издательская группа
Восточно-Сибирская правда

"Я начал с того, что мирил рабочих и хозяев"


начал с того, что мирил рабочих и
хозяев"
На вопросы
еженедельника "Век" отвечает
губернатор Иркутской области Борис
ГОВОРИН

Из 19 регионов,
входящих в "Сибирское
соглашение", только Иркутская
область увеличила объемы
производства в 1998 и 1999 году. Здесь
производится около 40% российского
алюминия, 7% электроэнергии, 11%
пиломатериалов, 50% целлюлозы. В
октябре Лондонский независимый
рейтинговый комитет пересмотрел
рейтинг Иркутской области по
привлечению иностранных
инвестиций. Теперь он выше рейтинга
Российской Федерации, Республики
Татарстан и Москвы.

— Борис
Александрович, что вы считаете
своим главным достижением за два
года работы?

— Лучше этот
вопрос адресовать населению
области. Если люди почувствовали
перемены, то достижения есть.
Главная задача, которую я поставил
два года назад, реализована. В то
время основные предприятия у нас не
работали, не платили налоги в
бюджет, люди месяцами не получали
зарплату. Поэтому нужно было
восстановить работоспособность
предприятий. Причем у каждого была
своя история. К примеру, у
"Братсккомплексхолдинга",
одного из крупнейших предприятий
по производству целлюлозы, кроме
кучи долгов, неэффективного
менеджмента, были задолженности
перед Иркутскэнерго. Энергетики не
хотели давать тепло комбинату
бесплатно. Я вынужден был усаживать
всех руководителей за один стол, и
мы постепенно нашли решение:
предприятие получило тепло под
будущие результаты работы.

— Вы
выступали гарантом?

— Я
подтверждал, что все собравшиеся
получат поддержку от администрации
при созидательной работе. То же
самое было на Усть-Илимском
лесопромышленном комбинате.
Собственник предприятия —
"Роспром", дочерняя структура
МЕНАТЕПа, — по существу, его бросил.
Мы вели трудные переговоры с
Михаилом Ходорковским и все-таки
нашли путь восстановить
производство. Обременен долгами
был и "Саянскхимпром". Сегодня
все предприятия работают,
практически вышли на проектные
мощности. Люди стали регулярно
получать зарплату деньгами, а не
товарами в одном магазине и
задорого. Долги по зарплате
остались незначительные, и до конца
года собственники этих предприятий
их погасят. Причем на нескольких
предприятиях зарплату прибавили.

— Каким
образом вы этого добились, они же
собственники — могут и не
послушаться?

— Они
признали, что мы действительно
защищаем их от всевозможных
нападок. Ведь некоторые
представители федеральных
структур несколько упрощенно
смотрят на эффективность работы
предприятия, в первую очередь их
интересует, сколько поступает в
федеральный бюджет и объем
недоимок. А как там реально жизнь
идет, не всех волнует. Многие
предприятия мы отстояли при
попытках обанкротить, арестовать
продукцию. Так что хозяева
производств увидели
заинтересованность администрации
в стабильной работе. К тому же мы
имели влияние на трудовые
коллективы. Вот, например, я
вынужден был посадить вместе
председателя профсоюза,
председателя стачечного комитета и
инженерно-технических работников
"Братсккомплексхолдинга" и
сказал: "Если вы начнете бороться
друг с другом, предприятие никогда
не заработает. Вы должны подписать
соглашение о моратории на действия
друг против друга".

Сейчас
встречи с этими людьми — уже другая
тональность разговоров и другие
убеждения. Они верят губернатору,
он сдержал слово — предприятие
восстановлено.

— Многое
ли сегодня зависит от губернатора?
Чего не хватает, например, для
подъема производства, может быть,
квалифицированных управленцев?

— Убежден,
что главная причина нашего
торможения и порой бездарного
хозяйствования — отсутствие
грамотных кадров. Не только
хозяйственники, но и нынешние
муниципальные руководители прежде
на производстве были лишь
"технологами". Теперь к ним
требования иные. К тому же
руководителям была предоставлена
свобода, и те, кто был около
собственности, начали создавать
собственное благосостояние.

— Кстати,
если вы знаете таких директоров,
что вы с ними можете сделать?

— Я с ними не
должен бороться. Мои правила
отношений с любым предприятием
таковы. Первое. Оно для меня важно
настолько, насколько создает
рабочие места. Второе. Насколько
там своевременна зарплата и ее
уровень, а также платятся ли налоги
в бюджеты и небюджетные фонды. А кто
там хозяин, меня не волнует.

— Но
собственник может вам сказать, что
уровень зарплаты — его дело, не
может он платить больше.

— Вы
ошибаетесь. У нас есть органы
государственного контроля,
налоговые инспекция, полиция и
другие структуры, которые в
состоянии оценить, что владелец
может, а что не может. К тому же как
только создается конкурентная
среда, такая работа становится
неприемлемой, можно потерять
клиентов. Вот пример с рынка
перевозок. У нас была одна
авиационная компания "Байкал",
и она постоянно поднимала цены.
Пришли в эту сферу "Аэрофлот",
"Трансаэро", и сегодня уровень
цен поддерживается благодаря этим
конкурентам. А при низкой зарплате
рабочих невозможно выпускать
качественную продукцию.

Есть и другой
пример, когда на наш рынок
стремились попасть со своей
продукцией московские
мясокомбинаты, однако не вышло.
Сегодня местные производства,
победившие конкурентов, полностью
обеспечивают область
мясопродуктами.

— А вы не
закрыли границы области?

— Нет. Потому
что это уродливо, будет только во
вред рынку.

— Вам
удалось добиться несколько больших
успехов, чем другим областям даже
из того же "Сибирского
соглашения". Каким образом?

