издательская группа
Восточно-Сибирская правда

Зоология в доме Евстихеева

Зоология
в доме Евстихеева

— Или я — или
тараканы! — в сердцах закричала
Евстихееву жена. — Чтоб до нового
года ни одного не было! Гостям
стыдно в глаза глядеть. А эта,
Спиридонова Машка — так она всему
городу растрепала, что у нас целые
орды усатых гадов ползают. Понял!? —
поднимая тапок и шлепая очередного
"гада", вопила дражайшая
половина.

И Евстихеев
взялся за дело. Из "Бытовой
химии" натаскал всяких там
"Рапторов" да "Комбатов"
ядов сыпучих и брызгучих. Ничего не
помогало.

— Эврика! —
сказал сам себе хозяин дома
Евстихеев, прочитав в
зоологической энциклопедии, что
тараканы — любимая пища зеленых
жаб. И он их купил — где, не будем
говорить, и за сколько, но купил. Ну,
допустим, приоткроем тайну — у
ученых одного НИИ. — Они зарплату
жабами получили и по сходному
бартеру обменяли пучеглазых на
живые деньги. Евстихеев, счастливый
и возбужденный, принес их домой
целую банку и выпустил на кухню.

Жабы быстро
расплодились, отъевшись на
дармовом корму — рыжих тараканах,
которых поедали с огромным
аппетитом. Вскоре он стал встречать
их в умывальнике, в ванне и даже в
унитазе. Жене это почему-то не
понравилось: забрав детей, шипя как
змея ("до Нового года я еще
подожду!"), она уехала к маме.
Утром, когда он принимал ванну,
вместе с ним плескалась
дюжина-другая зеленых друзей. По
выходным дням Евстихеев собирал
жаб в фанерный посылочный ящик и
вывозил в лес, но дома его снова
встречал нестройный хор оставшихся
и, казалось, их стало больше, чем
было.

Однажды,
после очередной вылазки в лес,
Евстихеев лежал на диване и читал
зоологический журнал. Особо его
внимание привлекла статейка о
цейлонской цапле эспиритус,
питающейся исключительно
земноводными, всякими там лягухами,
жабами и прочей мерзостью.

— Эврика! —
воскликнул он и потопал в
зоомагазин. Здесь он выбрал средних
размеров и спокойного на вид
эспиритуса. Цапля быстро освоилась
в апартаментах. Она весело ходила
по квартире, бодро щелкая клювом.
Отчего жабонаселение квартиры
неуклонно сокращалось. Вскоре из
всех живых существ в квартире
остались лишь хозяин да цейлонский
эспиритус, по размерам походивший
уже на австралийского страуса Эму.
Он вышагивал по комнатам, косил
глазами в поисках пищи и громко
щелкал клювом. Проснувшись однажды
ночью в неурочный час, Евстихеев
увидел возле себя эспиритуса. Клюв
голодной птицы был нацелен в правый
глаз оторопевшего хозяина.
Евстихеев бодро побежал на кухню
Цейлонская цапля оказалась
всеядной и пожирала все, что
попадалось под клюв. Она охотно ела
котлеты, сдобные булочки, кильки в
томате, суп-харчо и холодец из
говяжьих хвостов и свиных ушей.
Особенно пришлась ей по вкусу
любимая закусь Евстихеева —
жареная ливерная колбаса с яйцом и
луком. Евстихеев вскоре понял, что
сам умрет голодной смертью, и стал
нетерпеливо ждать нового выпуска
зоологического журнала, который он
выписывал по почте. Но, увы, в
очередном номере почему-то не было
статьи, кто же питается цейлонскими
цаплями эспиритус. А нахальный
южный гость, который уже и не гость
был, а хозяин положения, стал часто
и задумчиво засматриваться на
Евстихеева…

— Эврика! —
опять воскликнул Евстихеев, когда
услышал по телевизору в передаче
"Диалоги о животных", что цапли
эспиритус — любимая пища крупных
змей, удавов, питонов, и прочей
ползучей фауны.

И Евстихеев
пошел в цирк, где как раз давал
представление специалист по
пресмыкающимся удавам Нестор
Хризантемов. Нестор торговался
недолго: в цирке с августа тоже
давали зарплату удавами, котятами и
красноглазыми кроликами, которых
разводили в цирке для прокорма
удавьего поголовья.

Счастливый
донельзя Евстихеев, обмотавшись
удавом сверху донизу, принес его
домой…

"2001 год —
это год Змеи" — прочитал он в
большом настенном календаре,
который купил по дороге. — Ну вот,
гад ползучий, сказал он удаву, нежно
погладив его по голове, — как раз
твой год наступает. Есть захочешь —
тебя там на кухне эспиритус
ожидает. Жуткая вкуснятина! А жены
не боись: мне почему-то кажется, вы
должны поладить…

— Придется в
Новом году мне двух змей на груди
пригревать, — с грустным оптимизмом
молвил Евстехеев.

И пригреет! А
куда ему деваться!

А.
БОРИСОВ.

Читайте также

Подпишитесь на свежие новости

Мнение
Проекты и партнеры
  все
Свежий номер