издательская группа
Восточно-Сибирская правда

Риск -- дело накладное

Нынешний Трудовой кодекс рассчитан на партнерство работодателя и работника -- он предполагает их диалог на паритетных началах и взаимовыгодные договоренности. На практике же очень часто возникают вопросы, на которые ни одна из сторон не находит ответа. Особенно по части охраны труда. Наш сегодняшний собеседник - Сергей КАКАУЛИН, главный государственный эксперт по условиям труда в Иркутской области.

Экскаваторный ковш как средство передвижения

— Сергей Петрович, в наших устремлениях к подъему
страны (а значит, к росту производства) есть скрытая
червоточина. Рост производства — это ведь неизбежный
рост травматизма…

— Да, приходится признавать, что свести к нулю
травматизм и профзаболевания невозможно. Та
техносфера, что сложилась на сегодняшний день,
исключает абсолютную безопасность. Особенно если
говорить об Иркутской области, где сосредоточен весь
спектр вредного промышленного производства. Причем,
на большинстве предприятий старые фонды, старые
технологии. 21-22 процента работающих у нас
находятся в неблагоприятных условиях труда.

Кроме того, сколько бы мы ни вкладывали средств в
охрану труда, есть черта, за которой они перестают
давать эффект. Потому что есть и неконтролируемые
факторы. Травмы в 70 процентах случаев объясняются
нежеланием и неумением позаботиться о себе. Наш
работник, может, к примеру, сесть в ковш экскаватора,
чтобы доехать до нужного места. Увы, такова наша
ментальность. Все это, вместе взятое, и приводит к
тому, что мы говорим теперь не об абсолютной
безопасности на производстве, а о приемлемом риске.
А применительно к работе МЧС, пожарных — и об
оправданном риске.

— На памяти иные формулировки, с иной установкой —
на абсолютную безопасность труда. Или это
идеалистические устремления?

— Действительно, в 1928 году была провозглашена
установка на абсолютную безопасность труда. Это
соответствовало производственной сфере тех лет,
когда не было ни предприятий цветной металлургии, ни
сопряженного с большими нагрузками труда
клепальщиков на авиационном предприятии, ни хлорного
производства. Сейчас ситуация совершенно иная. Но,
кстати сказать, до сих пор российские нормативы
охраны труда остаются наиболее высокими.

— Кстати, каковы ее современные составляющие?

— Жизнь, здоровье и работоспособность. Первая
составляющая бесспорна для всех, остальные же до сих
пор являются предметом диалога.

За все в ответе… покупатель

— За этим, наверное, стоит примитивная скаредность
нынешних работодателей?

— Часто за этим скрывается распространенное
заблуждение, будто расходы на охрану труда идут из
кармана работодателя. Между тем работодатель
сегодня вовсе не платит за охрану труда. Согласно
Налоговому кодексу, все затраты на это закладываются
в себестоимость. То есть платим-то за все мы,
потребители произведенной продукции. Для
работодателя же охрана труда не груз, а, напротив,
слагаемое благополучия; та самая тройка, которая
может вынести к лучшей жизни. Ведь государство
сейчас активно стимулирует тех, кто заботится об
охране труда.

— Каким образом?

— Например, делает скидку на страховые тарифы. А это
позволяет сэкономить достаточно большие суммы,
которые можно употребить и на зарплату, и на
социальные программы. И, напротив, из-за плохой
охраны труда могут образоваться долги по зарплате.
Потому что и в этом случае действуют экономические
рычаги — работодателя наказывают повышением
страхового тарифа. Кроме того, скупой руководитель
теряет от оплаты больничных листов, от замещения
травмированного другим работником и в конце концов
от недопроизведенной продукции.

«Справочник специалиста по охране труда» сделал
недавно расчет возможных потерь на конкретном
примере, когда работодатель решил сэкономить,
отказавшись от покупки оградительного рычага. В
результате он потерял в 30 раз больше стоимости
рычага. Работа комитета по труду как раз и
предполагает своего рода ликбез. Как только частный
предприниматель становится работодателем, он
попадает на наши семинары. Конечно, «отловить» всех
мы не можем: их в нашей области около 96 тысяч. Но
мы и нацелены не на одних только работодателей.
Потому что и наемный работник должен осознать свою
партнерскую роль в охране труда. Особенно если он
решился работать без заключения трудового договора.
То есть по принципу «Сохрани себя сам».

— Каковы тенденции производственного травматизма в
Иркутской области?

— За последние три года у нас стабильное снижение
производственных травм: если в 2002 году было 138
травм со смертельным исходом, то в 2003 — уже 113, а
по итогам 11 месяцев 2004 года произошло снижение
еще на 10 процентов. Это результат целой системы
действий: приняты областная и муниципальные
программы по улучшению условий охраны труда. В 2004
году, впервые на моей памяти, в комитет по труду
пришли несколько молодых людей, собирающихся
заводить свое дело. И вопрос у них был один: как
снять проблемы с охраной труда на предприятии,
которое еще только создается? То есть появляется уже
новый слой предпринимателей, за которыми — будущее.

Читайте также

Подпишитесь на свежие новости

Мнение
Проекты и партнеры
  все
Свежий номер
Важное
Adblock
detector