издательская группа
Восточно-Сибирская правда

"Я не буду договариваться со "сторожами"

Борис
ГОВОРИН:


не буду договариваться со
"сторожами"
Губернатор
Иркутской области о политической
ситуации в регионе.

— Сейчас в
области происходят процессы,
которые непонятны населению. В
первую очередь это связано с
Законодательным собранием. Сегодня
в нем 40 депутатов, кворум более чем
достаточный, тем не менее 4, 11 и 25
октября ЗС не приняло решения по
организационным вопросам. Стороны
разделились 50 на 50, и уже начался
счет боевых штыков по единицам.
Природа этого явления не в
Законодательном собрании. У Андрея
Дементьева есть стихотворение, в
котором он по существу отмечает
ситуацию, в которой находится не
только Иркутская область, но и
Россия.

Что-то
много у нас развелось сторожей,
Своровали страну и теперь сторожат
Бедняков, от огромных своих
барышей,
От властей сторожат на себя
компромат.
Кто, чего сторожит — то ему и в доход,
Нефтяная труба или телеэкран
При любой непогоде проценты дает,
Был бы лишь наготове широкий
карман.
При раскладе таком не при деле
народ,
Не при деле лукавых своих сторожей,
И когда они делят привычный доход,
Всех сторонних из барского дома —
взашей!
Правда, есть у сограждан
возможность одна,
Посмотреть по ТВ жизнь высоких
господ,
И когда в нищете прозябает страна,
У экранов кайфует наивный народ.

На
территории Иркутской области, я не
буду скрывать, тоже есть
"сторожа". Они оставлены здесь,
чтобы мы не раскрыли секретов
приватизации на территории
области. Эти "сторожа"
обладают влиянием на
информационное пространство,
распоряжаются огромными
финансовыми ресурсами.

Вы помните,
как активно в 1997 году, когда
проходили выборы губернатора
Иркутской области, муссировалась
тема: "Говорин — Чубайс". В то
время этот номер не удался, сейчас
его повторяют снова, когда речь
идет о "Иркутскэнерго". Но
когда был обнародован план
приватизации, все сразу увидели,
что те господа, которые
распространяют листовки о связи
Говорина с Чубайсом, еще в 1992 году в
этом плане приватизации довольно
четко прописали: 24,5 процента акций
"Иркутскэнерго" должны уйти в
РАО ЕЭС. План приватизации является
основным документом. Ничто другое
не было условием для приватизации
государственной собственности.
Потом в план были внесены
изменения, 9 процентов были
реализованы на чековом аукционе,
осталось 40 процентов акций.

Докладываю
вам, что сегодня мы подошли к финалу
этой истории. Я надеюсь, что
президент одобрит текст мирового
соглашения, который в начале ноября
мы с Министерством имущественных
отношений подготовим. По этому
соглашению мы разделим госпакет
поровну: 20 процентов — Иркутской
области, 20 — Российской Федерации.
Мы признаем необходимым
консолидацию этого пакета при
проведении общих собраний, когда
нужно будет выбирать управляющие
структуры этого акционерного
общества, а также вместе влиять на
стратегию развития
"Иркутскэнерго".

Заканчивается
восьмилетняя история вокруг
иркутской энергосистемы. История,
окутанная мраком. Потребуется еще
много усилий, чтобы выяснить,
почему это было единственное
предприятие на территории
Российской Федерации, которое до
конца не акционировано, почему
раскрепленный таким образом
госпакет юридически не был
оформлен. Видимо, эти таинства
имеют не только региональную, но и
московскую природу. Поэтому мы
видим серьезную агрессию на
губернатора Иркутской области. Я
стал "популярен" в московских
изданиях, обо мне пишут —
"иркутский спрут". За одну
такую статью в "Версии"
местные магнаты отвалили 20 тысяч
долларов.

Я уверен, что
в Законодательном собрании
столкнулись два мировоззрения.
Первое — продолжать грабить дальше,
возобновить для этого структуру,
которая действовала в области до 1997
года. Мол, пусть народ ходит с
транспарантами и лозунгами, пусть
выпрашивает свою зарплату, пенсию,
пособия, а они будут становиться
сверхбогачами, чтобы потом в
журнале "Форбс" читать, кто из
них сколько имеет миллиардов
долларов.

