издательская группа
Восточно-Сибирская правда

Сибирская грация

Её вечно называли «вторым номером» отечественной художественной гимнастики. Особенно после Олимпиады в Афинах, где Ирина Чащина допустила ошибку в упражнении с лентой и уступила первую ступень пьедестала коллеге по команде Алине Кабаевой. Спортсменка вроде и рассталась с большим спортом, но помахать ему рукой в знак прощания так и не решилась: выходит на ковёр для показательных выступлений. Век гимнастки не долог, и фанаты, выстраивающиеся в очередь за автографами, не вечны. Поэтому Чащина занялась разработкой собственной фитнес-программы. Но фитнес всё равно нельзя сравнить с художественной гимнастикой, где можно импровизировать и открывать душу публике, призналась спортсменка нашему корреспонденту ЕЛЕНЕ ЛИСОВСКОЙ.

Одна из самых ярких российских гимнасток отвечала на вопросы «Конкурента» в зале, где проходил турнир по художественной гимнастике памяти иркутской спортсменки Оксаны Костиной. Турнир впервые за 12 лет получил статус этапа Кубка мира. Чащина и её лучшая подруга, чемпионка мира по художественной гимнастике Ляйсан Утяшева прилетели в Иркутск за два дня до начала соревнований — 20 июня. Активно готовились к показательным выступлениям — тренировались и почти сутки напролёт отсыпались в гостиничном номере.

Уйдя с ковра и переодевшись в спортивный костюм, Чащина сразу попала в центр внимания иркутских гимнасток нежного возраста. Чада, которым впору стряпать куличи в песочнице, окружили своего кумира и с серьёзным видом требовали автографы и сфотографироваться. Ирина никому не отказывала, почти автоматически расписывалась и улыбалась, когда «вылетала птичка». Потом подвинула мне стул и предложила поговорить прямо здесь. Отвечала она быстро и по теме, видимо, за годы спортивной карьеры набралась достаточно опыта общения с пишущей братией.

«Мерседес» за отечество

— Вы ощущаете себя сибирячкой или москвичкой?

— 50 на 50. Всё равно характер остался сибирский. Я не могу сравнить себя с москвичами, коренные жители столицы совсем другие: постоянно куда-то бегут, несутся. Москва — это центр, люди там должны всё время зарабатывать деньги, поэтому там царит такой хаос. Тяжело там долго находиться. Я стараюсь вырваться раз в два-три месяца домой, в Сибирь. Набраться сибирского воздуха, зарядиться энергией.

— Помните своё первое впечатление от Москвы?

— Мы приехали с тренером (Вера Штельбаумс, работает со спортсменкой с 1992 года. — «Конкурент») сразу на тренировочную базу в Новогорск под Москвой. Практически всё время проводили там. В Москву развеяться выбирались по выходным — ходили в кино или просто гуляли. Сначала было страшно: такой большой город. Постепенно стала привыкать, потом освоила дороги на автомобиле, легче стало. Сейчас уже не могу без Москвы.

— Какой у вас автомобиль?

— (Ирина немного смутилась). Сейчас «Мерседес».

— Это подарок?

— Да, мне его подарила компания «Reebok» на день рождения. Я была лицом компании. И они решили сделать мне такой подарок. Так сказать, за заслуги перед отечеством (улыбается).

— Легко научились водить машину?

— (Тут звезда отечественной гимнастики немного оживилась). Знаете, как я водила? Машина стояла на тренировочной базе в Новогорске. Когда вечерами оставалось два-три свободных часа, я садилась и ездила из угла в угол — 100 метров туда и 100 метров обратно. Однажды, когда все уехали на соревнования, а я осталась на базе одна из-за травмы, села и сразу поехала на большое расстояние. Слава богу, обошлось без приключений.

— Вы рассказывали, что вам нравится Япония…

— Я была там 11 лет подряд на соревнованиях. Японцы меня знают и приходят на выступления. Ощущая такую атмосферу, хочется для них выступать. В этой стране очень любят художественную гимнастику. Буквально носят на руках наших гимнасток. Всё для них могут сделать. Приятно, конечно.

— В Японии есть любимое место?

