издательская группа
Восточно-Сибирская правда

Чубайс нашел способ добывать бесплатный уголь

Чубайс
нашел способ добывать бесплатный
уголь
Угольщикам,
похоже, этот метод не по душе

Валерия ГАЛКИНА

Энергетический
кризис, разразившийся нынешней
зимой в Приморье, похоже, заставил
задуматься главу РАО "ЕЭС
России" о том, как сделать работу
отечественного энергомонополиста
более эффективной. Что господин
Чубайс собирается предпринять в
отношении своего хозяйства,
неизвестно, может быть (судя по его
молчанию), ничего. Но вот в
хозяйство смежников он решил
забраться основательно. Главный
энергетик страны сейчас лоббирует
введение квот на экспорт
отечественного угля.

Без
преувеличения, новая инициатива —
очередная авантюра Анатолия
Чубайса, и носит она все черты,
присущие его прежним акциям (типа
приватизации отечественной
промышленности и попытки
реструктуризировать РАО, отдав все
нерентабельное хозяйство и так
нищим субъектам федерации).
Конечно, идея — благая: избежать
энергетического кризиса в
Приморье. Но вот адекватны ли этой
цели предложенные меры?

Квоты
на уголь — панацея а-ля Чубайс

Введение
квот на экспорт угля, по замыслу
главы РАО, должно привести к
избытку твердого топлива на
внутреннем рынке. Сегодня
угольщики выживают только за счет
экспорта: внешнеторговые
контракты, в отличие от
внутрироссийских, всегда
обеспечены деньгами, к тому же — не
суррогатными, а самой что ни на есть
твердой валютой. Эти деньги
позволяют выплачивать зарплату
работникам, налоги в бюджеты всех
уровней, закупать материалы,
запчасти к оборудованию и проч.
Короче говоря, сводить концы с
концами (здесь не до роскоши, ведь
внутрироссийский рынок пока от
угольщиков только кредитуется, не
принося особой прибыли).

Если квоты на
экспорт все же введут, то угольщики
будут вынуждены либо сократить
экспорт, тем самым подорвав свое
финансовое состояние, либо, для
сохранения объемов
внешнеэкономических поставок,
увеличить добычу угля и продажу на
внутреннем рынке. При первом
варианте для сохранения уровня
рентабельности цена на твердое
топливо резко возрастет, при втором
угольным компаниям потребуются
огромные инвестиции в
производственные мощности.

Аргументы

Аргументируя
необходимость введения квот,
представители РАО заявляют, что
угольщики нынешней зимой, вместо
того, чтобы спасать замерзающее
Приморье, бросили все свои силы на
экспорт, и энергетики были
вынуждены покупать уголь у
зарубежных поставщиков, например, в
Монголии. В числе столь
недобросовестных отечественных
угольных компаний был назван и наш
"Востсибуголь".

Этот вопрос
нуждается в особой проработке. Дело
в том, что "Востсибуголь",
например, поставлял в Приморье
твердое топливо согласно
договорам, притом выполнял еще и
дополнительные соглашения точно и
в срок. Кстати, за отгруженный уголь
расчеты ведутся крайне трудно. Так,
только за 2001 год задолженность РАО
"ЕЭС России"
"Востсибуглю" составила более
65 миллионов рублей, плюс 236
миллионов старых долгов. Вполне
логично задать вопрос: почему
господин Чубайс платит звонкой
монетой за уголь иностранных
поставщиков (по мировым ценам — 11
долларов за тонну!) и не платит
своим, продающим топливо в полтора
раза дешевле?

Складывается
впечатление, что закупка
импортного угля — замечательно
разработанная РR-акция, которая
должна воздействовать на психику
правительства: дескать, наши
угольщики топливо "зажимают",
мы вынуждены его покупать по
мировым ценам за рубежом, неся
огромные убытки, и не пора ли
обуздать наших экспортеров?

