издательская группа
Восточно-Сибирская правда

Губернатор по призыву

Новый порядок наделения полномочиями губернаторов вывел в прошлом году на политический олимп региона Александра Тишанина. Сегодня он готовится принять под своё руководство и Усть-Ордынский Бурятский автономный округ. За короткий срок из «тёмной лошадки» Тишанин превратился в персону с самым высоким рейтингом цитирования. Он авторитарен и не скрывает этого. Александр Тишанин считает, что популярная книга Дейла Карнеги «Как завоёвывать друзей и оказывать влияние на людей» достойна того, чтобы лежать на его рабочем столе. Кто вы, господин Тишанин? Вероятно, этот вопрос неоднократно задавали в течение уходящего года иркутские бизнесмены и политики, анализируя действия нового регионального лидера. Ответ на него пыталась получить в интервью у самого Александра Тишанина наш корреспондент НАТАЛЬЯ МИЧУРИНА.

Время на разговор определёно — 50 минут между двумя совещаниями. На первый взгляд, в кабинете Александра Тишанина со времён его предшественника всё осталось по-прежнему.

— Не могу понять, что вы изменили в этом кабинете?

— Ничего абсолютно. Я же не приватизировал его. Я пришёл сюда как руководитель, как руководитель отсюда и уйду.

— Как много времени потребовалось вам, чтобы обжиться в нём? Насколько уверенно чувствуете себя в губернаторском кресле?

— Не стану утверждать, что за год всё познал и чувствую себя абсолютно уверенно. Приходится каждый день учиться. Дело в том, что если проблему рассматривать поверхностно, то её и не решить. Думаю, когда перед человеком ставишь задачу, сам должен реально себе представлять, какой результат получится. Надо самому понять суть этой проблемы и вместе с исполнителем отработать механизм, алгоритм её решения. Вот так сам волей-неволей начинаешь разбираться в разных сферах.

— Железная дорога — наполовину военизированная компания, где необходимо жёсткое подчинение, иначе возможны трагедии. И там требуется особый стиль руководства. Вы его корректировали с приходом в администрацию? Насколько вы авторитарны?

— Конечно, корректировал. Но после 20 лет работы на железной дороге сложно меняться самому, менять свои взгляды и подход в решении проблем. По большому счёту, здесь я не вижу смысла изменять ни себя, ни стиль взаимоотношений. К тому же методы своей работы считаю понятными, приемлемыми. В результате того, что в новой должности необходимо решать и политические задачи, а значит, искать компромиссы, приходится несколько по-другому смотреть на некоторые вещи. Здесь ситуация зависит от многих составляющих. Их я учитываю.

— Вы можете назвать ключевые факторы, оказывающие влияние на принятие вами решений?

— Возьмём тот же референдум. Почти 69% населения области пришли на участки. Приходилось использовать разные рычаги, не впрямую человека загонять, это же не железная дорога, где 65 тысяч человек встали и пошли голосовать. Здесь надо было решать вопрос по-иному. Надо было сделать так, чтобы человек проникся, чтобы у него появилась мотивация прийти на участок.

— В одном интервью вы, описывая принципы своей работы, цитировали Карнеги. Вы являетесь поклонником этого американского психолога?

— Считаю, что книгу «Как завоёвывать друзей и оказывать влияние на людей» нельзя прочитать, положить на полку и сказать, что я читал, — её постоянно надо иметь под рукой. Она больше философского толка. Там очень много интересных вещей. Даже фразу «Необходимо жить в отрезке нынешнего времени, не оглядываясь назад и не смотря далеко в будущее» каждый может понимать по-своему. Думаю, что человек должен сегодня решать вопросы настолько правильно и хорошо, чтобы завтра было проще жить и работать. Ну, например, добиваемся мы принятия закона о передаче областной администрации права на отведение земельных участков в Иркутске. По сути, мы решаем проблему наперёд, ориентируясь на то, что нам сегодня, исходя из потребности, надо построить определённое количество квадратных метров жилья. Вообще в качестве чтива я предпочитаю историческую литературу, специальные тексты, справочники. А художественные вещи — по случаю, если что-то посоветуют. Нет времени, так же как и на чтение прессы. Мне делают обзор.

— Есть законы менеджмента, которые невозможно применить во власти?