— Вероятно,
многое зависит от того, какие
ставят цели. Я считаю, что качество
управления должно оцениваться по
тому, каковы успехи в экономике,
довольны ли люди и т.д. Но тенденции
таковы, что это отходит на второй
план, а важнее становится, сколько
тот или иной губернатор
протусовался на телевизионной
экране.

Думается,
председатель правительства или
президент не предъявляет к ним
достаточных требований: почему
объемы производства падают, почему
зерна второй год подряд не можешь
получить — страну ставишь на
колени? Отсюда идет деградация
всего управления в Российской
Федерации.

— Что вам
дает в экономическом плане
"Сибирское соглашение"?

— Все
ассоциации, хоть и называются
экономическими, были рождены в
период перераспределения властных
полномочий между Центром и
регионами. И корпоративная
выработка позиций, и давление на
Федерацию сообща были более
успешными. Теперь, когда эти цели
перестают быть первостепенными,
делить становится нечего — больше
внимания уделяется уже
экономическим взаимоотношениям,
увязке федеральных и региональных
интересов в конкретных сферах,
например, в перспективах развития
предприятий ВПК. Это тенденция
последних лет.

— Мне
известно ваше мнение, что Иркутская
область имеет потенциальные
стратегические преимущества перед
другими регионами. Почему?


Стратегические ресурсы сегодня —
знания и социальный капитал. И
сегодня в нашей области активно
развивается мощная
образовательная база, готовим и
специалистов мирового уровня. Плюс
формирование такой системы
взаимоотношений, когда люди
чувствуют, что в этом "доме"
живут все вместе.

Сегодня в
области появилось много
общественных объединений, каких
раньше не было, например
национально-культурные центры —
Русский, Армянский, Бурятский,
Польский и т.д. Кроме того,
формируются общественные
организации по интересам, сотни
молодежных объединений. Это мощный
социальный капитал. К примеру,
акция организации "Женщины
против наркотиков" собрала
тысячи человек.

Нам удалось
обеспечить социальную
стабильность, правда, до конца
задача еще не решена. Но сегодня мы
избавились от забастовок,
голодовок, которые носили
тотальный характер. Областные
бюджетники с 1997 года без срывов
получают зарплату. Если раньше
исправно платили только в Иркутске,
то теперь таких территорий области
уже 12. Задолженность по зарплате
сегодня в среднем полмесяца.

Построили
уникальный объект — современный
медицинский диагностический центр,
который не имеет аналогов в Европе,
причем бесплатный для всех. Потому
что плохо, когда сегодня, как и во
все последние десятилетия,
известные люди страны ездят
лечиться за границу. То есть вся
сеть здравоохранения России не
была приспособлена для
качественного лечения. Если
прежний строй считать социально
ориентированным, то почему же он не
создал образование, культуру,
которые бы отвечали мировому
уровню?

Человек
должен получать и качественную
духовную пищу. Поэтому сегодня мы
тратим деньги на разные конкурсы,
поддерживаем библиотеки, музеи,
реконструируем драматический
театр. с 1998 года проводим Дни
русской духовности и культуры. В
них участвуют люди всех
национальностей. Так
вырабатывается единство
территории. А без нормально
действующего производства на все
это денег бы просто не нашлось.

В преддверии
выборов в Госдуму представители
большинства политических движений
говорят о том, что они выступают за
крепкую единую Россию. На самом
деле это фарисейство. Многие
процессы, которые у нас происходят,
ведут к дезинтеграции России. И
каждое движение пытается показать
себя могущественным, сильным рядом
со слабой и больной центральной
властью.

— Какие
проблемы вам еще предстоит решить?

— Первая не
касается региона. Нам надо создать
устойчивую политическую систему в
РФ, сделать ее предсказуемой для
россиян и для остального мира.
Провести спокойно выборы. Тогда
можно говорить о стабильной работе,
сейчас же все носит временный
характер. Частая смена
правительства уже сделала нас
посмешищем в глазах всего мира. У
многих чиновников чувствуется
чемоданное настроение. Когда
приходишь к ним со стратегическим
вопросом, то, как правило, его не
решают. Охотнее берутся за проблемы
сиюминутного характера.

Реформы, на
мой взгляд, затянулись, а усталость
всех групп населения просто
катастрофическая, бесполезно
просить их еще подождать.

Я понимаю,
что, как только мы закончим нудную,
но очень ответственную работу по
установлению своевременной
выплаты пенсий, пособий и зарплаты,
люди поставят вопрос о
правопорядке. Он в Иркутской
области, да и не только в ней,
оставляет желать лучшего. Если
говорить о рейтинге региона и его
инвестиционной привлекательности,
то экологическая и криминальная
ситуация делают область
территорией повышенного риска для
инвестиций. Это работа не одного
дня и не только наша проблема.

Если же
говорить о будущем нашей
промышленности, то надо переходить
на законченный цикл производства,
сегодня же мы ориентированы на
первичную переработку сырья. На
очереди крупные проекты — освоение
Сухоложского золоторудного
месторождения, разработка
Ковыктинского газоконденсатного
месторождения, что, по существу,
может создать в области новую
отрасль. Она привлечет
интеллектуальные ресурсы, создаст
рабочие места и в итоге сделает
нашу область более
конкурентоспособной.

Я убежден,
что конкурентоспособность каждого
региона формирует
конкурентоспособность всей страны.
Мы и занимаемся тем, чтобы
Иркутская область чувствовала себя
уверенно и стабильно и завтра, и
послезавтра, и в XXI веке…

Беседовала
Ирина ДЕМИНА.
"Век".

Читайте также

Подпишитесь на свежие новости

Мнение
Проекты и партнеры
  все
Свежий номер