издательская группа
Восточно-Сибирская правда

Тарифная арифметика

  • Автор: Николай СОБОЛЕВ

Иногда задумываешься о том, из чего складывается цена того или иного товара, который
покупаешь на рынке, в магазине или даже в Интернете. Вот, например, газета. Очевидно,
что ее цена складывается из стоимости бумаги, оплаты услуг типографии по печати,
заработной платы сотрудников редакции, доставки до киоска, торговой надбавки… При
этом доставка, если вы не доставляете газету курьерской почтой, занимает в цене газеты
крайне малую часть. Но есть
другие товары. Например, арбуз. Этот технологически несложный природный продукт
после уборки его на бахче стоит буквально копейки. Но после доставки его к нам из
Астрахани его стоимость увеличивается даже не в разы, а в десятки раз.

Однако, кроме арбузов, существуют еще более экзотические товары, которые мы
потребляем каждый день, но вспоминаем о них, когда они отсутствуют. Самые
знакомые из них — тепло и свет. Возьмем электроэнергию и посмотрим, в чем же
уникальность этого товара. Если отвлечься от бешеного потока электронов в замкнутом
пространстве, то можно выяснить первое интересное отличие от других — этот товар
невозможно хранить. Его можно измерить, определив его параметры по напряжению, силе
тока и потреблению. Его можно продать, вычислив себестоимость производства,
доставки, учета и реализации. Но его нельзя хранить, электричество как товар
потребляется в момент производства, поэтому его нельзя придержать до тех пор, пока
цена не вырастит, а затем продать подороже.

Именно поэтому для определения окончательной стоимости этого товара (собственно
тарифа на электроэнергию) применяются совсем другие методы, нежели при оценке
обычной продукции. Говоря коротко, они формируются исходя из огромного набора
факторов. В их числе: уровень потребления — то есть сколько возьмут электроэнергии
потребители; баланс выработки — сколько электроэнергии произведут ГЭС, а сколько
ТЭЦ; стоимость обслуживания и ремонтов всего комплекса оборудования; стоимость
угля; оплата труда персонала и т.д. Все эти данные и множество других энергетики
предоставляют в региональную энергетическую комиссию (РЭК), которая их проверяет и,
на основании установленных государством предельных цен, устанавливает
окончательный тариф для различных категорий потребителей.

Чтобы понять, откуда берутся эти различные категории, можно обратиться к примеру с
арбузами. Представьте себе три различные ситуации: вы покупаете арбуз в магазине и
везете его домой на такси; вы едете на грузовике на оптовый рынок и покупаете арбузы
оптом; вы загружаете десяток вагонов арбузов на бахче и везете их до соседней станции.
Можно с уверенностью сказать, что в последнем случае вы получите самую низкую
стоимость доставки арбуза из трех возможных ситуаций.

В случае с электроэнергией мы получим то же самое: крупный завод, находящийся
неподалеку от электростанции и получающий по линии 500 Киловольт миллиарды
киловатт-часов в год, относится к группе базовых потребителей, в то время как мы с вами,
с потреблением в сотню-другую киловатт-часов в месяц, являемся обычными бытовыми
потребителями. Разумеется, и доставка к нам через сети и трансформаторы, через 500-220-
110-35-10-6 Киловольт до 380 Вольт обходится дороже, и берем мы меньше, а значит,
себестоимость электроэнергии на пороге нашей квартиры и на вводе крупного
предприятия отличается весьма и весьма серьезно.

Тем не менее, поскольку тарифы у нас все-таки устанавливает государство, мы разницы в
ценах между заводами и нами не замечали — эта разница размывалась между крупными
потребителями: им — на несколько копеек дороже, нам
— на несколько копеек дешевле. Это и
есть так называемое перекрестное субсидирование, от которого государство собирается
избавиться уже не первый год. Все понимают, что в одночасье эту взаимопомощь
ликвидировать нельзя, а делать что-то надо, и первые шаги необходимо делать уже
сейчас.

Дело в том, что, согласно законам о реформировании электроэнергетики, с апреля 2006 г.
все энергосистемы страны, в том числе и ОАО «Иркутскэнерго», должны разделиться на
три составляющие: генерация (электростанции), транспорт (электрические сети) и сбыт
(учет и реализация этого уникального товара). И, по закону, единый энерготариф должен
распасться на три составляющих — производство, доставка и реализация. Но, согласно
описанной выше процедуре принятия решения РЭК, тарифы должны устанавливаться раз
в год и в течение года изменяться не могут. И возникает ситуация, при которой, с одной
стороны, тариф нужно принять, а с другой — его нужно затем «распилить».
Причем распилить так, чтобы потребители получили справедливую цену, а поставщики —
полную оплату, и каждое подразделение — по своему виду деятельности, согласно
понесенным затратам.

И здесь мы вновь возвращаемся к перекрестному субсидированию. Если с генерацией все
относительно ясно, и себестоимость одного киловатт-часа есть некая единая величина, от
которой формируется цена и для промышленности, и для населения, то с доставкой и с
реализацией возникают более серьезные сложности. Сетевая компания, которая несет
затраты по обслуживанию ЛЭП, неизбежно столкнется с разницей в стоимости доставки
разным категориям потребителей: одно дело — содержать несколько десятков километров
магистральных ЛЭП с двумя подстанциями на каждом конце, и совсем другое — тысячи
километров распределительных электросетей, сотни подстанций, трансформаторных и,
соответственно, обслуживающего персонала. Сбытовой компании, соответственно, столь
же легче работать с крупными покупателями, которые забирают львиную долю товара,
чем с миллионами домовладельцев, для чего нужны и счетчики, и штаты, а иногда и
бронежилеты.

Вот и получается, что перед РЭК осенью встанет крайне сложная задача: и тарифы
социально приемлемые установить, и законодательство соблюсти. К тому же
правительство пока так и не определилось, каким образом и в течение какого срока
сокращать перекрестное субсидирование. В случае, если будет определен срок в пять лет,
то повышение тарифов для групп низкого и среднего напряжения произойдет
более плавно, чем при резком отказе от перекрестного субсидирования в течение года-
двух. Если же будет принята социальная норма для населения, то мы получим
гарантированный объем поставки по низким ценам, а остальное будет покупаться по
реальной стоимости.

Как бы то ни было, генеральный директор ОАО «Иркутскэнерго» Владимир Колмогоров
недавно заявил, что энергетики будут стремиться к тому, чтобы рост тарифов не опередил
инфляцию, которая, к сожалению, не оставляет шансов на сохранение цен на свет, как это
было в прошлом году. Остается надеяться, что и РЭК разберется с хитросплетениями
тарифной энергетики в интересах как населения, так и промышленности региона.

Читайте также

Подпишитесь на свежие новости

Мнение
Проекты и партнеры
  все
Свежий номер
Важное