издательская группа
Восточно-Сибирская правда

Морозы начали утиную охоту

Морозы
начали утиную охоту

Юлия КОРЫТНАЯ,
"Восточно-Сибирская правда"

Как ни прискорбно,
экологические бедствия в последние
годы ХХ века стали явлением
привычным. И самый первый месяц ХXI
столетия начался с экологического
бедствия: в истоке Ангары
наблюдается массовая гибель уток.

Исток Ангары
фактически никогда не замерзает —
по подсчету ученых, это случается
один раз в 200 лет. Относительно
теплые глубинные воды Байкала,
поступая в Ангару, препятствуют
образованию льда. Прежде чем
охладиться до температуры
замерзания, вода успевает
"убежать" от истока на 10-15
километров. И на открытой полынье
ежегодно остается зимовать 12-16
тысяч водоплавающих птиц: гоголей,
крохалей, лутков, морянок, хохлатой
чернети, оляпок. Эта зимовка уток
является уникальной для всей
Северной Азии, другой такой нет.
Благодаря ей исток включен в раздел
"Зоологические памятники
природы".

С 1956 года,
после образования водохранилища
Иркутской ГЭС, размер полыньи
уменьшился с 10-15 кв.км до 3-5. Однако и
этой площади уткам вполне хватало.
В полынье утки находятся только
днем (мелководный исток дает им
необходимую пищу — гамарус и донные
растения), а на ночлег улетают в
байкальские торосы.

Но в январе
этого года ситуация сильно
осложнилась. Из-за сорокаградусных
морозов, длящихся необычно долго,
площадь полыньи сократилась до 1
кв.км. Даже в суровые зимы 1983 и 1987
годов полынья была в 2-3 раза больше.
Вместе с полыньей резко
сократились и возможности кормежки
уток. Среди птиц возникла жесткая
конкуренция за наиболее пригодные
для кормежки участки полыньи, в
результате чего более слабые особи
— как правило, молодые птицы и самки
— начали голодать и умирать от
истощения. В самые холодные годы
погибало до 41% водоплавающих, но
этот год побил все рекорды: ученые
прогнозируют гибель от 50 до 90%
популяции.

Конечно,
первый вопрос, который возникает в
подобной ситуации: можно ли
чем-нибудь помочь несчастным уткам?
В теории — можно. Существует даже
несколько вариантов. Вариант
первый: расширить полынью
механическим способом, то есть
обколоть лед с помощью ледокола или
какого-либо другого корабля.
Вариант второй: сбросить часть воды
из Иркутского водохранилища через
плотину Иркутской ГЭС — понижение
уровня воды может привести к взлому
ледяного покрова, в том числе и в
истоке Ангары. Вариант третий:
кормить уток на месте, то есть в
полынье. Вариант четвертый —
разобрать умирающих уток по домам и
попытаться спасти (отогреть и
откормить).

Но можно ли
осуществить все это на практике? С
этим вопросом мы обратились в
различные инстанции, в чьем
ведомстве находится забота о
братьях наших меньших: в
Прибайкальский национальный парк,
в комитет природных ресурсов
Иркутской области и в департамент
природопользования и охраны
окружающей среды областной
администрации. И везде был получен
один и тот же ответ: поделать ничего
нельзя — утки обречены. Для
ликвидации чрезвычайных
экологических ситуаций в
департаменте природопользования и
охраны окружающей среды областной
администрации даже предусмотрен
резервный фонд — 800 тысяч рублей,
однако даже деньги тут не помогут —
спасение уток невозможно по
техническим причинам.

Первым
способом многие годы пользовались —
суда, с помощью которых
осуществлялось сообщение между
Листвянкой и портом Байкал,
обкалывали лед полыньи. Однако в
этом году все корабли стоят на
приколе в порту Байкал вмерзшие в
лед, и нет никакой возможности
вывести их на чистую воду. К тому же
большинство из них находится в
состоянии ремонта. А ледокола на
Байкале нет ни одного.

Второй
способ тоже не годится. В этом году
в Иркутском водохранилище из-за
малой приточности в Байкал очень
низок уровень воды. Поэтому сброс
воды Иркутской ГЭС может повлечь за
собой большие потери в разных
отраслях экономики, и в первую
очередь в энергетике.

Третий
способ и вовсе неосуществим. При
численности птиц от 10 до 15 тысяч на
корм им требуется ежедневно около
пяти тонн гамаруса. Заготовка
такого количества кормового рачка
потребовала бы огромных финансовых
затрат. Да и едят утки
преимущественно на воде, и люди
столкнулись бы с определенными
сложностями при кормежке.

Остается
последний способ — подбирать
ослабевших от голода птиц и
пытаться их спасти, прежде чем они
станут жертвами хищников. Это хотя
и не решит проблему целиком, однако
хотя бы немного уменьшит
количество погибших уток.

На наш вопрос
о том, повлияет ли как-то массовая
гибель уток на экосистему в целом,
специалисты-орнитологи ответили,
что, скорее всего, нет, поскольку, к
счастью, в нашем районе есть и
другие зимовки водоплавающих птиц.
Однако эта конкретная популяция
сможет восстановиться лишь через
несколько лет. Ученые до сих пор не
теряют надежды на прекращение
уменьшения полыньи, но надежда эта
очень призрачна: впереди Крещение,
а значит, и очередное похолодание,
увы, не сулящее уткам ничего
хорошего.

Читайте также

Подпишитесь на свежие новости

Мнение
Проекты и партнеры
  все
Свежий номер
Важное