издательская группа
Восточно-Сибирская правда

До первой нефти

В минувшие выходные сотрудникам нашей редакции довелось побывать на Верхнечонском месторождении и собственными глазами увидеть, как готовятся к этому событию нефтяники.

Путешествие на месторождение началось в центре Катангского района — посёлке Ербогачён. Это настоящий русский север. Наши проводники были довольны. Повезло с погодой. Накануне отпустили морозы. Здесь сорока градусами ниже нуля никого не удивишь. Равно как не удивишь никого широкими просторами. На территории, равной Чехии и Словакии вместе взятым, заселено немногим более 4,5 тыс. человек, причём 2700 человек — в районном центре. Изолированность — общая тема в разговорах о быте. Самолёт до Иркутска и обратно — раз в неделю. Да и цена на билет не каждому доступна: 5 тыс. рублей в один конец. Приезжих здесь легко отличить от местных. Проходя мимо, молодые люди с иронией бросают нам реплику: «Туристы».

Жить здесь не так уж сладко. Люди заняты в основном охотой. Места богаты соболем, белкой. Но со времён колониального освоения севера пушистое золото не приносило больших дивидендов тем, кто его добывал. Теперь местные жители с интересом наблюдают за реализацией проекта по добыче чёрного золота — нефти. Только проект опытно-промышленной эксплуатации, рассчитанный на 2005-2010 годы, обещает налоговые поступления в размере 193 млн. долларов, из них 58 поступят в областной, а 1 млн. — в местные бюджеты. При этом нефтяники обязуются создать за это время 500 постоянных рабочих мест и 2000 — на период строительства.

Мы попали в посёлок в субботу, тогда было подписано соглашение о сотрудничестве района и компании «Верхнечонскнефтегаз». Договорились о том, что Катангский район станет первым потребителем верхнечонской нефти, которую компания собирается начать добывать уже в нынешнем году. Нефтяники взяли на себя обязательства ещё и по оказанию району спонсорской помощи в размере 3 млн. рублей, что для муниципалитета с собственными налоговыми доходами в размере 10,5 млн. сумма достаточно внушительная.

Варяг Страмаус

Организация нефтяного промысла в Катанге во многом отличается от Западной Сибири, где освоение нефтяных ресурсов ведётся уже тридцать лет. Сама видела, как жители Сургута добираются на ближайший от города промысел за 30 минут на комфортабельных автобусах по дорогам уровня автобана. На Верхнюю Чону можно попасть лишь на вертолёте. И в очень ограниченное время года — по зимнику Усть-Кут — Мирный. Расстояние более 200 километров от Ербогачёна по зимней дороге преодолевается за шесть часов.

Мы, слава Богу, долетели на вертолёте за полчаса. Нашим гостеприимным хозяином стал начальник базы эксплуатационного участка Сергей Страмаус. Нынче была его пятнадцатидневная вахта. Сергею Александровичу не сложно посчитать, что провёл он в сибирской тайге ровно пятнадцать лет, поскольку недавно отметил тридцатилетие трудовой деятельности: вахта всегда делила месяц, да и жизнь, пополам.

Невозможно было удержаться от вопроса о происхождении его необычной для Сибири фамилии. Начальник участка улыбается. Говорит, что из всей родни его единственного занесло в тайгу, все родственники живут или в Прибалтике или на берегу Чёрного моря. А фамилию он носит ту же, что и норвежские князья Страмаусы, в начале тринадцатого века впервые высадившиеся на русские берега. Приходим к выводу, что в Сибирь его мог занести зов крови, толкавший предков к завоеваниям.

Весь этот разговор происходит в процессе просмотра электронной почты. Несмотря на удалённость от Большой земли (месторождение расположено от Иркутска на расстоянии 1100 километров), с нею установлена прочная современная связь. И даже можно посмотреть телевизор. Пока электро-энергию на промысле производят на дизельных генераторах, но с началом добычи нефти на месторождении установят передвижные электростанции, которые будут работать на попутном газе.

На ночь нас селят в уютные восьмиместные домики, выкрашенные в весёлые желто-зелёные цвета. Есть баня, столовая и административный корпус. Посёлок небольшой, рассчитан на проживание сорока человек. Замыкает жилую зону «Чона-Хилтон» — деревянный барак.

«Хилтон» остался в наследство «Верхнечонскнефтегазу» со времён первого освоения месторождения, с восьмидесятых. «Привязалось это название к бараку, теперь так и по документам проходит», — смеётся Сергей Страмаус. Вообще народ здесь любит пошутить. В свободное время нефтяники с удовольствием травят байки о своих ближайших соседях — таёжных животных. Хотя существует мнение, что последних пугает промышленное шевеление, соседство получается не просто мирным, а даже взаимовыгодным. Рассказывают, что к базе нефтяников частенько приходит старый волк, которого вдоволь кормят манной кашей. А вместо кошек в домиках-вагончиках живут горностаи, уже давно победившие всех мышей. Пойди теперь проверь — правда это или разыграли.