— Мы всегда жили в одном и том же 40-этажном отеле. А так — просто люблю гулять там. Самое классное место в Японии — Диснейленд на воде.

— А в Иркутске где нравится?

— Я обожаю Байкал! Содержание экспозиции в Лимнологическом музее в Листвянке знаю просто наизусть. А горячего копчения омуль (это слово Ирина произнесла по слогам, видимо, боясь ошибиться), это просто обалдеть как вкусно! Моя мечта — помочить ножки в Байкале, ведь вода снимает негатив.

Плюшевые игрушки не помогут

Первые шаги на гимнастическом ковре, который принёс ей всемирную славу, Чащина сделала неосознанно. Спорт пойдёт на пользу, решили родители Иры, которая в свои шесть лет была немного полновата. Она посмотрела по телевизору чемпионат мира по художественной гимнастике и захотела стать такой же изящной и грациозной. Но родительское стремление сделать ребёнка лучше и всесторонне развить не знает границ, поэтому несколько лет маленькая Ира жила в сумасшедшем ритме: музыкальная школа (мама Иры была преподавателем музыки и мечтала, чтобы дочь пошла по её стопам), бассейн (родители хотели, чтобы дочь научилась плавать) и, наконец, гимнастический зал.

— Какие качества из тех, что дала художественная гимнастика, считаете самыми важными?

— Много всего. В первую очередь, дисциплина, закалка характера что ли. В спорте очень много было психологических препятствий, моментов преодоления себя. Но много приятного: известность, например. Спорт дал дорогу в будущее, если так можно сказать. Пока есть имя, пока тебя помнят, можно что-то дальше делать… Пока не забыли.

Случалось, что я должна была поехать на соревнования, а меня отодвигали дальше, на третье место, и я уже не попадала в двойку сильнейших. Были слёзы, думала: «Как так, я же вроде заслужила»… Были моменты, когда я хотела отступить назад, думала: «Зачем мне это нужно? Пойду лучше музыке учиться». Потом поняла, что человеку даются препятствия, которые он может преодолеть. Для меня всё это нужно было. Я стала сильнее психологически, смотрела на них, думала: «А-а, фигня» и спокойно шла вперёд.

— Говорят, у вас есть маленький талисман, собачка…

(Видимо, устав от подобного вопроса, Ирина Чащина не даёт мне его закончить). — Я сейчас не вожу её с собой. Поняла, что нельзя надеяться на кого-то. Мне подарил её тренер, я всегда брала её с собой, трясла и говорила: «Ну, помоги же мне, пожалуйста!». Сейчас я понимаю, что никакой талисман не поможет, если силы нет внутри тебя самого! Ты сам можешь себе помочь. Ни в коем случае не нервничать, спокойно — вдох, выдох — и пошёл.

— Многим приходилось жертвовать ради спорта?

— Не сказала бы. Раньше нужно было участвовать в тусовках, светских мероприятиях. Сначала мне не очень это нравилось, но потом поняла, что художественная гимнастика — это кратковременный вид спорта. Тебе 22 года, бац — и всё заканчивается, нужно правильно расставить приоритеты. И мне стало проще. Сейчас у меня есть время и в клуб сходить, и потренироваться, удаётся всё совмещать. Мне это нравится. Но всё равно иногда хочется уехать в глухую деревню, где нет мобильных телефонов, и просто отдохнуть.

— Когда вы почувствовали, что пришла слава?

— Когда стали узнавать, писать в газетах, журналах, на передачи приглашать. Когда появились какие-то титулы. Но я никогда за славой не гонялась. Всё это благодаря спорту.

— Вам не бывает тяжело от внимания, которое на вас свалилось?

— Немножко устаёшь, но всё равно понимаешь, что те же самые автографы скоро закончатся. Завершится спортивная карьера, и всё — к тебе уже никто не подойдёт. Поэтому всегда стараюсь давать автографы. Сама вспоминаю, как была фанаткой взрослых девочек. Как бежала к ним, просила автограф. Поэтому сейчас никому не могу отказать.