И второе
мировоззрение, которое проводит
нынешняя администрация: мы готовы
поддерживать частную
собственность, но эта частная
собственность должна служить и
интересам всего населения,
интересам людей, которые эту
собственность создавали на
протяжении десятков лет. Поэтому —
да, предприятия должны работать,
должен быть частный капитал, но он
обязан считаться с региональными и
федеральными законами:
своевременно платить налоги,
отчисления во внебюджетные фонды,
формировать Пенсионный фонд, фонд
занятости, фонд медицинского
страхования и тем самым создавать
условия, чтобы помогать тем, кто
попал в беду и кто относится к
малообеспеченным гражданам.

Мы настроены
на то, чтобы предприятия не только
работали. Сейчас складывается
ситуация, когда и на работающих
предприятиях люди не получают
зарплату, которая позволяла бы
нормально жить. Зарплату хозяева
свели до минимума. Ее хватает
только на то, чтобы человек утром
снова пришел на работу. Мы с этим не
согласны.

Меня
обвиняют, что я человек
конфликтный, человек, который не
может договариваться. Да, с этими
людьми я договариваться не буду.
Мне давно это предлагали.
Согласись, и, смею заверить, сразу
бы стал в их понимании лучшим
губернатором России, но Иркутская
область не имела бы будущего. Она
была бы окончательно растащена.
Поэтому эти два мировоззрения
присутствуют в Законодательном
собрании. Одно мировоззрение
построено на деньгах, а не на
какой-то идеологии, на том, что от
энергетиков сейчас многие
предприятия зависимы, им угрожают
отключением, а про меня, когда я
защищаю эти предприятия, говорят:
"Говорин коррумпированный, не
дает энергетикам развиваться". Я
еще раз хочу вам напомнить, что
иркутская энергосистема в 1997 году и
начале 1998 года по существу
находилась под контролем
федерального управления по
несостоятельности, мы неоднократно
выезжали с руководством
"Иркутскэнерго" в Москву,
потому что его планировали
банкротить, на этом предприятии
были сотни миллионов долгов по
зарплате собственным рабочим, не
говоря уже о долгах во внебюджетные
фонды и бюджеты всех уровней.

Сегодня
"Иркутскэнерго", благодаря в
том числе поддержке администрации
Иркутской области, работает, люди
получают зарплату, предприятие
развивается, но, я еще раз
подчеркиваю, там есть определенные
тайны, до которых не хотят нас
допускать.

Отмечу, что
сейчас в администрации Иркутской
области сложилась самая
благоприятиная ситуация, связанная
с тем, что в руководстве комитетами
и управлений администрации,
заместителями главы администрации
Иркутской области подобраны люди,
которые не решают свои личные
проблемы, но решают общественные.
Это требование губернатора
Иркутской области. Поэтому, когда
говорят, что Говорин неуживчив, что
он отправил в отставку хороших и
способных работников (называются
Межевич, Березутский, Гуртовой.), я
даю обоснование своего решения.

Социологический
опрос 1998 года, проведенный доктором
социологических наук профессором
Токарской, показал, что
значительная часть респондентов
считает, что областная
администрация лоббирует интересы
"Иркутскэнерго". Когда люди,
работавшие на этом предприятии и
являющиеся его акционерами, пришли
в администрацию, я сразу поставил
им условие: вы обязаны забыть об
интересах "Иркутскэнерго", вы
обязаны работать на всех. К
сожалению, у них это не получилось,
мы вынуждены были расстаться.

Подчеркиваю,
я не могу договариваться с людьми,
которые имеют красивую оболочку, но
в душе настроены против нас всех.
Мне в кабинет приносили суммы в 50
тысяч долларов. Я мог бы взять эти
деньги, их СМИ вещали бы, какой я
хороший. Но я человек другой
конструкции. Я родился на иркутской
земле, 53 года живу здесь, в этой
земле лежат мой отец, родные и
близкие, и меня не удастся сломить
никому, ни угрозами, ни деньгами.

Из
выступления губернатора перед
участницами
конференции совета женщин
Иркутской области.

Читайте также

Подпишитесь на свежие новости

Мнение
Проекты и партнеры
  все
Свежий номер