— Это законы экономики. Вот, к примеру, муниципальная котельная. Она работает убыточно, когда принадлежит государству. Обычное явление, когда её руководство намеренно покупает уголь по завышенной цене, зарабатывая на марже. Не-удивительно, ведь персонал сидит на гольном окладе, и если кто-то не утащил банку краски на этой котельной, то день для него прошёл даром. Но если предприятие частное, то хозяин не будет у себя воровать. Он ищет самый дешёвый и калорийный уголь. Поэтому мы сегодня должны активно заниматься приватизацией. В бизнесе всё понятно и прозрачно. Потому и бизнес-структуры работают эффективнее.

— Нестабильность команды остаётся вашим уязвимым местом. По какой причине вы можете расстаться с человеком?

— Основные две. Чаще — неэффективная работа, но бывает и предательство.

— Что вы имеете в виду под предательством?

— Подмену государственных интересов личными.

«Нет такой задачи, которую мы бы перед собой ставили и не выполнили»

— Что вы считаете своей профессиональной удачей на губернаторском посту?

— Не лично моей, а новой администрации. Во-первых, сокращение долга по заработной плате. Мы практически обнулили задолженность перед бюджетниками: осталось погасить порядка 447 тыс. рублей. Теперь пришли к тому, чтобы сокращать её в коммерческой сфере. Мы её с начала года уже сократили на 73%. Но это не самоцель. Надо думать, как повысить зарплату. Второе, рост внутреннего регионального продукта, рост промышленного производства. Мы опередили прогнозируемые цифры. И по итогам 10 месяцев вышли вместо 107% на 107,2%. Плюс к этому скажу, что с начала года доходы населения выросли на 80%, с 10 млрд. до 18 млрд. рублей. К тому же темпы роста доходов опережают темпы роста расходов на 3%. Спросите, каким образом удалось этого добиться? Это легализация заработной платы, работа над ценовой политикой. Мы провели кампанию по стабилизации цен на бензин, и у нас наблюдается значительный рост потребления бензина. Люди покупают автотранспорт и активно ездят. Это существенно, и большую роль в этом сыграла администрация. К этому могу добавить и рост инвестиций. Мы на 33% увеличили инвестиции в основной капитал. Сделано на самом деле очень много. Всё, за что мы брались, получило желаемый результат. Нет такой задачи, которую мы бы перед собой ставили и не выполнили. Это и успешно проведённый референдум, и то, что нам удалось добиться переноса маршрута трубопровода «Восточная Сибирь — Тихий океан», а также Байкальский экономический форум.

— На днях Федеральное Собрание приняло в окончательном чтении Конституционный закон о создании объединённого региона. Каким вам видится дальнейшее развитие событий и готовы ли вы взять на себя управление округом во время переходного периода?

— До подписания закона главой государства говорить об этом ещё рано. У нас есть определённые планы по организации межбюджетных отношений. Де-юре я пока в этот процесс не могу вмешиваться, но с получением Указа президента, который на днях, я думаю, будет подписан, мы получим полное основание влиять на ситуацию в округе. Потому как нынешний глава слагает свои полномочия, и, вероятно, придётся этим заниматься мне. Дальнейший ход событий понятен. Это принятие устава. Нам надо подготовить и выборы в Законодательное собрание.

— Для себя вы обозначили болевые точки Усть-Ордынского округа, которые будут давать о себе знать в течение будущего года?

— Конечно. В первую очередь, это низкий уровень жизни населения. Процент бедности там зашкаливает за 80%. Надо дать возможность людям самореализоваться, обеспечить их работой, будь это личное подсобное хозяйство либо коллективный сельский труд. Надо будет решать вопрос с вы-платой заработной платы, реализацией нацпроектов…

— Вы довольны тем, как федеральные центр выполнил свои обязательства, которые взял на себя перед референдумом?

— Мне, кажется, вы некорректно ставите вопрос.

— Как бы вы его сформулировали?

— Вот смотрите. Федеральный центр решил несколько проблем: финансирование моста в Иркутске, объездной дороги вокруг областного центра и строительства нового аэропорта. Но на самом деле эти проекты жителям Тайшетского района ничего не дают и ничего не значат. Естественно, федеральный центр оказал нам поддержку. Но мост в любом случае пришлось достраивать и связывать получение денег из федерального бюджета с реализацией проектов, а говорить о том, что кто-то кому-то обязан, неуместно. Повышая общественное мнение в отношении объединения, необходимо было разобраться в проблемах каждого района и решить их. К примеру, в Зиме наконец-то остановлено горение лигнина.

