издательская группа
Восточно-Сибирская правда

Жизнь после спорта

С серебряным призёром Олимпийских игр в Сиднее иркутянкой Натальей Ивановой мы встретились на её новом месте работы - в телевизионной студии 23-го канала. Чемпионка мира по тхэквондо, победительница Кубка мира, трёхкратная чемпионка Европы и семикратная чемпионка России, она работает спортивным обозревателем и готовит пилотный выпуск своей программы, которая, естественно, будет о спорте. С тех пор, как ушла из тхэквондо, была менеджером по корпоративным мероприятиям одной из торговых сетей, директором областной школы высшего спортивного мастерства, помощником председателя комитета по физической культуре и спорту, тренировала сборную ИрГТУ по тхэквондо. "Смена работы перестала быть для меня стрессом", - призналась Иванова нашему корреспонденту ЕЛЕНЕ ЛИСОВСКОЙ. В её ближайших планах - объединить спортсменов Иркутской области, которые, как и она, расстались с большим спортом.

«Видеть» картинку и чувствовать язык

— Как получилось, что ты стала телевизионным журналистом?

— Перед тем как прийти на 23-й канал, я полгода проработала на АИСТе, где и приобрела первоначальный опыт. К тому же 23-й канал — мобильная компания, которая работает в интересном формате: новости подаются не так официально, как на других каналах, они более живые. Думаю, у меня, как у редактора спортивной программы, есть большое преимущество: я знаю многих спортсменов и тренеров, знаю все тонкости, ведь прошла от детско-юношеского спорта до спорта высших достижений. Думаю, программа будет интересной. Пилотный выпуск выйдет в конце марта или в начале апреля.

— Что в новой профессии далось легко, а что, наоборот, было самым сложным?

— Самым простым оказалось написание текстов для сюжетов: когда училась в педагогическом институте, преподаватели отмечали, что я чувствую язык. Сложным было то, что я какое-то время «не видела» картинку. Текст у меня был всё время отдельно от неё. Сначала всё было в новинку: монтаж, первые съёмки. Они были, может, не особо волнительными, но в кадре я чувствовала себя неестественно. Когда появлялась перед камерами в качестве респондента, было спокойнее.

— У тебя появились друзья среди журналистов?

— С прессой я всегда хорошо общалась. Очень многих уважаю, сейчас чувствую себя комфортно среди газетчиков, телевизионщиков.

— Журналисты тебя узнают? Говорят, мол, вот это та самая Наталья Иванова?

— Узнают, конечно. Некоторые писали обо мне и пишут. На 23-м канале молодёжь сразу знала, кто к ним пришёл.

— Были сложности с тем, что на телевидении зависишь от многих — водителей, монтажёров, операторов? Ведь в спорте конечный результат зависит только от самого спортсмена.

— В спорте тоже зависишь — от тренеров, от чиновников, от того, есть деньги или нет. Везде мы от чего-то зависим. Телевидение требует мобильности мыслей и действий, нужно постоянно быть в курсе событий. Это другой взгляд на происходящее: картинку видишь не только на экране, но и в жизни начинаешь её «фотографировать». Мой телевизионный опыт пока небольшой, но подвижки есть.

Спортивные передачи, иркутские и российские, за исключением канала «Спорт», обычно говорят языком цифр и результатов, за которым не видно личности. Человека в спорте не всегда показывают таким, какой он есть: не докапываются до сути, есть какая-то поверхностность. По-моему, все уже расстались со стереотипами о том, что спортсмены — люди недалёкие, ограниченные. В спорте много людей, которые делают собственную судьбу и рейтинг России в мире. Это сильные люди, на которых регион может опираться. Но для этого им нужно предоставить возможность для самореализации, будь то тренерская работа, организаторская или управленческая.

— Есть ощущение того, что ты нашла себя на телевидении?

— Думаю, что говорить о том, что я нашла себя, ещё рано.

Всплыли все подводные лодки

Наталья Иванова ушла из большого спорта неожиданно для себя, близких, тренера и команды — перед Олимпиадой 2004 года. «У меня было всё, кроме олимпийского золота, — рассказала чемпионка. — Думала, уйду сразу после Олимпиады, а оказалось, что — до неё». За неделю до предолимпийских отборов исполком Федерации тхэквондо снял её кандидатуру, несмотря на то, что в российской команде у неё был самый высокий рейтинг. «К этому не был готов никто — ни я, ни мой тренер Алексей Палкин, — рассказала Наталья Иванова. — Комитет по физической культуре и спорту на эту ситуацию не повлиял никак. Были у него возможности или нет — остаётся загадкой. Могу сказать определённо, что на той Олимпиаде шансы на победу у меня были, потому что я знала всех девчонок, которые попали на отборочные турниры. С каждой из них я дралась».

