издательская группа
Восточно-Сибирская правда

Уроки Виктора Седых

  • Автор: Беседовал Эдуард АЗЕРБАЕВ

Нынешний год в спортивном календаре атлетов всего мира занимает особое место. В середине августа в столице Греции Афины откроются Олимпийские игры. Внимание всей мировой общественности в течение двух недель будет полностью приковано к этому знаменательному событию. Немало иркутян, потенциальных кандидатов в сборную страны, готовится принять участие в этом спортивном форуме. Осталось совсем немного времени до официального открытия XXVIII летних Олимпийских игр. Разумеется, возникает много вопросов, связанных с прежним опытом участия, перспективами и шансами атлетов Приангарья на этих играх. Наш сегодняшний собеседник один из лучших тренеров ХХ века Иркутской области, кавалер ордена Почета и знака отличия "За заслуги перед Иркутской областью", заслуженный тренер СССР Виктор Иннокентьевич Седых, воспитавший прославленную Татьяну Гойшик, чемпионку XXII Олимпийских игр в г. Москве, и мастера спорта международного класса, участника этой же Олимпиады Александра Стасевича.

— Каковы, на ваш взгляд, роль и значение в жизни спортсмена
и тренера такого рода соревнований, как Олимпийские игры?

— Олимпийские игры невозможно сравнить больше ни с какими
спортивными мероприятиями. По накалу борьбы и
значимости они на порядок выше всех соревнований, включая
и чемпионаты мира. Считаю, что сам факт участия в Олимпийских
играх — это уже высочайшее достижение спортсмена. Даже
если спортивный Олимп не покорится, если крах спортивной
карьеры воспримешь как трагедию, все равно спустя годы
поймешь: каждая капля пота, пролитая на тренировках,
дала всходы. На всю жизнь остается в памяти незабываемо
волнующий олимпийский миг спортивного ликования планеты.
После XXII Олимпиады в Москве прошло двадцать четыре
года, но и сейчас при упоминании о ней я чувствую учащенное
сердцебиение и огромное моральное удовлетворение. Олимпийские
игры — это святое…

— Сколько иркутских спортсменов, по вашему мнению, реально
могут рассчитывать на место в составе олимпийской сборной
России?

— Десять наших земляков (исключая Альбину Хомич) должны
еще завоевать право участвовать в Олимпиаде-2004. Сейчас
для них наступил самый ответственный период, и итог может
быть непредсказуемым. В последний момент
даже стопроцентные шансы на участие могут стать пулевыми.
Решающую роль будут играть не только
отличные спортивные показатели, но и моральная и психологическая
устойчивость. К примеру, в начале мая 1980 г. (накануне
Московской олимпиады) Александр Стасевич на матчевой
встрече в США побеждает заокеанских спринтеров на дистанции
200 метров. Через три недели, когда я прилетел в Подольск
на олимпийскую базу, узнаю, что Стасевич отчислен «за
снижение спортивно-технических результатов». Я твердо
верил в своего ученика, добился его перевода на профсоюзные
сборы. Пятнадцать дней активных тренировок помогли снять
психологическое напряжение, и как закономерный результат
— уверенная победа Саши в финальном забеге на 200 метров
в соревнованиях на приз братьев Знаменских. Он блистательно
финишировал, опередив всех лучших спринтеров, в том
числе и легендарного Валерия Борзова, обладателя двух
золотых медалей Мюнхенской олимпиады. Результат — 20,65
сек. — был пятым в мире на тот момент в олимпийском
году. Так Александр Стасевич добился права на участие
в Московской олимпиаде. Поэтому считаю, что многое зависит
от творческого союза тренера и спортсмена,
умения наставника вовремя подвести к пику спортивной
формы в решающий момент и морально так вооружить своего
воспитанника, чтобы он был на сто процентов готов к
решающему старту. Если этого удастся достигнуть, то
многие иркутские претенденты смогут добиться права защищать
спортивную честь страны в Афинах.

— Что, на ваш взгляд, зачастую мешает спортсменам из
провинции добиваться высоких результатов на крупных
международных соревнованиях, в том числе и на Олимпийских
играх?

