодно отдается в
аренду. Крупнейшим арендатором
является уже названный Осинский
леспромхоз, у которого более
восьмидесяти процентов леса
проходит через глубокую
переработку. Предприятие аккуратно
платит налоги и отчисления во
внебюджетные фонды.

Остальная
часть древесины выставляется на
коммерческие аукционы. За первое
полугодие проведено шесть торгов.
По федеральному закону шестьдесят
процентов выручки остается в
округе. От шести аукционов в бюджет
округа поступило более четырехсот
тысяч рублей. Окончательная цена за
кубометр возрастает против
стартовой до пятнадцати процентов.
Перед аукционами податели заявок
проходят отбор и собеседование.
Первое условие: обязательная
регистрация в округе, чтобы платить
местные налоги. Второе условие:
порубочные остатки
перерабатываются на месте. В первый
раз лицензия лесопользователю
выдается на год. Это испытательный
срок для лесоруба-коммерсанта.
Выдержав проверку, он получает
лицензию на три года. С условием: в
первый год обязан треть
заготовленного леса переработать
на территории округа. Это дает
новые рабочие места и более полную
переработку древесины.

Аукционы —
дело новое, творческое, требующее
коррективов. На первых аукционах их
участники старались приобретать до
пятисот кубометров, чтобы не брать
лицензию. Теперь в одни руки без
лицензирования на год выдается
право на заготовку до 120 кубов. В
проведении торгов заинтересованы
отныне лесхозы, получающие от
продаж средства на воспроизводство
лесов. Нынешней весной 380 гектаров
было занято саженцами хвойных
культур. Причем торгующие лесхозы
получают лишь половину от
причитающейся им суммы, а остальное
идет на восстановление "зеленого
друга" в безлесных районах. В
Аларском нечего выставлять на
торги, в Нукутском и Баяндаевском
выставляются крохи. От ударной
топорной работы лес остался в
Осинском, Эхирит-Булагатском и
Боханском районах. И есть надежда,
что рациональным использованием
удастся сохранить зеленое чудо для
потомков. Уже за одно это мы обязаны
сказать спасибо нашим непутевым
реформам.

Читайте также

Подпишитесь на свежие новости

Мнение
Проекты и партнеры
  все
Свежий номер