издательская группа
Восточно-Сибирская правда

Богатство недр наводит на размышление

  • Автор: Константин СЕРЕГИН, "Российская газета"

"Газпром", назначенный правительством координатором экспортных газовых проектов в Восточной Сибири и на Дальнем Востоке, сформировал свое видение выхода России с газом на рынки АТР. Подготовлена и соответствующая программа развития газодобычи и газотранспорта в этих регионах. Что же сулит она сибирякам и дальневосточникам, а заодно и всей стране в целом?

Авторы программы предлагают правительству сделать ставку на cахалинские проекты и
почти полностью заморозить разработку двух уникальных месторождений —
Ковыктинского и Чаяндинского.

Экспорт предполагается обеспечить только за счет ресурсов, сосредоточенных на
шельфе Сахалина, в объеме 30 миллиардов кубометров в виде СПГ и 25 миллиардов
кубометров по газопроводной системе в Китай и Южную Корею.

Крупнейшее газовое месторождение, которое находится в нераспределенном фонде недр
— Чаяндинское, — в сценарии вообще не предполагается к разработке. Таким образом,
1,2 триллиона кубометров запасов газа на территории Якутии станут достоянием будущих
поколений, а самое большое месторождение — Ковыктинское (1,9 трлн. кубометров) —
будет либо использоваться только для покрытия мизерного внутреннего спроса
(максимум 4,5 млрд. кубометров в год), либо снабжать газом потребителей в европейской
части страны.

Оценивая эту программу, заместитель председателя Совета по изучению
производительных сил Минэкономразвития России академик РАН Александр Арбатов
заявил: «Если говорить только о газовой составляющей восточно-сибирских и сахалинских
проектов, то сахалинские проекты выглядят намного более сложными и затратными с
точки зрения их реализации. Очень интересно выглядит их экспортная составляющая —
производство сжиженного природного газа (СПГ), строительство экспортных
газопроводов (в том числе по дну моря), но говорить о газификации регионов российского
Дальнего Востока здесь не приходится — слишком затратны проекты. К тому же в
настоящее время развитие каждого из таких проектов занимает 10-15 лет. А когда дело
дойдет до полномасштабного производства газа на Сахалине, мы пока только можем
гадать. Даже если в рамках «Сахалина-1» будет использоваться существующая
инфраструктура (кстати, старая), то и по ней первые поставки могут начаться не
раньше, чем года через два. Да и то в масштабах, несопоставимых с реальными
возможностями проекта.

С другой стороны, Чаяндинское и Ковыктинское месторождения с огромной ресурсной
базой — это, на мой взгляд, «синица в руках». И, разумеется, освоение таких
месторождений должно вестись только полномасштабно, то есть наряду с газификацией
регионов России необходима и экспортная составляющая. Иначе мы получим конфликт
интересов, когда за счет более затратных сахалинских проектов будут финансироваться
нерентабельные восточно-сибирские. При этом надо отметить, что рынок стран АТР, и в
первую очередь Китая, настолько быстро растет, что готов принять газ и с Сахалина, и
из Восточной Сибири.

Еще мне кажется важным, что на данный момент оба работающих на Сахалине проекта
(«Сахалин-1» и «Сахалин-2») — не российские. В «Сахалине-1» государственной
«Роснефти» принадлежит 20 процентов, в «Сахалине-2» пока вообще не определено, с
какой долей «Газпром» будет участвовать в нем».

Алексей Конторович, директор Института геологии нефти и газа Сибирского отделения
Российской академии наук, участник рабочей группы по разработке программы освоения
Восточной Сибири, на днях прокомментировал ситуацию следующим образом: «Мне
известно, что вариант о поставках газа с Сахалина на китайский рынок давно
продвигается «Газпромом». Однако я считаю, что принятие такого варианта будет
ошибкой и нанесет ущерб экономике Восточной Сибири и газификации Забайкалья».

