издательская группа
Восточно-Сибирская правда

Как продать Ковыкту, не попав в долги

Как
продать Ковыкту, не попав в долги

Не так давно Законодательное
собрание Иркутской области приняло
постановление о целесообразности
включения Ковыктинского
газоконденсатного месторождения в
перечень участков недр, право
пользования которыми может
осуществляться на условиях
соглашения о разделе продукции.

Чем
руководствовались наши
законодатели, принимая этот
документ? Какова его
целесообразность? На этот и другие
вопросы журналиста Дмитрия
Киселева отвечает заместитель
директора Сибирского
энергетического института
профессор Борис Санеев
.

По мнению
Бориса Григорьевича, этот проект
грандиозен: объем капитальных
вложений, связанный с его
реализацией, по разным оценкам,
колеблется от 9 до 12 миллиардов
американских долларов. Цена же
месторождения, если исходить из
объема запасов в 1 триллион 126
миллиардов кубических метров газа,
— свыше 56 миллиардов долларов.
Только того, что разведано. Если
учесть, что начальные
потенциальные ресурсы природного
газа в области в настоящее время
оцениваются в 8,6 триллиона
кубических метров, а разведанные
запасы Ковыктинского
газоконденсатного месторождения
составляют 15 процентов от их
сегодняшней оценки (заметим,
кстати, что разведанность
потенциальных ресурсов природного
газа в области геологи оценивают
всего в 8 процентов), то поставки
природного газа на экспорт
целесообразны и не принесут ущерба
ресурсному потенциалу природного
газа области.

О 56
миллиардах долларов можно
говорить, если 9 миллиардов
кубометров будет потребляться в
регионе, а 20 — продаваться на
экспорт. Но для того, чтобы получить
эти деньги, надо и вложить много.
Найти эти средства в России
невозможно. Единственная
структура, которая могла бы
выступить партнером, это РАО
"Газпром", но оно серьезно
увязло в своих инвестиционных
проектах и средств у него тоже нет.
Значит, один выход — искать деньги
на освоение месторождения за
границей.

Нужно еще
учитывать и степень готовности
наших потребителей к приему
природного газа. Более всего готовы
принять ковыктинский газ
энергетики, и то, как показывают
наши расчеты, при условии, если цена
природного газа не будет превышать
цену потребляемого
электростанциями соответствующего
количества угля более чем на 14-15
долларов. Кстати, надо отметить, что
перевод электростанций и котельных
на природный газ стоит немалых
денег. Больших затрат потребует и
модернизация химических
предприятий. Из них более всех
подготовлен к приему природного
газа простаивающий сейчас завод
азотных удобрений в составе АНХК,
но его годовая потребность в
природном газе незначительна и
составляет около 600 миллионов
кубических метров.

Начиная с
момента образования акционерной
компании "РУСИА Петролеум",
где были исключительно российские
акционеры, весь этот семилетний
период был периодом поиска денег.
За семь лет (с 1992 года)
месторождение не успели даже как
следует разведать. Работы идут
весьма вялыми темпами.

Начиная с
середины 90 годов было сделано
несколько попыток заинтересовать
нашим газом иностранцев. Первыми
откликнулись корейцы, чуть позже —
китайцы. Корейская компания
изъявила желание участвовать в
проекте как акционер, но смогла
вложить только 28 миллионов
долларов, и сейчас ее доля
составляет чуть более 8 процентов.
Корейцы просто не потянули. Но в это
время уже была объявлена эмиссия, и
пакет акций, предназначавшийся
корейцам, был передан одной из
крупнейших в России, тогда еще
устойчивой, компании
"Сиданко"… Но и с ней
"раздружились" после того, как
она перестала выполнять свои
финансовые обязательства.

Сегодняшний
стратегический партнер — это Китай,
где бурно развивается экономика.

В 1996 году в
рамках межправительственного
соглашения, подписанного во время
посещения президентом Российской
Федерации Китая, впервые эта страна
заговорила о Ковыкте. Это заставило
приступить к работе по
конкретизации имеющихся запасов и
возможности их добычи, подсчетам,
выгодно или невыгодно поставлять
газ в Китай, сможет ли он платить…
Тогда же Китайская национальная
нефтяная корпорация и наша
компания "Сиданко" выполнили
приблизительные
технико-экономические расчеты.
Были обозначены трасса, средние
объемы добычи и продажи и другие
средние показатели. Причем без
особой привязки к конкретным
условиям. Однако это позволило
определить, что нужно для того,
чтобы сделать добычу и продажу
рентабельной. Выяснилось, что
необходимо ежегодно поставлять не
менее 20 миллиардов кубических
метров газа. Но тогда и у нас уже
появилось желание оставлять себе
на нужды региона 9-10 миллиардов
кубов газа. Значит, необходимо
дебывать более 30 млрд. кубов,
учитывая, что и сам газопровод
забирает часть газа на свои
собственные нужды. Сразу встало два
вопроса: во-первых, нужен более
точный счет, другими словами,
настоящее технико-экономическое
обоснование; во-вторых, увеличение
имеющихся запасов газа, чтобы
полностью обеспечить выполнение
контракта…