— Из опыта прошлых лет не могу не отметить порочную
практику проведения централизованных сборов, когда спортсменов
из республик и областей готовили специалисты, назначенные
Спорткомитетом СССР, а конкретные тренеры при этом «присутствовали».
Занимались все участники сборной по единому плану на
запредельных нагрузках, без учета индивидуальных особенностей.
А это было чревато серьезными последствиями.

— Что вы имеете в виду?

— В первую очередь — трагедию, случившуюся со Стасевичем
в предварительном забеге на 200 метров. Отлично подготовленный
спортсмен, достигший к началу Олимпийских игр пика своей
формы, вынужден был согласно общему плану выполнять
весь предусмотренный цикл тренировочных нагрузок. Работал,
что называется, «на износ». Итог известен — разрыв
мышцы бедра в официальном старте. Разумеется, я не снимаю
определенную долю вины и с себя за то, что не вмешался,
когда узнал от Саши за три дня до старта о боли в мышце.
Врачи и тренеры посчитали, что это незначительная мышечная
микротравма, и решили, что к моменту выступления спортсмена
все будет в порядке.

— Вернемся к вашему основному тезису: о психологическом
состоянии спортсмена накануне ответственного старта.
Как отразилась трагедия земляка на настроении Татьяны
Гойшик, вопрос об участии которой в Олимпиаде оставался
открытым?

— Как уже отмечалось, изматывающие тренировочные нагрузки
в целом негативно отражались на состоянии многих спортсменов.
Таня не была исключением. К тому же печальная участь
Александра Стасевича еще более усугубила ее негативный
настрой. За четыре дня до старта на последней контрольной
прикидке она показала очень слабый результат на своем
400-метровом отрезке. Казалось, все кончено. В состав
команды вряд ли попадет. Она сама мне признавалась:
«Меня охватил безумный страх. Не чувствую ни дорожки,
ни ног. Для меня Олимпиада закончилась». «Вот что Таня,
— тихо сказал я ей, — не раскисай. Еще не вечер. Завтра
жду тебя на спортивной базе в Подольске».

— Что конкретно предприняли вы, чтобы добиться
участия Татьяны в стартах на Играх?

— Ситуация складывалась поистине тупиковая. Но я не
мог изменить своему принципу — доводить дело до логического
конца. Риск при подготовке спортсмена высокого класса встречается
практически на каждом шагу. Искать, ошибаться, терзаться
сомнениями и при этом непременно излучать непоколебимую
уверенность, зная, что ученика сжигают сомнения…
Я прекрасно понимал, что именно сейчас, как никогда, все
зависит от правильного психологического настроя Тани.
Необходимо влить в нее непоколебимую уверенность в
своих силах, заставить поверить, что она непременно
войдет в состав команды, обязательно одержит
победу в родных стенах. Но как?

Вот мы на базе. Погода
отличная. Гуляем по лесу. Прекрасный воздух, напоенный
ароматом соснового леса, благотворно влияет на настроение.
Беседуем не спеша обо всем, не придавая особого значения
словам. В голове у меня рождаются мысли, которыми ненавязчиво
делюсь с Таней: можно ли установить мировой рекорд на
400-метровке, одолеть дистанцию за 48 секунд (высшим
достижением — 48,6 сек. — на тот момент владела знаменитая
Марита Кох из ГДР)? Почему же нет?! Итак, за дело. Разбиваем
400-метровую дистанцию на отрезки, намечаем время их
преодоления в соответствии с задуманным «рекордом».
У Татьяны постепенно создается иллюзия практического
низвержения мировых достижений: она буквально играючи,
раскованно пробегает отрезки, а я ей фиксирую время
по ручному секундомеру значительно лучше рекордного.
Эффект был потрясающим. Можем же мы устанавливать рекорды!
Пусть это и неофициально.