— Трудно было адаптироваться после того, как ты ушла из спорта?

— После окончания спортивной карьеры было очень много разочарований. Прежде всего — в людях, несмотря на то, что я по натуре оптимист и прежде всего вижу хорошее. Обидно понимать, что людям, с которыми ты проработала 10-15 лет, ты нужна была для чего-то одного. А когда ты стала обычным человеком — будь сама по себе, как хочешь. Может, это моя правда, а у людей другая правда. Но практика показывает, что во всех цивилизованных странах спортсмены-олимпийцы остаются героями на всю жизнь. Их поддерживают, им дают возможность развивать спорт. Они поднимают престиж страны на более высокий уровень. В Иркутске же пока только зачаточки этого. Отмечают нынче 50-летие олимпийской победы Константина Вырупаева.

— Что, помимо разочарования в людях, было самым сложным, когда жизнь изменилась?

— Если говорить о физической нагрузке, то всё прошло хорошо. Я поддерживаю себя в форме, появилось много возможностей, чтобы заниматься различными видами спорта. Причём у меня нет тяги к экстриму, может, «переела» адреналина в своё время. В спорте жизнь контрастная: вот это — победа, а это — поражение. Победы я бы окрасила в красный, поражения — в чёрный. Вся остальная жизнь состоит из полутонов. Нет такого, что это хорошее, а это — плохое. Есть хорошее с долей плохого или наоборот. Вне спорта начинаешь понимать: не везде нужна твоя честность и искренность. Оказывается, что где-то нужно промолчать. Понимаешь, что честным людям живётся непросто. Важнее быть гибким.

— Сейчас вне спорта ты чувствуешь себя комфортно?

— Когда в книге читала посвящённый мне раздел, казалось, что не о себе читаю. Как будто что-то далёкое и не со мной происходившее — странное чувство. Я могла остаться в тхэквондо, быть тренером сборной, уехать в Штаты, в Москву или в другой регион, можно было двигаться по линии судейства — стать судьёй-международником. Но остался неприятный осадок: не хотелось ни в сборную, ни в федерацию. Стоило мне уйти из спорта, как всплыли все подводные лодки. Я понимаю, что всё меняется. Поменялось отношение многих людей ко мне (слава Богу, не всех), пусть эта перемена останется на их совести.

Раннее «серебро»

— За последние два года твой круг общения изменился?

— Да, очень сильно, в последнее время он меняется постоянно. Знаешь, для меня уже не является стрессом смена работы. Я стала к этому очень спокойно относиться. Везде — новый коллектив, новые люди, новые начальники, новые отношения и свои интриги.

— С кем ты сейчас близко общаешься?

— Эта тема такая личная, главное, что круг общения есть. В него входят любимый человек, семья и друзья. Я бы даже сказала, что расширился круг людей, с которыми я стала общаться более близко. Когда занималась спортом, в Иркутске была больше проездом.

— А как складываются отношения с коллегами по спорту?

— Стараюсь быть со всеми на связи — с боксёром Андреем Мишиным, конькобежкой Оксаной Равиловой, толкателем ядра Евгением Шишлянниковым, лучником Геннадием Митрофановым, лыжницей Ингой Перминовой. Дружу с тёзкой Натальей Ивановой, у которой разряды по восьми видам спорта. У нас есть идея — объединиться и сделать вместе много добрых дел. Что это будет за проект, сказать пока не могу. Но во время нашей последней встречи я обозначила проблему: ждать движения навстречу от чиновников не приходится, поэтому надо объединяться самим.

— Ты участвовала в пресс-конференции Александра Зубкова после Олимпиады в Турине. Вас связывают дружеские отношения?

— С Сашей мы меньше знакомы, чем с теми, кто живёт в Иркутске. Познакомились, когда я была директором школы высшего спортивного мастерства. На пресс-конференцию пришла потому, что мне было интересно посмотреть на него в момент триумфального возвращения. Было любопытно, как встретят, что будут говорить, какие вопросы задавать. Меня порадовало, что кроме морального вознаграждения — медали, он получил и материальную компенсацию. Конечно, автомобиль от президента, 25 тыс. долларов от Олимпийского комитета и 400 тыс. рублей от администрации Иркутской области несопоставимы с тем, как отмечали победы олимпийцев раньше. Может быть, сейчас другое время, может, наконец поняли, как тяжело достаются эти медали. Я за своё серебро в Сиднее получила 20 тыс. рублей от Иркутской области. А может, я просто рано его выиграла.

— Понравилось, как принимали Зубкова на родине?