По словам академика Конторовича, в случае принятия такого варианта газа Сахалина не
хватит для того, чтобы обеспечить китайский спрос. «Сахалин никогда не покроет этот
спрос. Кроме того, там реализован проект СРП, и операторы будут поставлять свой газ в
Японию и США». Академик также высказал мнение, что в случае, если Ковыктинское и
Чаяндинское месторождения станут стратегическими, то вполне вероятно, что они не
будут разработаны в обозримом будущем.

Вообще, по оценкам различных экспертных институтов, уровень возможной стабильной
добычи газа с шельфа о. Сахалин не превысит 50-55 миллиардов кубометров в
год (ИАЦ «Минерал» — 37 млрд. куб. м в год, ИГНГ СО РАН — 30 млрд. куб. м в год,
проект Программы «Газпрома» — 56 млрд. куб. м в год), хотя незаконтрактованные
объемы газа на рынках Китая, Кореи, Японии и Западного побережья США составят в
перспективе 64, 25, 75 и 25 миллиардов кубометров в год соответственно. Таким
образом, данные страны вряд ли смогут хотя бы частично удовлетворить свой газовый
дефицит за счет сахалинского газа, что не позволит России воспользоваться
благоприятной рыночной конъюнктурой и занять достойное место на газовом рынке
региона.

Замораживание Чаянды и переориентация Ковыкты на внутренний рынок приведут к
тому, что Восточная Сибирь лишится тех перспектив, которые возможны были бы при
развитии этих месторождений.

Во-первых, это приведет к тому, что в Восточной Сибири не будет создана собственная
система энергоснабжения. Тем самым будет нарушен один из основных пунктов
Энергетической стратегии России на период до 2020 года, а именно — формирование и
развитие нефтегазового комплекса Восточной Сибири и Дальнего Востока. Потенциал же
для развития в этих регионах огромен. По прогнозам ИСЭМ СО РАН, сочетание уже
разведанных достаточно крупных месторождений нефти и природного газа с возможным
освоением потенциальных ресурсов составляет объективную основу для создания в
Восточной Сибири и на Дальнем Востоке значительной нефтегазовой промышленности с
ежегодной добычей 70-80 миллиардов кубометров природного газа и 60-70 миллионов
тонн нефти.

Подобные объемы производства позволят создать в регионе собственный весьма
значительный экспортный потенциал. А обеспечить экономическую целесообразность
местных газовых проектов позволит лишь экспортная составляющая, поскольку
недостаточный спрос и низкая цена на газ на внутреннем рынке не позволят сделать
разработку масштабных нефтегазовых месторождений Восточной Сибири и Якутии
экономически состоятельными и привлекательными, обрекая их либо на длительное
ожидание, либо на государственное дотирование.

По мнению профессора Дипломатической академии МИД РФ Евгения Кутового, «России
необходимо сочетать развитие своей материальной базы в Восточной Сибири и на
Дальнем Востоке с развитием связей со странами АТР. Это ресурс нашего влияния на
восточном направлении, которое сейчас для нас фактически первостепенно. Когда этот
рынок заработает, мы получим возможность обеспечить геополитическую и
геоэкономическую стабильность, обеспечить наши внешнеполитические интересы,
создать своего рода «пояс безопасности». И страны АТР ориентированы на то, чтобы
именно сейчас, в настоящее время обеспечить себя энергетическими ресурсами.

Создание газового рынка на новом для России направлении не должно перекладываться
на плечи будущих поколений, как это планируется в программе газового монополиста,
которая прежде всего ориентирована на период после 2010 года.

Есть к этой программе и целый ряд других вопросов. Прежде всего, разработка и
создание новой газодобывающей структуры на востоке потребует громадных инвестиций,
которых к настоящему моменту мы не имеем. И получить их мы можем только путем
экспортирования добываемого на этих территориях сырья. Аспект же обеспечения
экспорта российского газа в страны АТР и Северо-Восточной Азии в программе учтен
недостаточно. В программе есть упоминания того, что в перспективе объемы
потребления газа в Китае и странах АТР будут снижаться. Но в то же время целый ряд
западно-европейских и азиатских экспертов утверждает, что потребности этих стран в газе
будут возрастать, а обеспечить их за счет внутренних ресурсов невозможно, поэтому
данные страны будут вынуждены расширять импорт газа.