У Тани произошел огромный
психологический перелом. Она буквально преобразилась.
Передо мной стояла совершенно другая, по-хорошему одержимая,
рвущаяся в бой спортсменка, способная яростно бороться
за победу. Возвращалась она в Олимпийскую
деревню окрыленной. Теперь предстояло убедить главного
тренера сборной СССР, чтобы Татьяну включили в состав эстафетной
команды на 400 метров. Пришлось употребить все свое
красноречие и аргументы, чтобы доказать Валентину
Чистякову, непосредственно отвечавшему за подготовку
спринтеров, правомерность и весомость своих убеждений
и расчетов на удачный дебют Татьяны. Финальный забег
женских команд 4х400 метров навсегда остался триумфальным
подвигом советских спортсменов. Решающую роль в победе
сборной СССР, опередившей феноменальную команду ГДР,
сыграла именно Татьяна Гойшик, принявшая второй на своем
этапе эстафетную палочку, но завершившая его первой.
Личный результат — 49,23 сек. — превышал прежний рекорд
СССР.

— Сейчас, когда достижения современной науки позволяют
достаточно четко и точно фиксировать и прогнозировать
рост и достижения спортивных результатов в комплексе
с разумной нормой соревновательной практики, отдыха,
режимом питания спортсмена, не снижается ли непосредственная
роль тренера?

— Безусловно, современный спорт, особенно спорт высших
достижений, демонстрируемый на Олимпийских играх, чемпионатах
мира и континентов, требует внимательного и, как вы справедливо
отметили, комплексного подхода. Но это нисколько
не умаляет, а, наоборот, еще более повышает конкретную
роль тренера, особенно в воспитании психологической
устойчивости. Не механическая, слепая работоспособность
и рекордные показатели на разных этапах, а действенная,
разумная, по-научному организованная подготовка спортсмена
в сочетании с высокой психологической устойчивостью
позволяет сегодня добиваться запланированного успеха.
А все это достигается только под руководством масштабно
мыслящего и дальновидного тренера, вооруженного опытом,
необходимыми знаниями и, будем откровенны, обладающим
определенным даром и талантом тонкого психолога, досконально
знающего возможности и внутренний мир своего воспитанника.

— Удовлетворены ли вы, как тренер, итогами своей многолетней
работы?

— Я счастлив, что имел учеников, различных по характеру,
но настойчиво идущих к одной цели. Я пытался воспитать
в них разумную страсть к спорту. Веру в свои силы, в
наше общее дело, и самое главное — целеустремленность,
собственную внутреннюю готовность идти к тем высотам,
которые ставит время. Приятно осознавать, что подавляющее
большинство моих воспитанников, помимо высоких спортивных
показателей, достигли определенных успехов в жизни,
состоялись как личности. Со многими из них я поддерживаю
теплые дружеские отношения и до настоящего времени.

— Виктор Иннокентьевич, спасибо за содержательную беседу.
Рамки данной статьи, к сожалению, касаются только одной темы, связанной лишь
с Олимпийскими играми. Ваши советы — это не просто
результат сиюминутных умозаключений, а итог всей долгой
спортивной жизни, проверенной практикой. Бесценный опыт,
накопленный вами, бережно сохраняемый в памяти,
публикациях, личном музее в пос. Бурдаковка, не может
быть не востребован нынешним и будущими поколениями,
которые, безусловно, могут почерпнуть много полезного,
что накоплено вами за долгие десятилетия спортивной
биографии. В конце нашей беседы хотелось бы задать последний
вопрос. Что бы вы пожелали иркутским спортсменам, будущим
участникам (а они, несомненно, будут) нынешних Олимпийских
игр?

— Первую золотую медаль из иркутян завоевал на XVI
Олимпийских Играх в далеком 1956 г. борец греко-римского
стиля Константин Вырупаев. Через двадцать четыре года
на XXII играх золотой медалью была отмечена Татьяна
Гойшик. Прошло с тех пор снова двадцать четыре года.
Хочется надеяться, что этот традиционный цикл для нас
обернется очередными высшими олимпийскими наградами.
Хотя я не мистик, но почему-то верится, что это сбудется.

Итак, осталось всего два месяца до открытия Олимпиады
в Афинах. Что же, прислушаемся к мнению нашего мэтра
легкой атлетики и будем с нетерпением ждать итогов очередных
XXVIII летних Олимпийских игр.

Читайте также

Подпишитесь на свежие новости

Мнение
Проекты и партнеры
  все
Свежий номер
Adblock
detector