издательская группа
Восточно-Сибирская правда

Игорь Гринберг: "Мировой рынок алюминия немыслим без нашего металла"

  • Автор: Беседовала Наталья МИЧУРИНА

В будущем году Иркутский алюминиевый завод, входящий в структуру Сибирско-Уральской алюминиевой компании, намерен приступить к строительству пятой серии. Это позволит предприятию в два раза увеличить производство металла. Планами компании на будущее делится в интервью нашей газете председатель совета директоров ОАО "СУАЛ", генеральный директор Иркутского алюминиевого завода Игорь Гринберг.

— На какой стадии находится подготовка проекта
строительства пятой серии завода?

— В ближайшее время институтом «СибВАМИ» должно
быть завершено технико-экономическое обоснование.
Далее мы приступим к подготовке рабочей
документации. Проектом предусмотрено увеличение
производства алюминия почти в два раза
— с 280 тыс. тонн
до 484 тыс. тонн в год. Одновременно с мощностями по
производству алюминия планируется ввести цех по
производству обожженных анодов.

Мы провели обсуждение своих планов на уровне
региональных властей, общественности.
Предварительное согласование дали энергетики. Проект
должны согласовать в Главгосэкспертизе при Госстрое
РФ. Процесс идет своим чередом. Мы еще ни разу не
выбились из существующего графика. Поэтому я считаю,
что на следующий год мы приступим к строительству
этой серии.

— Это значит, что первые тендеры на строительство
пятой серии будут объявлены уже в нынешнем году?

— Думаю, что нет. До появления рабочей
документации об организации конкурсов среди
подрядчиков говорить пока рано.

— Для пятой серии завода специалистами СибВАМИ
специально были разработаны электролизеры.
Оборудование уже прошло испытания?

— Электролизеры на 300 килоампер, которые
планируется установить на ИркАЗе, являются сегодня
самыми мощными в отечественной промышленности. Мы
уверены, что это будут разработки СибВАМИ. Для их
испытаний строится опытный участок на Уральском
алюминиевом заводе. Оборудование будет проходить
испытания в Свердловской области, пока в Шелехове
будут идти строительные работы. Мы уже давно
сотрудничаем с СибВАМИ, и у меня нет сомнений в этом
оборудовании.

Новое оборудование, конечно, будет иметь высокую
автоматизацию. Следовательно, на пятой серии будет
задействовано гораздо меньше персонала, чем на
действующем производстве. Тем не менее в связи с
расширением производства и созданием цеха обожженных
анодов мы со временем введем 800 дополнительных
рабочих мест.

— На этом этапе насколько остро вы конкурируете за
дешевую электроэнергию с «Русалом», который также
намерен строить новый завод по производству алюминия
в Тайшете?

— Конкуренция всегда была и есть. Но серьезного
напряжения не ощущается. Тем более что
предварительные договоренности с ОАО «Иркутскэнерго»
гарантируют нам необходимые для пуска нового
производства энергомощности. Другое дело, что с
расширением производства на ИркАЗе на юге области не
будет хватать электроэнергии, ее придется
перебрасывать с северных ГЭС.

Мы пришли к предварительному соглашению с
энергетиками о строительстве линий электропередачи.
Один из вариантов предусматривает их прокладку не
только для нужд завода, но и для других потребителей
«Иркутскэнерго». У энергокомпании в связи с этим
появится возможность решать свои проблемы по
бесперебойному обеспечению потребителей.

— Новая ЛЭП будет находиться в собственности завода?

— Это станет ясно после того, как мы придем к
общему мнению, каким образом сети будут
эксплуатироваться. Рассматриваются несколько
возможностей: либо это будет исключительно ИркАЗ,
либо будет создана совместная компания с участием
«Иркутскэнерго», может быть, у этой компании будут и
другие учредители.

Мы не теряем интереса к вопросу приобретения сетей в
собственность. И для «Иркутскэнерго» эта тема не
нова: в прошлом году Братский алюминиевый завод уже
купил линии электропередачи от Братской ГЭС. Для нас
важно включиться в процесс реформирования
электроэнергетики, поскольку речь идет о цене на
электроэнергию, на долю которой в стоимости нашей
продукции приходится порядка 12-14%. В скором
времени тариф будет формироваться из затрат
генерации и транспортировки. Естественно, если ты
владеешь сетями, ты можешь влиять на формирование
тарифа. Другое дело, что надо будет тратиться на их
содержание.

