издательская группа
Восточно-Сибирская правда

Сочный задел

Земледельцы собирают хороший урожай, используя древнюю сельхозтехнику

  • Автор: Геннадий ПРУЦКОВ, «Восточно-Сибирская правда»

Смотреть издалека на массив Большое поле – одно удовольствие. Однолетние травы – а возделываются там пшеница, овёс, горох и так далее – чуть ли не в рост человека. Комбайны пройдут немного и останавливаются. Моторы греются. Масса богатая, да ещё в гору идут машины. Но подходишь ближе и видишь, как много поднялось осота. Такое наблюдается не только здесь. Судя по всему, нынешний год – осотный.

— По весновспашке сеяли, — признаётся директор ОАО «Луговое» Николай Александрович Горячёв. – Дискатором прошлись. (Дискатор – почвообрабатывающая машина с режущими дисками – авт.) Немного подкормили туками, и теперь центнеров по 130-140 зелёной массы выйдет на круг. Пропарить, говорите, надо было? Может быть. Но по-смотрите, сколько кормов возьмём отсюда! А это всё – молоко, мясо. Завтра закончим косовицу и сразу пахать.

И тогда будет ранняя зябь, что уже само по себе очень хорошо. Сил хватит — по типу полупара станут обрабатывать, дабы извести сорняк. Спорить с Николаем Александровичем, а тем более, упрекать его в чём-то журналисту не с руки. Ибо Горячёв — руководитель опытнейший, его епархия, как он называет своё сельхозпредприятие, раскинулась на огромной территории, от берегов Ангары до границы с Усть-Ордынским округом. На 3500 гектарах колосовые возделываются, кормовые тоже занимают немалые площади. Само же «Луговое» — хозяйство молодое, созданное на базе разваливавшихся колхозов, учхоза, оно входит в состав агрохолдинга во главе с Иркутским масложиркомбинатом.

Растениеводство здесь работает в основном на фермы, а их шесть. Молочных четыре да на двух откормом скота занимаются. Ежесуточно от каждой из 800 коров получают примерно по 14 килограммов молока. Это в среднем, а на лучшей, Хомутовской МТФ, которую лет десять назад создавал сам Горячёв, надои удерживаются на уровне 18 килограммов. Если бы у государства и общества сохранилось прежнее отношение к крестьянам, то портреты хомутовских доярок годами висели бы на районной Доске почёта. Но чего нет, того нет. Поэтому руководителям хозяйств уповать приходится лишь на материальные стимулы. Лучшие работницы «Лугового», что по тонне молока в день получают, по 10-12 тысяч зарабатывают.

Энтузиастам сельского хозяйства сегодня не до славы. Им бы кормов заготовить побольше да качеством повыше. «Луговое» на начало августа имело 500 тонн сена и около десяти тысяч тонн сенажа. Половина сочных кормов – сенаж в упаковке, 50% которого приготовлен из люцерны. Такой вид корма особенно ценен. Словом, уже создан неплохой задел для успешного проведения зимовки скота.

— Вводим два новых коровника, — с удовлетворением сообщает Горячёв. – В пять миллионов обошлись. Дёшево? Так мы вне рамок национального проекта «Развитие АПК» действовали. Здесь всё от нас зависело. Один корпус почти готов. На 166 коров рассчитан. Обслуживать их будут две доярки и один скотник. Установлено импортное оборудование — из Израиля. Оба корпуса в Хомутово находятся.

Год от года увеличивает «Луговое» поголовье коров, растёт производство молока. Хотя каждый новый шаг даётся непросто. Взять хотя бы техническую вооружённость земледельцев этого передового хозяйства. Соответствует ли она требованиям ХХI века? Вопрос скорее риторический, поскольку ответ на него уже был получен на том Большом поле, где через каждые три-четыре минуты останавливались комбайны «Дон-680».

— Вот спадёт жара, и прекратятся остановки, — говорит директор.

Да, солнце почти в зените, в тени плюс 33, правда, небольшой ветерок обдувает нас, но его явно недостаточно, чтобы остужать моторы. Впрочем, как работают фермеры Франции или Италии? У них что, тоже моторы греются, или тепла поменьше? Если без иронии, то нынче в той части Европы жара была аномальной, о влиянии засухи на урожай кое-что говорили. Однако удаётся тем же французам по несколько укосов люцерны брать. И косят там комбайнами. Чтобы не слишком тяжко было механизаторам, в их кабинах кондиционеры устанавливаются. А потом продуктивность коров в передовых странах оказывается такой высокой, что нам остаётся только позавидовать.

Не хочется упрекать «Россельмаш» в выпуске не самых надёжных кормоуборочных машин. Судьба флагмана комбайностроения – драматичная. Как говорят, слава богу, что хоть такие комбайны выпускает. Что поделаешь, мы пожинаем теперь итоги почти двадцатилетнего застоя и развала.

— Мы применяем импортную технику, есть два пресса – один итальянский, другой – германский, — констатирует Горячёв. – Но ни подшипников, ни двигателя, ни обмотки – ничего же нет для них. Технику купили, привезли, а как её обслуживать, как работать на ней? Случись что – как устранить поломку? В Краснояр-ске сервис-центр есть, но только не у нас в Иркутске. Не готова у нас материальная база. Надо иметь своё. Свою технику, своё обслуживание, свои запчасти…

Сегодняшнюю деревню сжигают две проблемы: отсутствие работы в развалившихся хозяйствах и нехватка квалифицированных кадров в действующих предприятиях. «Луговое» вплотную столкнулось с одной из этих проблем.

– Взять наше Хомутово. Это не такое уж простое село, – поясняет Горячёв. – Знаете, какая у наших работников зарплата? Чуть более шести тысяч рублей по прошлому году. Нынче будет более семи тысяч. Но это разве деньги в такое время да при таком труде? А вот мужик, молодой да крепкий, устроился в городе сторожем и двенадцать тысяч везёт домой. Жена посадит тридцать-сорок соток картофеля и сбывает его по сносной цене. Зачем им в общественном секторе трудиться?

Как же выходит предприятие из положения? Чуть ли не сорок процентов работников – это бывшие чабаны, доярки, трактористы из развалившегося племовцезавода «Первомайский» Нукутского района, где когда-то директорствовал Горячёв. Кадровая проблема для сёл, тяготеющих к городам, и раньше, в более благоприятные периоды, остро стояла. Но она как-то решалась государством, в том числе и с помощью зарплаты. Сегодня мы имеем перекосы в оплате труда. Поэтому не рвутся в поле или на ферму вчерашние механизаторы и животноводы. И число работающих в этой сфере становится всё меньше и меньше.

– По технической вооружённости мы отброшены в 70-е годы, – с горечью напоминает Горячёв. – Пашем «Кировцами», плуги у них старые, которые три десятилетия назад применялись. Ну куда это годится? Скажу больше. Крупные хозяйства вроде нашего ещё могут купить какую-то технику, а вот у небольших сельхозпредприятий средств на это не хватает. Должна быть мягкая аграрная политика у государства, необходимо больше заботы проявлять о селе.

Добавим к сказанному: на-званные проблемы имеют отнюдь не частный и даже не отраслевой характер. Они имеют всеобщую, государственную значимость. От того, как поработает сегодня селянин в поле или на лугу, зависят результаты зимовки скота, а значит, сколько мяса и молока будет у нас на столе. И вообще, каким хлебом кормиться мы будем.

Читайте также

Подпишитесь на свежие новости

Мнение
Проекты и партнеры
  все
Свежий номер
Важное