Контраргументы

"Востсибуголь"
поставляет энергетикам 75-80%
добываемого угля. На экспорт —
около 10 %. Достаточно
продолжительное время РАО за уголь
не платило, а если и платило, то
суррогатными средствами. В
результате "Востсибуголь"
накопил значительную
задолженность по зарплате, с
которой не расплатился до сих пор.
Сейчас она составляет 66 миллионов
рублей. Производственные мощности
изношены в среднем на 90%.

Новый
собственник угольной компании —
группа МДМ — достиг договоренности
с профсоюзами о том, что долг по
зарплате будет погашен уже в
нынешнем году (на начало года
задолженность по зарплате
достигала 120 миллионов рублей,
сейчас, как уже было сказано выше — 66
млн.). Также планировалось провести
индексацию (работа в этом
направлении уже начата — в марте
индексация составила 15,6%).
Предусматривались и другие
социальные меры. Выполнение этого
соглашения для собственника —
задача номер один. Но есть и другие
обязательства: перед областной
администрацией — о том, что не будет
снижена налогооблагаемая база,
перед муниципалитетами тех
населенных пунктов, в которых
подразделения "Востсибугля"
являются градообразующими и
бюджетообразующими предприятиями,
и прочие. Данные обязательства
также надо выполнять, ведь от этого
зависит социальная стабильность и
на предприятии, и вне его.

Углепрофсоюзы
в категорической форме ставят
перед администрацией ВСУ вопрос о
выполнении данных обязательств. Но,
хорошо понимая экономическую
ситуацию, уже обсуждают вопрос, не
пора ли прекратить отгрузку угля в
Приморье в знак протеста против
инициативы РАО? Как заявил
председатель профкома разреза
"Сафроновский" Сергей Самарин:
"Действия РАО могут помешать
руководству "Востсибугля"
выполнить данные нам
обязательства". 28 марта решением
территориального комитета
углепрофсоюзов трудовой коллектив
"Востсибугля" на 1 час
прекратит отгрузку твердого
топлива всем потребителям, без
исключения. Это — предупредительная
забастовка. Не вызывает сомнения,
что и муниципальные, и областные
власти предложат свои методы
защиты от инициативы энергетиков.

Спасет ли
Приморье квота на экспорт угля?

Специалисты
утверждают, что введение квоты на
экспорт угля не снизит, а, напротив,
повысит внутрироссийские цены на
твердое топливо. В случае, если
экспорт будет искусственно
ограничен, угольные компании
снизят уровень рентабельности.
Например, "Востсибуголь",
считающийся в угольной отрасли
России одной из привлекательнейших
компаний, имел рентабельность 10% в
начале 1 квартала 2001 года и 2% — на
конец квартала, что для
развивающегося предприятия —
крайне низкий уровень. И если
экспорт будет перекрыт,
единственной возможностью
получать необходимые средства
станет поднятие внутренних цен.
Приморье от этого ничего не
выиграет и даже напротив —
проиграет, поскольку, как мы уже
писали выше, не может
рассчитываться и по нынешним
низким ценам. Это — первый минус
инициативы Чубайса. Если нет денег
от экспорта, то нет средств на
проведение ремонта техники, нет
возможности модернизировать
производство, естественным итогом
чего станет катастрофическое
падение объемов добычи угля.

Второй минус
не менее серьезный. Он заключается
в дестабилизации социальной
обстановки в угольной отрасли.
Любая задержка зарплаты тут же
вызовет волну возмущения в
горняцкой среде, а что такое
"рельсовая" война, у нас в
стране еще не забыли. А это — убытки
не только самим угольным компаниям,
но и всем отраслям экономики.

Конечно, в
математике справедливо считается,
что минус, помноженный на минус,
дают плюс. Но в экономике этот закон
не действует. Чубайс плохо
просчитал. Бесплатного угля,
который, по его мнению, сможет
спасти Приморье, не бывает. Даже в
алхимии.

Читайте также

Подпишитесь на свежие новости

Мнение
Проекты и партнеры
  все
Свежий номер
Важное