издательская группа
Восточно-Сибирская правда

"Нам не нужно дорогое золото"

Александр
РОЖНОВ:

"Нам
не нужно дорогое золото"

Александр
Викторович Рожнов, 45 лет, иркутянин,
закончил горный факультет
политехнического института.
Карьеру начинал на 115-й драге
прииска "Дражный". Прошел путь
от слесаря до начальника драги.
Руководство объединения
"Лензолото" оценило хватку и
профессионализм молодого
специалиста, и его переводят в п.
Кропоткин вначале на должность
главного инженера прииска
"Светлый", а затем директором
крупнейшего прииска
"Артемовский". Во времена
реструктуризации АО
"Лензолото" Рожнов избирается
членом совета директоров и
исполнительным директором ЗАО
"Надеждинское", кем и является
в настоящее время. Женат,
воспитывает четверых детей.

Он напоминает
боксера-профессионала — плотный,
широкоплечий, целеустремленный.
Говорит просто, негромко. Дотошен,
охотно влезает во всякие мелочи.
Смекалка, здравый смысл и
рассудительность — вот его сильные
стороны.

Журналистские
пути-дороги не раз приводили меня
на берега Витима. Обычно целью
командировок был Сухой Лог и все,
что связано с обустройством
инфраструктуры этого крупнейшего в
мире золоторудного месторождения.
Однако никогда не упускал случая
побывать у золотодобытчиков. Как
правило, это был пос. Надеждинск,
где "квартирует" самый близкий
(30 км) от Бодайбо прииск
"Дражный". Многие годы он как
бы олицетворял красоту и мощь
золотоносной провинции, был ее
своеобразной визитной карточкой.

Однако в
последние годы все чаще доводилось
слышать о закате некогда могучего
подразделения "Лензолота".
Говорили, что и техника здесь на
пределе, и сырьевая база истощена, и
лучшие кадры разбежались. Словом, у
"Надеждинского" никаких
надежд на будущее нет.

И вот
встреча с человеком, который стоял
у истоков реструктуризации АО
"Лензолото", умом своим и
сердцем восстанавливал утраченное
в кризисный период доверие людей к
новым производственным формам и
структурам, а затем и возглавившим
эту структуру.


Александр Викторович, в так
называемые перестроечные годы
прииск "Дражный" стал
неумолимо терять былую славу, ему
прочили близкий конец. Вы об этом не
могли не знать и все же рискнули
перебраться в Надеждинск. Почему?

— Я здесь
начинал свою трудовую
деятельность, прошел прекрасную
школу у таких талантливых и
известных в Бодайбо асов
золотодобычи, как Степан Беликов,
Михаил Путря, Вадим Гужавин. Эти
люди олицетворяли лучшие черты
нашей профессии, были прекрасными
командирами производства и многому
меня научили. Здесь оставалось
немало друзей, просто порядочных
людей. И когда мне предложили
возглавить этот прииск, я особо не
раздумывал. Было нормальное
человеческое желание помочь
родному предприятию в трудные для
него времена.

А страсти,
разговоры, неприятие новой
концепции реорганизации… Без
этого ни одно серьезное дело не
начинается. К тому же многие тогда
не понимали, что иного выхода у
руководства АО, совета директоров
просто не было. Чтобы удержаться на
плаву (а предприятие находилось на
грани банкротства), надо было
увеличить объем добычи минимум до
2-3 кг на работающего, добывали же 300
граммов. Себестоимость валютного
металла была настолько высокой, что
он оказался никому не нужным.

Пока не
поймем, что золото нужно не стране,
а нам самим, что на нем мы делаем
свое благополучие, а вместе с ним и
благополучие России, нам не
выбраться из пропасти. Эти
прописные истины приходилось
доказывать, выступая на сходах и
собраниях с карандашом в руках.

А можно ли
было увеличить добычу в пять-десять
раз? Нет. Значит, неизбежны
оптимизация внутренней
инфраструктуры, обновление
основных фондов, внедрение новых
технологий.


Оптимизация коллектива — это
сокращения, потеря социальных
гарантий, льгот.

— Не
обязательно. Кто хотел работать —
остались, часть людей перешла в
муниципальные образования,
некоторые к старателям, в торговлю.
Уходили те, кто испугался работать
в ЗАО. Зря боялись. Порядки, режим
работы, по сути остались прежними.
Потом многие вернулись обратно И
верно поступили. Уже в 97-м году мы
стали регулярно платить зарплату, а
в 98-м полностью рассчитались с
задолженностью даже с теми, кто
вышел из ЗАО. Так что у нас был и
остается самый квалифицированный
коллектив. Чего стоит только
63-летний Владимир Иосифович
Федотов, прошедший путь от рабочего
до главного механика предприятия.
Бок о бок с ним трудятся опытнейший
энергетик Владимир Мирсанов, мои
молодые заместители Александр
Козлов и Владимир Рожнов, геолог
Зинаида Пунтусова и маркшейдер
Светлана Еременко, начальники драг
Борис Игнатьев, Юрий Куличкин и его
тезка Пузырев, драгеры Ананич,
Кривощеков. .. Это те люди, с
которыми можно работать без
оглядки, общее наше дело ведут по
всем правилам горного искусства.

Да и
остальные после реструктуризации
подтянулись, стали лучше работать.
Люди как бы вдохнули в себя
старательский дух, сноровку,
ответственность за конечные
результаты труда.