Временная нитка

До нашего приезда нога журналиста не ступала на верхнечонскую землю не менее десяти лет. Долгое время здесь вообще ничего не происходило. Промысел был заброшен, несмотря на то, что в советское время на территории месторождения шли активные работы. Геологи пробурили 105 разведочных скважин. Две из них уже восстановлены. Будут расконсервированы и отремонтированы и другие. Сегодня трудно поверить в то, что ещё четыре года назад эксперты в голос говорили о неэффективности разработки месторождения.

Сейчас на Верхней Чоне есть что показать. Здесь работают 350 человек: одни готовятся к прокладке трубопровода, другие заняты обслуживанием скважин, третьи приступают к постройке ёмкостей для очистки и хранения нефти. В нескольких метрах от базы идёт подготовка площадки к бурению куста из шести скважин. Скоро на этом месте появится специальная установка. Для её передвижения построят рельсы. Начнётся бурение. Верхнечонская нефть находится на глубине 1700 метров. Причём это не самое глубокое залегание этих ценных углеводородов. На Марковском месторождении (недалеко от Усть-Кута) её добывают с 2700 метров. А на Ковыктинском ГКМ скважину бурят, например, на 3500 метров.

Рядышком планируется построить ёмкости, где нефть будет проходить предварительную очистку. Вместе с углеводородами в них будут закачивать горячую воду, те, в свою очередь, должны растворять соли, которые содержит сырьё. Далее нефть будет отделяться от воды и по трубопроводу поступать в ёмкости по её хранению. А воду с растворёнными в ней примесями будут закачивать в пласт для поддержания давления.

Всё необходимое оборудование для стройки доставляется исключительно зимой. Сначала по железной дороге до Усть-Кута, а потом по зимнику. И вообще большую часть работ на месторождении планируют провести в холодное время года, потому что летом по сплошь заболоченной территории месторождения можно передвигаться лишь на вездеходах.

Главная задача — ввести нефтепровод протяжённостью 574 километра до Усть-Кута. Летом он пройдёт испытание. Используемые компанией технологии позволяют это сделать в сжатые сроки. Технология прокладки была заимствована у военных. Два человека в течение суток могут проложить 4 км нефтяной трубы, которая собирается как конструктор. Правда, на участках с водными переходами укладка нефтепровода, по понятным причинам, усложнится и пойдёт по принципу «труба в трубе», чтобы избежать в случае чрезвычайной ситуации попадания нефти в воду. Планируется, что нефть по полевому нефтепроводу будет прокачиваться до 2008-2010 года .

Рассказывают, что в восьмидесятых один из начальников «Иркутскгеологии» закупил такую трубу, чтобы сэкономить на завозе топлива. Мол, пробросим продуктопровод и будем с горючим постоянно. Только в скором времени у геологов не стало денег на само горючее. Так и осталась труба лежать, пока ей не нашли применение на строительстве нитки Ярактинское месторождение — Усть-Кут. Тогда специалисты из «Верхнечонскнефтегаза» предложили реализовать и на своём месторождении подобный проект, не дожидаясь строительства магистрального трубопровода.

Трубу для Верхней Чоны закупили у белорусских военных. Британские специалисты из ТНК-ВР долго не могли поверить в простоту технического решения временного трубопровода. Ничего подобного в мире не было и нет.

Дорогой ресурс

В прошлом году были получены результаты проб верхнечонской нефти. По своим качествам она оказалась ниже «брент», но выше «уралс», которая недавно превысила 58 долларов за баррель. Некоторое время назад даже обсуждалась возможность выхода с предложением о введении понятия «восточносибирская» нефть по аналогии с «западносибирской».

Но, ещё не продав ни барреля нефти, компания «Верхнечонскнефтегаз» стала одной из самых дорогих в регионе. Сделка по покупке государственной Роснефтью 26% акций у ХК «Интеррос», по оценкам аналитиков, составила порядка 50 млн. долл. «Дешёвых нефтяных ресурсов уже не будет», — резюмирует один из моих собеседников. Не будут дешёвыми и затраты на их освоение. Только в 2006 году бюджет «Верхнечонскнефтегаза» составит более 131 млн. долларов.

Читайте также

Подпишитесь на свежие новости

Мнение
Проекты и партнеры
  все
Свежий номер
Важное