— У журналистов интерес очень искренний, видно, что они следят за Сашиными успехами, причём постоянно. Сашу приняли хорошо, только возникает вопрос — что будет дальше? Я на пресс-конференции поинтересовалась его дальнейшими планами. Он сказал, что готовится к Ванкуверу. А за Ванкувер ему сейчас не хочется смотреть. Может, и не надо этого делать. Хотя всё равно очень важно, что будет дальше. Дай Бог ему реализоваться после своей спортивной карьеры. И всем нам.

Сильные люди не жалеют ни о чём

Стать олимпийской чемпионкой Наталья Иванова мечтала с девяти лет. «В 1980 году мы с сестрой посмотрели закрытие Олимпиады. Был торжественный момент: мишка улетал, слёзы, аплодисменты… Мы клятвенно пообещали друг другу записаться в секции, я оказалась в лёгкой атлетике, а Лена — в лыжном спорте. С тех самых пор началось движение к цели. Мечта начала потихоньку осуществляться. Могу сказать, что к олимпийскому серебру я шла 20 лет», — рассказала она.

Первая российская сборная по тхэквондо состояла из боксёров, акробатов, легкоатлетов. Наталье новый вид спорта дался легко. Причём она никогда не считала его неженским занятием. «Спарринг в тхэквондо — очень красиво, много верхних ударов, вращений. Все движения естественные, удар — как шаг. Этот спорт не накладывает отпечатка ни на фигуру, ни на поведение, — рассказала чемпионка. — Когда мы летали на соревнования из Шереметьево, никто не мог понять, чем мы занимаемся. В итоге «записывали» нас в фигурное катание или в прыжки в воду».

— Когда ты рассталась с большим спортом, возникли сомнения — а стоил ли спорт тех жертв, которые ему отданы?

— Такой вопрос возникают периодически у всех спортсменов, и ответ у всех один: конечно, стоил. Спортсмены отличаются силой натуры, это их плюс и минус. Когда после славы и хороших денег они оказываются в забвении и получают зарплату в три тысячи рублей, не идут никуда жаловаться.

Мама (она по образованию педагог) мне всегда мягко говорила о том, что спорт — это не профессия, а только хобби. Папа, единственный на всё Усолье-Сибирское кузнец, придерживался такого мнения: «Хватит-хватит! Давай работать, спорт тебе ничего не даст». В последние годы, когда начались мировые и олимпийские победы, родители меня поддерживали, они понимали, что отступать некуда. Зато сейчас все поддерживают решение младшего брата Жени стать мастером спорта по дзюдо и самбо. Он поставил себе эту цель и, думаю, её достигнет. Несмотря на то, что Женя — самый младший, восьмой, ребёнок в нашей семье, он пользуется в семье авторитетом и уважением, к нему прислушиваются даже старшие братья.

— Всегда ли возникают проблемы, когда люди пытаются совмещать спорт высших достижений и личную жизнь?

— Наверное, мужчинам в этом плане проще: женился, дети растут, жена дома супы варит. И там есть тыл, и здесь — фронт для реализации. Женщинам сложнее — или рожаешь, или тренируешься. Девчонки из нашей сборной, уходившие в декрет, не возвращались. Легкоатлетки рожают и возвращаются. Наверное, это специфика тхэквондо — оно развивается стремительно, семимильными шагами: меняются правила в технике, в тактике. Пропустишь год, потом не догонишь.

— Самой приходилось стоять перед выбором — спорт или личная жизнь?

— Практически нет, потому что был фанатизм, который поглощал полностью. Было убеждение, что надо на 100% выложиться, чтобы ни о чём не жалеть. Хотя потом, когда всё закончилось, уже думаешь: Бог его знает, когда надо было заканчивать — раньше или позже. Но всё больше склоняюсь к мысли, что ушла я всё-таки вовремя. Нет тоски, ностальгии, чувства, что чего-то недоделала. Меня не тянет в зал. В общем, по тхэквондо не скучаю. Видимо, тема просто закрылась. Сейчас я настроена на то, чтобы реализовать себя на телевидении или в сфере управления.

Фото Дмитрия ДМИТРИЕВА

Биографическая справка

ИВАНОВА Наталья Николаевна родилась 1 сентября 1971 года в городе Усолье-Сибирском. В 1990 году с серебряной медалью окончила школу, в 1995 году — Иркутский государственный педагогический институт по специальности «преподаватель русского языка и литературы». В 2004 году получила диплом с отличием Иркутского техникума физической культуры по специальности «педагог по физкультуре и спорту». С 1995 по 2005 год по контракту служила в Вооружённых Силах РФ.

С 1993 по 2004 год входила в сборную команду России по тхэквондо, 10 лет была её капитаном. Обладательница чёрного пояса III дана по тхэквондо, судья российской категории по тхэквондо. В 2001 году указом президента РФ за выдающиеся достижения награждена орденом Дружбы.

Читайте также

Подпишитесь на свежие новости

Мнение
Проекты и партнеры
  все
Свежий номер