«Несмеяна» в творческом отпуске

В своё время акулы пера окрестили Ирину Чащину «царевной Несмеяной» за перманентную серьёзность, контрастирующую с раскованностью и фонтанирующим жизнелюбием Кабаевой. Потом представители пишущей братии наблюдали перерождение «Несмеяны» в уверенную в себе звезду отечественной гимнастики, которая бойко отвечала на вопросы журналистов, улыбалась и даже смеялась. Сама Ирина пояснила, что просто научилась общаться с журналистами. Разговаривая с Чащиной, невольно начинаешь думать, что за внутренним спокойствием скрывается настоящий ураган. Впрочем, даже у гимнастки с мировым именем иногда заканчиваются силы. Раза два во время интервью она интересовалась, всё ли я спросила, и сетовала на усталость.

— Вы по натуре оптимист?

— Раньше всегда была пессимистом, мне было легче думать, что будет хуже. А когда было хорошо, я радовалась. Сейчас я ни то, ни другое. Я реалист. Но верю всё равно в лучшее.

— Помните, когда последний раз плакали?

— Когда мне сказали, что получила «пятёрку» за диплом (в 2006 году Ирина окончила Сибирский государственный университет физической культуры и спорта в Омске. — «Конкурент»). От радости. Вообще стараюсь не плакать. Только когда эмоции переполняют, слёзы сами бегут.

— Как стресс снимаете?

— Когда накапливается много негатива, понимаю, что нужно побыть одной. Иногда врубаю «Энигму» или в парке гуляю. Можно пойти в клуб — не для того, чтобы кого-то закадрить, а просто потанцевать. Можно пойти в парк на аттракционах покататься, и если никого нет, покричать, что есть силы.

— В одном из интервью вы сказали, что хотите стать психологом. Вы хорошо разбираетесь в людях?

— Я никогда не училась на психолога. Хотя способности были с детства. Даже иногда, когда я еду в метро, смотрю на человека и по мимике хочу понять, почему он такой: проблемы в семье или на работе… Иногда у меня получалось. Когда ты психолог, тебе легче в спорте: знаешь все мелочи и все нюансы. К примеру, у моего тренера занимается маленькая Женя Канаева. Она — моё продолжение. Бывают такие моменты, что она плачет, а тренер не может понять, почему. А я вижу, почему: есть у неё внутренний барьер, который она не может переступить.

— Ляйсан — ваша лучшая подруга. Наверное, ей вы можете доверить всё?

— В принципе, да. Но я поняла, что не всё можно поведать другому человеку. Есть такие моменты, личные, которые нужно хранить в себе. Была такая ситуация: я делилась своими переживаниями с одной женщиной, думала, что она для меня — близкий человек. Очень мне помогала, а потом оказалось, что информация просто просачивалась, о ней знал довольно широкий круг людей. В общем, доверяй, но проверяй.

— Москва наложила на вас какой-то отпечаток? Вы стали жёстче?

— Вы знаете, да. Может, немного жёстче. Мягкотелые там не выживают. Но жёстче — вовсе не означает грубее, это скорее защита. К примеру, приглашают на какой-нибудь вечер, это не спорт, это другой мир. Люди там совсем другие. Постепенно начинаешь в них разбираться и понимаешь, кто к тебе специально лезет из-за имени, а кто просто хочет с тобой познакомиться. Я начала это потихоньку различать, но всё равно сначала очень сложно, потому что спорт — это один мир, а жизнь — это совсем другое. Но как-то стараюсь адаптироваться.

— Сейчас вы ведёте активную светскую жизнь?

— Не особенно. Но когда приглашают на мероприятия, стараюсь выбираться. Считаю, что не нужно пестрить в журналах, в передачах. Когда люди видят тебя слишком часто, у них это вызывает отторжение. Мне кажется, нужно появляться редко, но метко.

— Вы никогда не думали о карьере модели?

— Мне как-то предложили, а потом сказали, что рост маленький. Меня приглашают сниматься в журналах, потом говорят: здорово! Можно стать фотомоделью. Но это не моё. Кстати, осенью мне предложили сняться в фильме «Путь». Он связан со спортом, у меня будет небольшая роль.

— Кто режиссёр?

— Я пока не знаю. Знаю, что фильм делается вместе с Фёдором Бондарчуком. Интересная будет картина, психологическая.

— У вас есть личный сайт. Вы участвуете в его создании?