Длинный список политических авторитетов

— Александр Георгиевич, в российской политике у вас есть непререкаемые авторитеты?

— У каждого человека есть люди, к мнению которых не только хочется прислушиваться, но и равняться на них.

— Назовёте их?

— Например, президент. Очень много людей, мнение которых заслуживает самого пристального внимания, работают в правительстве, Госдуме. Я не стану называть их, дабы не обидеть кого-то.

— Принято считать вашим крёстным отцом в политике главу ОАО «Российские железные дороги» господина Якунина. Поговаривают, что Якунин назвал вашу фамилию президенту. В этом слухе есть доля правды?

— Что вы имеете в виду? Спросите у тех, кто это говорит. На самом деле у нас с Владимиром Ивановичем Якуниным очень тёплые отношения, мы их сохраняем. Тем более некоторые проблемы, которые приходится решать в области, без участия РЖД решить просто невозможно. Взять, например, формирование лесных терминалов. О них очень много пишут, в том числе и ваша газета, и причём пишет много негативного. Я не знаю, правда, почему вы единственная газета, дающая негативную оценку этому начинанию?!

«Надо понять, кто есть кто, и на страже чего тут стоит»

Только подумайте, в прошлый год было нелегально заготовлено около 4 млн. кубометров древесины. Если посчитать по самой низкой стоимости 50 долл. за куб (губернатор берёт на соседнем столе калькулятор и быстро начинает считать), ущерб государству и обществу от незаконной вырубки составляет 200 млн. долларов, или 5 млрд. рублей. Для того, чтобы это предотвратить, надо сократить количество экспортёров, количество мест отгрузки. Всеми способами. И с помощью железной дороги, и с помощью таможни…

— Решение Федеральной антимонопольной службы, отменившее телеграммы РЖД, ограничивающие подачу подвижного состава лесоэкспортёрам в связи с нарушением закона о конкуренции, говорит о том, что идея с терминалами небезупречна.

— А тут надо понять, кто есть кто, и на страже чего тут стоит. Если ФАС вместе со мной решает задачу, поставленную президентом, и будет делать то, что ей положено делать, то эта организация будет выглядеть в совершенно другом свете. И, заметьте, многие дела, которые ФАС заводит, арбитражным судом в массовом порядке отклоняются.

— Вы полагаете, РЖД будет оспаривать решение ФАС?

— Я уверен в этом. Только представьте себе, 4 млн. кубометров леса крадут…

— Почему бы в решении этой проблемы не задействовать систему космического мониторинга?

— А как с помощью этой системы можно отследить?

— Есть порубочные билеты, известно, кто, где должен рубить…

— Для этого надо понять всю несостоятельность системы. Порубочные билеты подделываются с неплохим качеством, подделываются печати, продаются. Механизм воровства несложный, а ликвидировать его очень трудно. За такими огромными деньгами стоит большой интерес.

— Не все же экспортёры — нарушители?

— Безусловно. Поэтому большинство лесоэкспортёров нас поняли и отгружают лес через терминалы. Человеку нравится порядок, плохо жить в беспределе. Не понимают это только те, кто в этом беспорядке ловит крупную рыбу.

«Я верующий человек, но на этом не стоит фокусировать внимание»

— Весной вы совершили достаточно экстравагантный, с точки зрения истеблишмента, поступок, я имею в виду поездку за Благодатным огнём. Почему вы поехали в Иерусалим?

— Думаю, что человек, которому пред-ставился такой шанс, никогда от него не отказался бы. Вы бы отказались? Я был включён в делегацию, организованную фондом Андрея Первозванного. Для меня это была большая честь — представлять наш регион в составе этой делегации.

— Как вы пришли к православию?

— К вере приходят, как правило, постепенно. Вы задаёте этот вопрос в связи с моей инициативой по восстановлению Харлампиевской церкви в Иркутске? Конечно, это работа напрямую связана с моим отношением к религии. Ещё бы год-два, и храм с богатейшей историей развалился бы, он практически стоял без фундамента. А недавно туда привезли первый колокол. Нашли деньги и спонсоров, чтобы такую церковь отремонтировать. Когда я ездил в Германию, нашёл таких специалистов в немецкой ассоциации архитекторов, которые предложили суперсовременные технологии восстановления фундамента за 18 миллионов рублей. У меня не укладывается в голове, что люди, которые предлагали нам первоначальную смету, даже на таком святом деле пытались заработать: сметная стоимость проекта реставрации этой церкви, предложенная Иркутским центром сохранения наследия, была оценена в 300 млн. руб., из них фундамент — около 100 млн. руб. Самые дорогие стройматериалы, самые дорогие технологии.

