издательская группа
Восточно-Сибирская правда

Когда повзрослеет дитя реформ?

Когда
повзрослеет дитя реформ?

Ирина
ОВСЯННИКОВА
областной комитет статистики

Фермерское движение, как одно
из направлений аграрной реформы,
зародилось 11 лет назад. В
человеческой жизни это немалый
срок, но для укрепления новой формы
хозяйствования явно недостаточный,
ведь эффективная система
зарубежного фермерства, которая
служит для нас маяком, не родилась в
одночасье, а складывалась
десятилетиями. Наивно ожидать
великих результатов за столь
короткое время.

И все
же, чего достигли фермеры
Приангарья, какова их роль в
аграрном производстве?

Естестественный
отбор?

В Иркутской
области 3136 крестьянских
(фермерских) хозяйств. Бурный рост,
характерный для начальной стадии
процесса, затем сменился
сокращением, и теперь их на 4,5%
меньше, чем 5 лет назад. На первых
порах "записаться" в фермеры
могли и случайные люди, желая
получить собственный клочок земли
и государственный кредит, который
не всегда использовался по
назначению. Частично этим
обстоятельством, а также
множеством возникающих проблем
объясняется неустойчивость,
недолговечность фермерских
хозяйств. Достаточно сказать, что в
период до 1999 года каждое третье
хозяйство, не одолев объективных, а
подчас и субъективных преград на
пути к процветанию, прекратило
деятельность.

А проблемы и
преграды для испытания на
прочность были весьма
разнообразны. К примеру,
неудовлетворительное качество и
отдаленность выделенной земли,
неизбежные немалые расходы на
приобретение скота, семян, горючего
и многого другого, отсутствие
транспорта и развитой
инфраструктуры по переработке и
продаже продукции. Сумели выстоять
сильнейшие, и сегодня многие из них
работают стабильно. Часть крестьян
успели приобрести в собственность
магазин или киоск, транспортные
средства, оборудование для
переработки сельхозпродукции
(мельницы, пекарни и др.).

В последние
годы ряды фермеров пополняются
более зрелыми людьми, принявшими
твердое и взвешенное решение. Глава
крестьянского хозяйства, если
представить его обобщенный
портрет, выглядит вполне достойно:
это мужчина в расцвете сил (в
возрасте 30-50 лет) со средним,
среднеспециальным или высшим
образованием. Причем крупными
хозяйствами руководят в основном
люди с более высокой
образовательной подготовкой.
Справедливости ради следует
сказать, что вовсе не такая уж
редкость и дамское руководство, из
типичных по размерам хозяйств
каждое пятое находится под женским
началом. Крупное хозяйство не
всегда по силам слабой женщине,
здесь начальников в юбке лишь 7%.

Числом
поменее — землею посолидней

Крестьянская
доля не легка. Но фермерские
владения расширяются, и эта
тенденция проявляется во
всероссийском масштабе. Площадь
земли, предоставленной фермерам
Приангарья, в 1999 году увеличилось
на 33%, в 2000-м — еще на 7%. Общая площадь
земель в их распоряжении
составляет 144,1 тыс. гектаров, или по
46 га на фермерскую душу (в 1996 г. — по
28 га). Но земельного равенства в
этой среде не наблюдается: около
половины (43%) хозяйств имеют наделы
в пределах 10 гектаров, а 108 фермеров
раскинули свои владения на площади
свыше 200 га каждый. Не поскупились
на землю для фермерских нужд в
Балаганском, Усть-Кутском и
Осинском районах, выделив каждому в
среднем более сотни гектаров, в
Зиминском, Киренском и
Черемховском — свыше 150.
Максимальные по площади участки — у
фермеров Тулунского района (203 га на
"брата").

Это явление
вполне закономерно. Как и во всем
мире, земля концентрируется в
наиболее жизнеспособных,
рентабельных хозяйствах. Такой
процесс можно только
приветствовать, ведь крупное
производство отличается большей
эффективностью, позволяет свести к
минимуму затраты и обеспечить
максимально возможную прибыль.
Происходит поглощение, объединение
малых сил в более крупное
хозяйство. Немало помогает
укрупнению хозяйств и практика их
организации путем отделения
хорошего "кусочка" от
сельхозпредприятия. Случается и
"переквалификация" целого
совхоза. Такое фермерское
хозяйство может получить и 2-3
тысячи гектаров бесценной пока
земли.

Фермерский
криминал и эффективность

Однако,
получив заветные гектары, фермеры
не всегда должным образом их
используют. В ходе проверок
специалисты комитета по земельным
ресурсам и землеустройству
регулярно выявляют факты
нарушений, "криминал"
заключается в неиспользовании
земли. Проведенное обследование
показало, что из крупных хозяйств
только 14% полностью обрабатывают
свои земельные наделы. Нередко сил
хватает лишь на половину участка, а
то и вовсе земля остается
невозделанной. Это может
объясняться неудобным
расположением участка, его
заболоченностью или затянувшимся
становлением хозяйства.

И все же
фермеры используют свои наделы в 1,6
раза эффективнее, чем
сельхозпредприятия. При этом
нехватка работящих рук
восполняется дополнительной
рабочей силой, все более
распространенным становится
наемный труд в фермерских
хозяйствах. В минувшем году фермеры
с каждого гектара своих
сельхозугодий получили продукции
на 2,8 тыс. рублей против 1,6 тыс.
рублей у "старшего брата". Но
до простых селян (без фермерского
статуса) и горожан-дачников им
далеко. Население в своем личном
хозяйстве гектарами, как правило,
не располагает, а невеликие наделы,
вожделенные "сотки", любовно
обихаживает, обильно поливая и
водой, и потом. Зато и отдача — не в
пример другим, в пересчете на
гектар — в 14 раз выше фермерской.