— Иногда, если есть время, захожу туда. Стараюсь отвечать. Обычно прошу сделать это менеджера, она созванивается со мной на предмет того, что ответить на тот или иной вопрос фанатов. У меня нет компьютера, нет возможности каждый день заходить в Интернет.

Стройнейте с нами!

Ирине Чащиной 24 года, и она выяснила отношения с большим спортом. На ковёр будет выходить только на показательных выступлениях. Звезда отечественной гимнастики задумалась о дальнейшей карьере. «Тренером не стану точно, не хватит терпения», — говорит она. Поэтому на досуге занимается разработкой собственной фитнес-программы, которая должна сделать девушек и женщин счастливыми, избавив от лишних килограммов. К тому же компания «Reebok», которая уже отметила заслуги гимнастки, строит в Москве небольшой «Фитнес-клуб Ирины Чащиной». Здесь звезда собственной персоной будет несколько раз в неделю вести занятия.

— Каков сейчас ваш день?

— Сейчас у меня нет таких тренировок, как раньше. Я стараюсь тренироваться хотя бы через день, чтобы форму поддерживать. Встаю когда как. Если есть тренировка, то в 8 часов, если нет, то могу и до 12 поспать. Потому что ложусь поздно — читаю. Сейчас приехала из родного Омска, где в институте физкультуры сдала сессию и получила диплом. Вы так улыбаетесь, как будто не верите. Я училась, и никаких поблажек мне не было. Я самая первая приходила в 8 утра, садилась и отвечала. За меня никто бы этот диплом не написал.

— На какую тему диплом?

— Это были мои собственные исследования — олимпийский цикл. Только я могла его написать: мои победы, разочарования, интегральная подготовка — в общем, всё. Диплом писался в течение четырёх лет, хотели, чтобы он был именной. Трудно, а что делать?

— У вас сейчас достаточно времени на себя, чтобы заняться любимым делом?

— Я всегда занимаюсь любимым делом. Сейчас я работаю над фитнес-программой, но это всё равно не то. Здесь (в художественной гимнастике. — «Конкурент») ты выступаешь и можешь душу открыть. Импровизировать. Любовь показать, открыться. В фитнесе ты это делать не в состоянии. Художественная гимнастика — это моё. Не хотелось бы её бросать.

— О чём ещё мечтаете, помимо разработки собственной фитнес-программы?

— Застали своим вопросом меня врасплох. У меня была мечта в спорте, но олимпиада прошла, и надо начинать жить заново. Сейчас мы с Ляйсан мечтаем сделать собственное шоу, где девчонки будут показывать «взрослую» художественную гимнастику.

— Какая победа была для вас самой дорогой?

— Олимпийская. Это мечта и основная цель в карьере. Пусть медаль не золотая, но я считаю, что она серебряная с золотым отливом. Я отдала всё — все силы: и моральные, и физические. Отработала на всю катушку. После Олимпиады не сразу поняла, что всё закончилось. На пресс-конференции меня спросили, мол, вы хотели завершать спортивную карьеру? На что я ответила: «Нет, сил у меня ещё много». Я вернулась в Омск и два дня просто лежала. Не было сил ни на что — ни в магазин сходить, ни к друзьям. Позже поехала на неделю в Индию, откуда вернулась совсем другим человеком. Поняла, что спорт — это пройденный этап. Сейчас настало время для следующего шага. Я расстаюсь с большим спортом, но два-три года ещё буду выступать. К примеру, в шоу Алексея Немова, которое собрало всех спортивных звёзд. Осенью начнутся поездки в Японию, Германию. А так… Не знаю пока. В сентябре должно быть открытие фитнес-клуба. В общем — жизнь кипит.

Фото Николая БРИЛЯ

Ирина Чащина родилась 24 апреля 1982 года в Омске. Гимнастикой начала заниматься в шесть лет, в 14 лет вошла в состав сборной команды России. Первым спортивным достижением стало седьмое место на первенстве Омской области, которое она заняла в семь лет. Самой главной своей победой она считает «серебро» в многоборье, завоеванное в 2004 году на Олимпиаде в Афинах. Заслуженный мастер спорта, неоднократная чемпионка мира.

Читайте также

Подпишитесь на свежие новости

Мнение
Проекты и партнеры
  все
Свежий номер