Я верующий человек, но на этом не стоит фокусировать внимание. Это дело каждого. Каждый человек должен во что-то верить. Он должен верить в свои силы. В тех людей, с которыми он работает. То, что подразумевает слово «религия», определить очень сложно. Это уровень взаимоотношений между людьми, отношение к самому к себе. Одной фразой выразить невозможно.

— А семья разделяет ваши религиозные взгляды?

— Да. У меня дети крещёные, мы с женой венчанные.

«Сын станет железнодорожником в четвёртом поколении»

— О какой карьере вы мечтали в детстве?

— Альтернативы не было. Я с детства знал, что буду работать на железной дороге. Папа, к сожалению, его уже нет в живых, про железную дорогу много рассказывал. Я и не помышлял о другой профессии. Мама к железной дороге отношения не имела, она у меня фармацевт, но поддерживала меня в моём выборе. Она сейчас живёт в Челябинске, скоро ей отпразднуем 75 лет.

— Можете пофантазировать и сказать, в какой сфере вы хотели бы себя видеть по истечении губернаторского срока?

— Я об этом даже не задумывался. Планирование таких вещей отвлекает от основной работы. Когда начинаешь строить планы, зацикливаешься на них.

— Вы знаете, чем займётся ваш сын?

— Сейчас Михаил учится в 11 классе. Решил, что пойдёт по нашим стопам и станет железнодорожником в четвёртом поколении. У меня не только отец, оба деда были железнодорожниками. На железной дороге работали тесть и большинство родственников.

— Когда вы резко изменили жизнь, приняв предложение президента, как родные отреагировали?

— Однозначно сказать сложно. В какой-то степени порадовались.

— А были напутствия?

— В общем-то нет.

— Насколько жизнь вашей семьи изменилась с вашим приходом в администрацию?

— Да не поменялась совсем. Режим был примерно такой же, а то и круче. Уже много лет мой рабочий день начинается в 7.45. Заканчивается не раньше 20.30. К этому все привыкли.

— Остаётся ли время на хобби?

— Я люблю вождение, дорогу. В этом году первый раз зимой, второй раз летом был в Европе. Дважды проехали через всю Россию. Были в Германии, во Франции, в Бельгии, в Голландии, Австрии. Хотели побывать в Италии, но в связи с катастрофой аэробуса пришлось машину бросить в Берлине и лететь в Иркутск.

Есть в неделе день — воскресенье, который я стараюсь проводить с семьёй. На прошлой неделе были в Слюдянке. До этого были в Олхе, ранее — в Байкальске. Жена Татьяна Евгеньевна, дети, Михаил и Анна, — вся семья у меня уверенно стоит на горных лыжах. Нынче, к сожалению, снега маловато.

ТИШАНИН Александр Георгиевич родился 20 апреля 1966 г. в Троицке Челябинской области. В 1985 г. окончил Челябинский техникум железнодорожного транспорта, в 1993 г. — Уральский электромеханический институт инженеров железнодорожного транспорта по специальности «Управление процессами перевозок на железнодорожном транспорте», в 1999 г. — Уральский госуниверситет путей сообщения по специальности «Экономика и управление на предприятии железнодорожного транспорта». В 1984 г. работал составителем поездов Южно-Уральской железной дороги (ЮУЖД). В 1985-1987 гг. служил в армии. С 1987 по 2001 г. работал на ЮУЖД, прошёл путь от дежурного по станции до заместителя начальника дороги. В 2001 г. стал начальником Читинского отделения Забайкальской железной дороги (ЗабЖД), в 2002 г. — заместителем начальника ЗабЖД, через год — первым заместителем. В апреле 2004 г. назначен начальником Восточно-Сибирской железной дороги. В сентябре 2005 года вступил в должность губернатора Иркутской области. Женат. Сын Михаил и дочь Анна.

Читайте также

Подпишитесь на свежие новости

Мнение
Проекты и партнеры
  все
Свежий номер
Важное
Adblock
detector