издательская группа
Восточно-Сибирская правда

Тыр-пыр, восемь дыр,

Тыр-пыр,
восемь дыр,
снижающих
действенность закона о ККМ

Зададимся
простейшим вопросом: для чего летом
1993 года был принят Закон Российской
Федерации "О применении
контрольно-кассовых машин при
осуществлении денежных расчетов с
населением"? Если коротко, то
"выбить чек" означает "убить
двух зайцев".
Контрольно-кассовые машины, или
ККМ, как их привыкли называть в
обиходе, служат интересам двух
сторон. Государству — чтобы быть в
курсе денежного оборота и
рассчитывать налогооблагаемую
базу. Покупателю или потребителю
услуг — чтобы иметь на руках чек как
единственный документ,
подтверждающий состоявшуюся
сделку и дающий при необходимости
право на ее расторжение. В виде
возврата или обмена товара, отказа
от услуги и т.п.

Но то, что
кажется на первый взгляд таким
понятным и простым, имеет
обыкновение при воплощении в жизнь
обрастать всякими сложностями.
Причем не только техническими или
организационными, но и
психологическими, которые
преодолеть особенно трудно.
Утверждение не голословно: каждая
четвертая проверка из почти шести
тысяч проверок, проведенных
налоговыми инспекциями Приангарья
за первое полугодие, выявила
нарушения законодательства по
применению ККМ. А теперь прикинем
гипотетически, какой же будет цифра
нарушений, если на учете стоит 31162
такие машины, три четверти из
которых обладают фискальной
памятью. Нельзя же к каждой из них
да каждый божий день ставить
налогового инспектора. По идее,
всякий из нас берет на себя его
функцию, в известном смысле, когда
требует чек. С той существенной
разницей, что налоговик
представляет государство, а любой
покупатель представляет общество.

Но и
покупатель психологически по сей
день не всегда готов напомнить о
чеке, особенно при повседневных и
не слишком обременительных для
себя тратах. Пример? А вы попробуйте
вспомнить, давал ли вам водитель
"маршрутки" чек при выходе из
нее. Не частый это случай, хотя и
юридические лица, и
предприниматели-индивидуалы,
осуществляющие перевозки
населения таксомоторами или
транспортом, работающим в режиме
маршрутного такси, обязаны
применять ККМ. Не знают разве об
этом их пассажиры? Однако и сейчас,
отдавая за проезд три-четыре рубля
вместо недавних двух и трех,
требовать чек как бы стесняются.
Иногда и по причине неуверенности в
своем праве на это. Поди знай, где и
кто освобожден от обязанности
применять кассовые аппараты.
Лишний раз нарываться на грубость —
охотников мало. Человек рассуждает
примерно так: "Лично я выполняю
свою гражданскую обязанность —
честно плачу налоги. А если
продавец скрывает выручку,
"забывая" выбить чек, с
продавца и спрос. Пусть его выводят
на чистую воду те, кому положено".

Где-то
пытаются стимулировать активность
населения розыгрышами призов по
чекам. Но, может быть, привычка
непременно требовать чек быстрее
станет автоматической, коли
напоминание об этом будет
сопровождать каждое окошко взамен
висящего над ним призыва
"Проверяйте деньги, не отходя от
кассы". Пусть там, где ККМ железно
предусмотрены, появится надпись
типа "Отдав деньги, требуйте
чек". Застенчивым или
непосвященным эта строчка облегчит
жизнь. А "те, кому положено",
конечно, не сидят сложа руки. И
лучше всего, пожалуй,
свидетельствует об этом сумма
штрафов, предъявленных налоговыми
инспекциями для зачисления в
бюджет Иркутской области.
Наказание в размере 4 миллионов 7054
тыс. руб. только за полугодие,
согласитесь, мало не покажется.
Особенно тем, кто вынужден был
заплатить штраф из собственного
кошелька. Ведь именно частным
предпринимателям пришлось
материализовать 80 процентов от
всей суммы предъявленных штрафных
санкций. Потому что и нарушений
больше всего допускают именно они.
На официальном языке это
называется так: ведение денежных
расчетов без применения ККМ (81,6
процента от общего числа
выявленных нарушителей —
"индивидуалы", использование
неисправных аппаратов (78,4
процента), отсутствие ценников на
продаваемые товары (57 процентов),
невыдача чека покупателям (83,7
процента). В целом же проверки
юридических лиц и частных
предпринимателей показали, что
самым массовым нарушением остается
неприменение ККМ — 69,5 процента, а на
втором месте — такой вид
игнорирования закона, как невыдача
чека (13 процентов).

Провинившиеся,
представьте, платить штраф не любят
и, понятно, не торопятся. Налоговые
органы Приангарья направили в
арбитражный суд 390 исков для
принудительного взыскания штрафов,
составивших в общей сложности
свыше полутора миллионов рублей. По
данным на 1 июля, судом
удовлетворено 152 иска на сумму 594,5
тыс. руб. Дальше в дело должны
вступить судебные приставы. Но
институт судебных приставов,
пожалуй, самый молодой в нашей
стране, и становление его идет
крайне медленно. Во всяком случае,
процент взыскания штрафных санкций
по исполнительным листам
Арбитражного суда Иркутской
области в первом квартале достиг
всего 6,2, во втором же квартале
снизился и вовсе до 3,8 процента. То
есть вместо шестисот тысяч бюджет
пополнился всего 22,5 тыс. руб. Из-за
неразворотливости судебных
приставов коэффициент полезной
деятельности налоговиков в итоге
становится крайне низким. Особенно
если учесть, какие силы
привлекаются для широкомасштабных
проверок с участием
контролирующих,
правоохранительных и надзорных
органов. По крайней мере, без
сотрудников налоговой полиции или
УВД практически ни один рейд не
обходится. А ведь только за
неоприходование выручки
предъявлено к уплате 31,6 тыс. руб. по
результатам проведенных 766
проверок, из которых нарушения
такого рода установлены в 27
случаях. Можно упомянуть
инкассовые поручения и другие
санкции, но и без того видно, какой
урон наносит бюджету нежелание
выполнять закон.

Сколько дыр в
бюджете, люди знают не понаслышке.
Однако хорошо известно и про дыры
налогового законодательства. Закон
о ККМ не стал в этом смысле
исключением. Свои предложения для
повышения эффективности контроля
за его исполнением подготовила
Госналогинспекция по Иркутской
области, преобразованная на днях в
Управление Министерства РФ по
налогам и сборам по Иркутской
области. Предложений этих ровным
счетом восемь, что тоже заставило
вспомнить народную присказку,
вынесенную в заголовок. Но
рассчитаны они на специалистов,
поэтому подробно расшифровывать их
вряд ли стоит. Упомяну только два
предложения, которые рождены
непосредственной практикой.

В частности,
не случайна фраза о необходимости
определить критерии отнесения
местностей к отдаленным или
труднодоступным, освобожденным от
применения ККМ. Дело в том, что в
нашей области такой статус
получили более 600 населенных
пунктов, хотя многие из них
расположены вдоль оживленных
автомагистралей, где регулярно
функционирует транспорт общего
пользования. А предложение
законодательно закрепить за
сотрудниками налоговых органов
право производить контрольный
закуп в ходе проверок, что
значительно упростит
доказательство факта нарушения, в
свете всего сказанного, полагаю,
комментария даже не требует.

Читайте также

Подпишитесь на свежие новости

Мнение
Проекты и партнеры
  все
Свежий номер
Важное