издательская группа
Восточно-Сибирская правда

Военная тайна адмиралов

Военная
тайна адмиралов

Владимир ТЕМНЫЙ

Уже в
субботу, когда начальник штаба
Северного флота Михаил Моцак
наконец-то объявил о том, что моряки
"Курска" еще в понедельник
подавали сигналы о поступлении в
отсеки воды, стало ясно — экипаж был
обречен. И в первую очередь
командованием флота, которое
прекрасно знало, насколько
"травмы" прочного корпуса
несовместимы с жизнью подводников.
Отсюда и мрачный, погребальный тон,
вопреки всем морским традициям
взятый главкомом ВМФ Владимиром
Куроедовым в самом начале
спасательной операции. И
однообразность попыток
состыковаться с комингс-площадкой
кормового отсека — ни одного
альтернативного варианта, ни
одного шага в сторону от шаблона. И,
наконец, отказ от помощи
иностранцев. Между тем лишь за
несколько часов работы на грунте
англичане и норвежцы полностью
обследовали весь корпус, сделали
качественную видеосъемку и сумели
найти на комингс- площадке
аварийно-спасательного люка
борозду, которая делала
бесполезным использование
"колокола". Наконец, им удалось
"отдать", то есть отвинтить,
вентиль кормового люка, и к утру в
понедельник верхняя крышка была
открыта. Если бы норвежцы пришли
сюда в прошлый понедельник… Возле
люка обнаружено тело одного из
моряков. Возможно, это был гонец
последней надежды. Сумей кто-то из
моряков выбраться на поверхность —
и спасательная операция, вероятно,
пошла бы по другому сценарию.

Бомбометание
по своим

Российские
специалисты не только оказались
беспомощными перед глубиной 100
метров, но и до сих пор гадают на
кофейной гуще, как и почему
атомоход оказался на дне. Версия
вице-премьера Ильи Клебанова:
столкновение с "подводным
предметом, не менее 8 тысяч тонн
водоизмещением". Столкновение,
забор воды в пробоину, взрыв
аккумуляторной батареи с
одновременной детонацией
боезарядов в торпедах.

С кем мог
столкнуться "Антей", подводный
исполин водоизмещением 24 тысячи
тонн? Причем так, что сам оказался
на дне, а второго "участника
происшествия" и след простыл?
Зачем английской или американской
подлодке в случае столкновения с
российской субмариной в
нейтральных водах отмалчиваться?
Нет тут никаких резонов — ни
политических, ни военных. Такие ЧП
на подводных перекрестках
случались и раньше. И никому в
голову не приходило наводить тень
на плетень. То есть вариант,
конечно, может иметь место, но концы
с концами тут не сходятся.

Идеально
подходящей может быть такая версия
— попадание российской лодки в зону
глубинного бомбометания
российских же кораблей. По плану
учений такое боевое упражнение
корабли Северного флота проводили
во второй половине дня в пятницу, 11
августа. По неофициальным данным,
последний раз сеанс связи у
"Курска" был в 16.00 в пятницу.
Хватились подлодки лишь после
полуночи, когда она не вышла на
связь согласно установленному
режиму ЗАС (засекреченная
автоматическая связь). Координаты
установили в субботу, ближе к 8 утра.
Таким образом, вполне вероятно, что
подводный корабль мог оказаться в
зоне бомбометания.

Если это так,
то разрыв, а тем более прямое
попадание глубинной бомбы в
субмарину могло значительно
покорежить прочный корпус, вызвать
механические повреждения внутри
корабля. Командир успел отдать
команды "Боцман, всплывать!" и
"Поднять выдвижные
устройства!", после чего
сработала аварийная защита обоих
реакторов и лодка потеряла ход.
Аварийная энергетика по каким-то
причинам отказала. Удар о
каменистое плато на глубине 80
метров вызвал новые разрушения,
взрыв аккумуляторной батареи,
детонацию боеприпасов. После чего
лодка скатывается по наклонной
плоскости еще на тридцать метров.

Гидроакустики
надводных кораблей вполне могли
прошляпить подводную цель или
неверно ее классифицировать. А
"Курск", в свою очередь, мог
"залететь" в опасный район,
увлекшись дуэлью с иностранной
субмариной. Кстати, по некоторым
данным, след от неизвестного
подводного корабля был обнаружен в
500 метрах от падения К-141. Возможно,
досталось и "супостату"
(военно- морской сленг). Но он сумел
прийти в себя и добраться до базы.

В силе
остаются и другие версии. В числе
наиболее реальных — взрыв ходовой
части торпеды в момент, когда она
уже подавалась из торпедного
аппарата. Правда, так никто и не
может сказать, какой должна была
быть цепочка мини-катастроф, чтобы
все закончилось разрушением
минимум двух носовых отсеков.
Конструкторы божатся, что прочный
корпус лодки, ее внутренние
переборки могли выдержать любой
мощнейший взрыв, какой только мог
случиться в торпедном отсеке. Между
тем на мысль о бомбометании по
своим наводит и упорно выдвигаемая
командованием Северного флота
версия о столкновении с миной
времен второй мировой войны.
Мощности этого боезаряда не столь
велики, чтобы нанести такие
сокрушительные увечья
современному атомоходу, однако,
если версию принять на веру, то
оплошность самих военных можно
отвергнуть как гнусный вымысел.

Спасали
секреты, а не людей

Что может
статься с самой лодкой? После
фиаско, которое флот потерпел при
спасении экипажа, трудно
предположить, что современные
технические и интеллектуальные
возможности ВМФ "вытянут"
корабль хотя бы на мелководье, где с
ним уже могли бы работать водолазы
в легком снаряжении. И оставлять
без присмотра атомоход,
нашпигованный современнейшими
ракетными системами "Гранит",
которые вызывают живейший интерес
у Запада, тоже никак нельзя.
Постоянно держать здесь корабли —
накладно. Значит, остается одно —
взорвать подводную лодку. На том и
концы в воду. Но взорвать — значит
обречь себя на бесконечные
объяснения с международной
общественностью по поводу
радиационного заражения акватории
Баренцева моря. Ведь никто не
поручится, что в этом случае
заглушенные реакторы и дальше
будут отличаться примерным
поведением. В общем, и здесь — тупик.
Выхода из которого пока никто не
видит. Потому что нет потребных
понтонов, нет специальных
спасательных механизмов, нет
нужных судов обеспечения. Нынешняя
Россия не готова к решению этой
технической задачи. Как она
оказалась не готова, морально
прежде всего, спасать людей. Ведь не
допускали адмиралы иностранных
спасателей к "Курску", скорее
всего, из соображений секретности.
Как так, наисовременнейший
атомоход, и вдруг — выложи его
чертежи, ТТД (тактико-технические
данные) в руки натовцев. Более того —
разреши проникнуть внутрь святая
святых — в отсеки суперсекретного
"Антея".

Военную
тайну нашим адмиралам, может быть,
сохранить и удастся. А вот честь —
никогда.

Vesti.Ru

Читайте также

Подпишитесь на свежие новости

Мнение
Проекты и партнеры
  все
Свежий номер