— Вы можете назвать сумму, которую ИркАЗ готов
вложить в приобретение сетей?

— Пока я на этот вопрос ответить не могу. Многое
зависит от того, на каких условиях будет
финансироваться их строительство. Но для меня
очевидно, что покупать сети имеет смысл лишь в том
случае, если производству необходимо большое
количество энергии. ИркАЗ, к примеру, сейчас
потребляет 4,5 млрд. кВт-час. электроэнергии, при
вводе новых мощностей — мы ожидаем, что это
произойдет в 2008 году, — объем потребления
электроэнергии возрастет почти в два раза.

— Насколько рынок готов принять новые объемы металла?

— Среднегодовое увеличение потребления алюминия в
мире достигает 3-4%, что составляет 600-800 тыс.
тонн. Из 28 млн. тонн алюминия на Россию приходится
12,5%. Наша страна является одним из крупнейших
экспортеров. Сегодня международный рынок алюминия
уже немыслим без российского металла.

Непосредственно ИркАЗ экспортирует 86% своей
продукции. Правда, это не значит, что в России нет
спроса на алюминий. Его ограничивает низкая
платежеспособность. Мы всего порядка 13-14% продаем
на внутреннем рынке. Наших крупных отечественных
потребителей по пальцам можно пересчитать:
«Амуркабель», «Волгакабель», «Камсккабель»,
«Кирсккабель», «Иркутсккабель», «Волжский трубный
завод».

Если говорить о рынке в целом, то здесь выигрывает
тот, кто очень быстро может перестроить свое
производство под необходимую потребителю продукцию.
У нас есть программа, в рамках которой мы закупаем
импортное оборудование для производства сплавов,
катанки из сплавов. Модернизируем свои прокатные
станы под потребности потребителя. В этом году
капитальные затраты на эти цели составят около 50
миллионов рублей.

— На что вас ориентирует потребитель?

— Рынок требует сплавы. Сегодня сам бог велел нам
заниматься южно-азиатским направлением, куда мы
поставляем основную их часть. Мы развиваем
производство сплавов для автомобильной
промышленности. В этом направлении мы работаем в
рамках долгосрочных контрактов с крупнейшими
мировыми компаниями «Митцубиси», «Тойота».

— А развивать собственное производство продукции
более высокого передела не собираетесь?

— В августе планируем начать выпуск ронделей —
заготовок для производства тюбиков, аэрозольных
баллончиков и других видов упаковки. Это более
высокий передел, цена на эту продукцию значительно
выше. Будем выпускать 2,5 тысячи тонн в год. Хочу
отметить, что отечественные производители
импортируют ежегодно около 6 тысяч тонн ронделей.
Заказы у нас уже есть. Сейчас отрабатывается
технология.

— При подготовке проекта соглашения с СУАЛом
региональные власти обвинили компанию в выводе
налоговой базы с территории области. Какое развитие
получила налоговая тема к настоящему времени?

— Никакого. Недавно у нас закончилась плановая
проверка по выплате налогов за последние два года.
Нарушений законодательства не обнаружено. Властям
хочется получить больше налогов — желание понятное.
В принципе, вопросы могут возникнуть только по
одному налогу — на прибыль. Потому что все остальные
— налог на землю, подоходный налог, налог на
имущество — уплачиваются на месте независимо от
того, где зарегистрирована вертикально
интегрированная компания. А налог на прибыль
делится, в соответствии с Налоговым кодексом, между
территориями в расчете из соотношения
среднесписочной численности работающих и стоимости
основных производственных фондов. Наш завод
несколько моложе уральских предприятий СУАЛа,
нетрудно предположить, в чью пользу начисляется
налог.

— В таком случае будет ли подписано соглашение с
администрацией Иркутской области?

— Мы готовы к подписанию такого документа. Другое
дело, что он будет содержать. На мой взгляд,
компания, со своей стороны, должна гарантировать
сохранение численности персонала, объемы
производства, а также рост заработной платы. В нем
должно отражаться бремя социальных обязательств. А
правила игры в части уплаты налогов определил
Налоговый кодекс. Мы их выполняем априори.

— Сегодня ИркАЗ и СУАЛ являются спонсорами
огромного количества проектов на территории
Иркутской области, включая даже программу поддержки
реформы местного самоуправления. Какого эффекта вы
от них ждете?