— А
почему обязательно продавать газ
за границу, разве не проще
перевести на газ имеющееся у нас
производство, как это делается во
всем мире? Тем более, что это
значительно удешевляет
производство и делает нашу
продукцию более
конкурентоспособной.

— Введение
экспортной составляющей выгодно
для нас. Если мы начинаем
поставлять газ нашим потребителям,
все затраты будет предложено
покрывать нашим предприятиям.
Инфраструктура-то и в этом случае
должна быть создана одна и та же!
Это ЛЭП, дороги, вахтовые поселки. ..
Объективно говоря, тогда цена газа
была бы слишком высока для наших
потребителей. А при двойной, то есть
региональной и экспортной,
поставке удельные затраты на
создание инфраструктуры будут
значительно меньше — значит, газ
будет дешевле для потребителя. Ведь
наша задача — не просто привести
газ в регион, а сделать экономичнее
производство. Эти соображения и
склоняют в пользу поставок
ковыктинского природного газа на
экспорт.

В ближайшие
два года будет проходить
доразведка месторождения, то есть
решаться вопрос с запасами,
составляться объективное
технико-экономическое обоснование.
Когда эта работа будет выполнена,
потребуются деньги. Своих у нас нет,
а иностранным банкам, чтобы дать
деньги в таком количестве, нужны
экономические и политические
гарантии их возвращения.

— Кто
такие гарантии может дать?

— Мы знаем,
что происходило с инвестициями в
России. И сегодня у нас в природо- и
недропользовании есть только один
закон, который дает хоть какие-то
гарантии, — соглашение о разделе
продукции. Суть его в том, что в
подписываемом документе сразу
оговаривается положение, согласно
которому инвестор забирает часть
газа в оплату вложенных капиталов.
И когда происходит полный возврат
вложенных средств, все объекты,
возведенные для осуществления
проекта, переходят в собственность
России. С самого начала инвестор
вроде как арендует это
месторождение на определенный
срок.

Вторая
особенность в том, что договор
заключается между правительством,
органом исполнительной власти
субъекта Федерации и инвестором. И
все споры решаются в арбитражных
судах, в том числе и международных.
Мы выходим на уровень
международного договора. Это
укрепляет позиции инвестора. Кроме
того, часть налогов заменяется
долей продукции — не деньги
передаются в бюджет, а газ. Для
региона это выгодный вариант,
поскольку полученный в качестве
уплаты газ мы будем продавать по
жестко фиксированной в соглашении
о разделе продукции цене
природного газа для российских
потребителей. При этом деньгами
будут платиться всего два налога:
плата за недропользование
("роялти") и налог на прибыль.
Другими словами, одна треть всех
налогов — деньгами, остальное —
газом.

Таким
образом, инвестору даются гарантии
от имени государства, что он окупит
вложенные в проект деньги, причем
они начинают возвращаться с
момента добычи первого кубического
метра газа. А график погашения
компенсационных выплат растянется
во времени в соответствии с
условиями, учтенными в совместном
договоре.

Вот такова
суть соглашения о разделе
продукции в применении к
Ковыктинскому месторождению. На
мой взгляд, применение его дает
укрепление гарантий и налоговой
стабилизации, поскольку введение
любых изменений в налоговую
систему не касается этого объекта.
То есть сегодняшнее соглашение о
разделе продукции будет
действовать весь срок, на который
оно подписано. Для нас это выгодно,
потому что, если мы договоримся
сегодня, по сегодняшним ставкам, в
итоге получим больше…

Но
необходимо учитывать и еще один не
маловажный фактор — время: на
газовом рынке, как известно, у
области немало конкурентов, все они
весьма активны, и было бы крайне
досадно не успеть и потерять свое
место на этом торговом поле.

Читайте также

Подпишитесь на свежие новости

Мнение
Проекты и партнеры
  все
Свежий номер
Важное
Adblock
detector