Кроме того, сама идея продолжения Единой системы газоснабжения на восток
чрезвычайно капиталоемка. Постройка трубы в направлении Проскоково —
сверхзатратный проект, и решение о ее строительстве нужно принимать, тщательно
взвесив прежде всего рост рынка АТР и наши экспортные возможности в этом
направлении».

Рассмотрим такой вариант развития событий. Происходит экспорт ковыктинского газа в
Китай и Корею по достаточно высоким (выше, чем внутри России) стартовым ценам с
последующей их индексацией в меру инфляции доллара (ежегодно в размере 2
процентов). Производится газификация Иркутской области. Расширяются поставки газа в
Республику Бурятия и Читинскую область, создается соответствующая инфраструктура.
Все эти меры позволят обеспечить порядка 7,6- 7,4 процента в совокупном реальном
приросте ВВП за период 2004-2020 годы.

Что это даст России, ее дальневосточным регионам, российскому нефтегазовому
бизнесу? Прежде всего, освоение месторождения принесет стране солидный доход. По
оценкам специалистов, за счет поставок газа на внутренний рынок самой России и в
страны Северо-Восточной Азии в бюджеты всех уровней поступит суммарно от 30,9 до
48,6 миллиарда долларов США.

Стоит оговориться, что комплексный подход к Ковыкте предусматривает как поставки
газа в регионы, так и на экспорт. Вообще, запасов ковыктинского газа более чем
достаточно для решения всего комплекса задач, стоящих перед проектом. Объем
разведанных запасов природного газа Ковыкты позволит осуществить широкую
газификацию Иркутской области и ряда соседних субъектов федерации, предусмотрев
для этих целей 150 миллиардов кубометров газа в течение 30 лет (до 5 млрд. куб. м
ежегодно), поставлять газ в ЕСГ, а также выделить в ближайшие десятилетия
необходимый объем газа для экспорта в страны АТР — до 900 миллиардов кубометров
(планируются поставки в течение 30 лет в Китай в размере 600 млрд. куб. м газа и 300
млрд. куб. м в Республику Корея).

Эта тема обсуждалась и на встрече делегации Иркутской области с полномочным
представителем Президента РФ в Сибирском федеральном округе Анатолием
Квашниным. В ходе обсуждения проекта было отмечено, что освоение Ковыкты имеет
особое значение для удвоения ВВП СФО, развития газовой промышленности Восточной
Сибири, газификации Иркутской, Читинской областей и Республики Бурятия. Это
позволит заметно улучшить условия жизни в этих регионах. Анатолий Квашнин
подчеркнул, что в проекте комплексной разработки месторождения совпадают интересы
государства и бизнеса. Участвовавшие во встрече председатель президиума СО РАН
Николай Добрецов и директор Института геологии нефти и газа СО РАН Алексей
Конторович дали высокую оценку качеству и всесторонности проекта, который, по их
мнению, учитывает и экологические вопросы.

Заместитель полпреда в СФО Игорь Простяков считает, что по своим социально-
экономическим последствиям Ковыктинский проект просто уникален. В Восточной
Сибири велика безработица. А Ковыктинский проект позволит создать 40 тысяч новых
рабочих мест. Затем, Ковыкта даст людям хорошие заработки. К 2010 году будет
возможно не менее чем в 1,5 раза снизить масштабы бедности.

«Ковыкта — это создание гелиевой промышленности, за которой будущее, — говорит
Игорь Простяков. — Это — получение ценнейшего сырья для изготовления
высоколиквидной продукции. Есть еще и политический аспект. Население Сибири просто
устало слушать «болтовню» по поводу радужных перспектив. Поэтому нужно заканчивать
ненужную волокиту и приступать к реализации Ковыктинского проекта. Силы и средства
для этого есть. Сигнала для начала работ ждут и разработчики, и строители, и
трубоукладчики, и специалисты других профилей».

Читайте также

Подпишитесь на свежие новости

Мнение
Проекты и партнеры
  все
Свежий номер
Важное