Что касается
льгот, социальной защищенности, то
и в этом плане они ничего не
потеряли. Достаточно сказать, что
около 50 наших работников отдохнули
за год в санаториях и
профилакториях, для своих
работников мы производим закупки
продовольствия и реализуем его по
более низким, чем торговые
организации, ценам. Все так же
шефствует над школой, сообща с
коммунальщиками готовимся к зиме и
т.д.


"Дражный" считался одним из
лучших приисков по технический
оснащенности. Что на сегодня
осталось от былой мощи?

— Считай, все
и осталось. Даже старейшая в
"Лензолоте" 61-я драга на плаву.
Кстати, 26 мая мы отметили ее 70-летие.
За счет собственных оборотных
средств произвели необходимые
восстановительные работы, и она
выдала уже около 200 кг золота. По
окончании сезона подремонтируем
понтон и суперструктуру, и будет
она в строю, пока не отработает все
запасы, которые имеются на реке
Накатами.

63-я нынче
вышла на новый полигон и работает
весьма успешно. Планируем получить
от нее не менее 240 кг валютного
металла.

116-я
по-прежнему бороздит Бодайбинку.
Несмотря на то, что курс ее проложен
по уже отработанным местам,
надеемся получить там 250 кг золота.

Кроме того,
мы эксплуатируем несколько
карьеров на труднодоступных
месторождениях, которые в общей
сложности принесут в копилку ЗАО
более 300 кг металла.

Все это вкупе
должно дать нынче не менее тонны
золота. Этого вполне хватит, чтобы
подготовиться к сезону-2000,
обеспечить базу
материально-техническими
ресурсами, выплатить достойную
зарплату (в пределах 300 руб. на
трудодень) и продолжить свое
развитие. Кстати, за два последних
года мы приобрели пять тяжелых
бульдозеров и 24 единицы
автотранспорта.

— А как
вы решается вопрос с реализацией
золота?

— Процедура
здесь не сложная. В Гохране
заключаем договор на продажу
золота и ищем потенциального
покупателя в лице банка. После
выхода правительственного
постановления, разрешающего
банкирам проводить операции с
драгметаллами, к ним как бы перешли
функции финансирования
золотодобычи. В этой системе
заложены экономические интересы
обоих участников золотого рынка,
обеспечивающих, кроме собственных,
также интересы государства.

Для банкиров
золото после августовского кризиса
— весьма привлекательный
финансовый инструмент, так как
операции с ним снижают риск при
кредитовании золотодобывающих
предприятий. Для самих предприятий
это хорошая возможность
своевременно и качественно
подготовиться к добычному сезону.
Заключаем договор купли-продажи и
кредитуемся. Возврат кредита идет
золотом. Обычно на подготовку к
новому сезону у нас уходит от 130 до
150 кг металла.

Стараемся
иметь дело с теми, у кого выгодней
условия, с кем интересней работать.
На данном этапе это
"Менатеп—С.-Петербург". Не
исключаю, что, когда в Бодайбо
откроется представительство банка
"Братскгэсстрой", станем
пользоваться его услугами. Здесь
рисковать нельзя. Надо знать
надежность банка.

— В
заключение несколько слов о
перспективе. Что предпринимаете
для того, чтобы вернуть предприятию
и коллективу былую славу?

— На
имеющихся запасах ЗАО может
стабильно работать десяток лет,
добывая по тонне золота в год. Но вы
правы, плох тот хозяин, который не
беспокоится о завтрашнем дне. У нас
имеется ряд серьезных программ на
перспективу. Одной из них
предусматривается восстановление
драги N 115, которая займется
отработкой Васильевского полигона.

Кроме того,
на карьере Октябрьском фирмой
"Извлечение" запущена новая
технология по добыче тонкого
(мелкого) золота. Если этот участок
будет давать нам 500—600 граммов
золота из тонны руды, это явится
вторым рождением предприятия.

Иркутская
фирма "Риголд" разработала
свою технологию по извлечению
мелкого золота. Один прибор уже
запущен в эксплуатацию и позволяет
дополнительно получать 10-15%
металла.

Не сходит с
повестки дня и вопрос о
возможностях отработки рудного
золота на месторождении
Каменистом. Составлена программа
на его доразведку и отработку. Она
будет финансироваться как за счет
собственных отчислений, так и за
счет областных и федеральных
средств. Решение этого вопроса даст
возможность переучить людей на
работу с рудным золотом, принесет в
копилку ЗАО дополнительный
валютный металл. Это то, что
объединяет, цементирует усилия
людей, направляет в единое русло,
как пульпу с золотыми песчинками.

В заключение
хочу сказать, что если мы доведем
задуманное до логического
завершения, то новыми гранями
засверкает и россыпи, и рудное, и
тонкое золото. Я убежден, что наше
предприятие было и останется одним
из самых перспективных в АО
"Лензолото" как по
геологической потенции, так и по
запасам. Уверен, Надеждинск будет
жить и работать всегда. Золота
здесь хватит и детям нашим, и
внукам.


Спасибо, Александр Викторович.
Удачи вам на новом поприще.

— И вам
спасибо. За помощь и поддержку,
которую оказывает газета
золотодобытчикам.

Беседу вел Александр
АНТОНЕНКО.

Читайте также

Подпишитесь на свежие новости

Мнение
Проекты и партнеры
  все
Свежий номер
Важное