— Ежегодно ИркАЗ-СУАЛ на благотворительные цели
направляет на территории области порядка 1 млн.
долларов. Надо понимать, что все предприятия СУАЛа
— градообразующие. От того, как живет население,
зависит эффективность работы завода.

Взять, к примеру, программу содействия реформе
местного самоуправления. Это совместный проект
СУАЛа, Агентства США по международному развитию и
фонда «Евразия». Шелехов попал в число трех пилотных
городов, где она будет реализована. Что будет
сделано? Подготовлен пакет нормативных документов
для органов местного самоуправления, основную часть
займет разработка комплексной программы по
социально-экономическому развитию города, включая
направления развития малого и среднего бизнеса.

Насколько мне известно, рабочая группа уже завершила
работу над проектом программы. После ее утверждения
партнеры проекта приступят к совместному
финансированию. У нас очень много говорят о
привлечении инвестиций, но дальше разговоров дело не
идет. Мы считаем, что эта работа только улучшит
ситуацию в городе. Думаю, здесь нас упрекнуть не в
чем.

— Накануне ИркАЗ праздновал День металлурга. В
такие дни у вас принято подводить итоги?

— Конечно. Я бы выделил два важных для завода
события. В мае английская компания «BM Trada» выдала
ИркАЗу сертификат соответствия системе менеджмента
качества ISO 9001:2000 в производстве первичного
алюминия, алюминиевых сплавов и продукции из них.
Эксперты просмотрели весь наш технологический цикл и
подтвердили соответствие нашей продукции мировым
стандартам.

Для нас речь идет не просто о получении бумаги с
печатью. Мы проверили все технологические увязки,
повысили ответственность персонала, привели в
соответствие все документы вплоть до служебных
инструкций. Система позволила найти узкие места и
навести порядок в производстве. В этом году мы
планируем заключить договор с сертификационной
компанией на разработку и внедрение системы
международных экологических стандартов и стандартов
безопасности.

И еще. В этом году мы начали внедрять моральный
кодекс коллектива завода. Его уже приняла
конференция трудового коллектива. Мы прописали
правила отношений внутри коллектива, к заводу и к
обществу. Кодекс предполагает очень многие
направления. Например, мы взяли под опеку всех
ветеранов войны города и района и направили на их
поддержку однодневный заработок. Сегодня каждый
ветеран получает добавку к пенсии в размере тысячи
рублей. Вот вам отношение коллектива завода к
обществу. Наши рабочие посещают своих подопечных,
помогают им. Разве это не повод уважать себя и своих
коллег? Нам важно, чтобы человек, пришедший на
завод, с душой относился к работе, дорожил
предприятием, делал все, чтобы поднимать его имидж.

— Это наследство советских методов хозяйствования?

— Называйте это как хотите, но доброе отношение к
людям важно в любое время. Можно отработать любую
технологию, но если взаимоотношения в коллективе
между руководителями среднего, низшего звена будут
ненормальными, результатов хороших не добьешься. Мы
создали новый отдел в управлении персоналом, который
занимается отношениями внутри коллектива. Он будет
отслеживать все процессы в трудовом коллективе,
заниматься аналитикой.

— Наверняка кодексом предусматриваются и меры
воздействия на людей, которые его не выполняют. Как
они согласуются с трудовым законодательством?

— Мы договорились с профсоюзами, что они выработают
меры воздействия на тех, кто не соблюдает кодекс. В
армии, например, есть кодекс офицерской чести, если
человек его не выполняет, ему создадут такие
условия, что он должен будет измениться или уйти.
Плюс у нас есть льготы, которые не предусмотрены
трудовым законодательством, можно воздействовать
через них.

— Собираетесь ли вы продолжать работу в
Законодательном собрании, будете участвовать в
выборах осенью?

— Да, я уже принял решение баллотироваться.
Конечно, политикой должны заниматься профессионалы.
Но чем дольше занят работой, а я депутат
Законодательного собрания все десять лет его
существования, тем больше опыта, а опыт в некотором
смысле конвертируется в профессионализм. Сейчас
законы с юридической точки зрения могут быть решены
очень красиво, но не учитывают реальной ситуации,
психологии людей. Значит, законодательные органы
власти как раз будут нуждаться в людях с опытом,
понимающих ситуацию.

Читайте также

Подпишитесь на свежие новости

Мнение
Проекты и партнеры
  все
Свежий номер