Чья
буренка рекордистее?

В отличие от
сельхозпредприятий, сокращающих
поголовье скота, фермеры постоянно
увеличивают стадо. Им принадлежит
9,4 тыс. голов крупного рогатого
скота, 9,1 тыс. свиней, 3 тыс. овец и
коз. Это 2-4% областного поголовья. Не
слишком много, на все же
"кучнее", чем в
сельхозпредприятиях, если брать в
расчет и наличие земли. На каждой
тысяче фермерских гектаров
"пасутся" 44 буренки, а
совхозно-колхозных — 36. Подсчет
свиней или овец дает еще больший
разрыв.

Общественное
стадо, за исключением редких
передовых ферм, дает невысокие
надои, в минувшем году — от каждой
коровы в среднем по 1720 литров
молока, значительно ниже
биологических возможностей породы.
На фермерских подворьях рекордных
результатов пока не зафиксировано,
но удой на тысячу литров больше. В
целом за год фермерами надоено 11,1
тыс. тонн молока, реализовано на
убой 3,1 тыс. тонн скота (в живом
весе), получено 1,3 млн. яиц. Прирост к
1999 году составил 1-2%.

Если
сравнить между собою типичное и
крупное фермерское хозяйство, то их
объем производства различается в
22-27 раз. Крупное хозяйство получает
за год более 5 тонн мяса, примерно 60
тонн молока, более 10 тыс. штук яиц.
Солидно, но все же многократно
меньше, чем в среднем
совхозе-колхозе. В этом отношении
фермер, даже крепко стоящий на
земле, не может соперничать с
традиционным представителем
аграрного сектора.

Фермерские
симпатии и престарелый трактор

Однако, новая
форма производства на селе
непрерывно развивается. Об этом
свидетельствует увеличение
площадей, засеваемых фермерами (и
снова — в противовес
сельхозпредприятиям,
"урезающим" посевы). За период
с 1995 года фермерские посевные
площади увеличились на 55%. Чаще
всего предпочтение отдается
наиболее рентабельному
производству — выращиванию
зерновых культур. Эти
"симпатии" привели к
двукратному за 5 лет увеличению
посевов и валовому сбору в минувшем
году почти 30 тыс. тонн зерна (5,6%
областного объема). С каждого
гектара фермеры собрали зерна на 11%
больше, чем сельхозпредприятия. Но
урожайность картофеля и овощей у
них оказалась крайне низкой —
соответственно 98 и 84 центнера с
гектара против 122 и 113 у более
сильного соперника.

Хозяйство не
может существовать без техники, а
приобретение новых механизмов и
машин не по карману. Основным
поставщиком остается "старший
брат", выделяя "приданое"
своему бывшему работнику,
прельстившемуся вольными хлебами.
Неудивительно, что трактора и
прочая техника на фермерских полях
в основном "преклонного"
возраста. И если типичные
крестьянские хозяйства, с учетом их
земельных участков, обеспечены
техникой примерно на уровне
сельхозпредприятий, а по отдельным
видам — хуже, то крупные хозяйства
находятся в более выгодном
положении. В расчете на 1000 га
сельхозугодий они имеют в среднем
по 9 тракторов, а колхоз или совхоз —
только 5, вдвое выше их
обеспеченность комбайнами,
сеялками, сенокосилками,
отставания же не отмечено ни по
одному из основных видов машин.

Кого
накормит фермер?

На начальном
этапе фермер был кормильцем только
собственной семьи. Продукция
потреблялась в самом хозяйстве, и
лишь небольшая ее часть шла на
реализацию. По этой части фермеры
мало отличались от других сельских
жителей. С ростом производства
растут "излишки", возрастает и
товарность продукции. Теперь
крестьянские хозяйства реализуют
треть полученных яиц, половину
молока, 56% зерна, две трети
выращенных овощей, 79% мяса. Большая
часть продукции поставляется на
ближайший рынок, широко
используется бартер. Солидные
фермеры загружают прилавки
собственных магазинов и ларьков,
что позволяет поддерживать
приемлемый уровень цен и иметь
денежные средства для неотложных
потребностей. Примерно пятая часть
продукции скупается на месте
оптовиками.

Меньше всего
проблем со сбытом у крупного
фермера, имеющего собственный
транспорт. Такой хозяин полагается
не только на удачу или интуицию: по
данным проведенного обследования,
29% владельцев крупных хозяйств
изучают конъюнктуру рынков и
условия сбыта, выбирая наиболее
подходящий вариант. Будучи во
всеоружии, легче приспособиться к
новым условиям. Во избежание потерь
скоропортящейся продукции 18%
крупных хозяйств занимаются ее
переработкой в мини-цехах.

Развитие
или становление?

Новая форма
хозяйствования на селе постепенно
развивается. За прошедшую
"пятилетку" вклад фермеров в
объем аграрного производства стал
"солиднее" в полтора раза, а по
зерну — втрое. Тем не менее
фермерство пока не стало
существенной частью нашей аграрной
системы, стадия становления еще не
проедена. Фермерская продукция 2000
года оценивается в 259 млн. рублей,
это 19% областного объема.

Главными
"ограничителями" фермерского
роста являются диспаритет цен,
недостаток оборотных средств,
изношенность техники, высокие
ставки по банковским кредитам и
правовая неопределенность в
отношении владения землей. Именно
на этом направлении необходимо
сконцентрировать меры по
государственной поддержке
фермерства. Опираясь на крепкое
государственное плечо, дитя реформ
— российский фермер быстрее
наберется сил и, быть может, сумеет
показать свою богатырскую удаль.

Читайте также

Подпишитесь на свежие новости

Мнение
Проекты и партнеры
  все
Свежий номер
Важное