издательская группа
Восточно-Сибирская правда

Автоледи в стиле ретро

Алёна Лалетина — единственная в Иркутске женщина, которая коллекционирует старинные автомобили. Её увлечение появилось несколько лет назад, когда она увидела в одном из иркутских гаражных кооперативов заброшенный «Вандерер». Примечательно, что машина до сих пор не отреставрирована, за неё хозяйка планирует взяться в ближайшее время. «Вернуть к жизни «Вандерер» — моя мечта», — заявляет Алёна. Можно предположить, что реставрация 401-го «Москвича» и «инвалидки», занявшей первое место на БайкалМоторШоу, была генеральной репетицией. О том, что значит быть хозяйкой авто в стиле ретро, — в материале ЕЛЕНЫ ЛИСОВСКОЙ.

По дороге к «Мечте»

Иркутский клуб любителей автомотостарины «Мечта» существует семь лет – для ретромобилей срок маленький. Однако он уже успел обрасти мифами, большая часть которых – заслуга пишущей братии. Миф первый: всё началось со старого-старого «Запорожца», который Александру Анципировичу и его брату достался в наследство от дедушки. Однажды они поехали на нём по делам, у машины отлетела какая-то важная деталь, после которой было принято решение отреставрировать авто. Миф второй: ГАЗ-М1, 1936 года, когда-то принадлежал маршалу Жукову. Впрочем, если первая история прошла в СМИ практически без ущерба для репутации клуба, то после публикации «про машину маршала Жукова» в клуб позвонил бывший владелец авто и поинтересовался: а что это такое происходит?

— На самом деле всё началось с «Мерседеса», который Александр и его брат как-то увидели, но купили не сразу, — рассказала Алёна. – Я стала увлекаться старинными автомобилями позднее. Как-то мы заехали в гаражный кооператив в Академгородке, где под навесом я увидела маленькую жалкую машинку. Это был «Вандерер» («Wanderer»). Позже мы узнали, что машина была выпущена в 1937 году. Мы её выкупили, но до сих пор не можем собраться с силами и деньгами, чтобы ею заняться. Там нужна кардинальная переделка, я хочу сделать из этой машины кабриолет. Придётся удлинять капот, крылья, переделывать кузов, менять агрегаты, а это кропотливая работа. Не каждый мастер в Иркутске за неё возьмётся.

Сейчас клуб «Мечта» — это порядка 40 старинных автомобилей. Автомобиль считается ретро, если он произведён 35-40 лет назад. Иркутянам, посетившим БайкалМоторШоу, наверняка запомнились «Хорьх-930» («Horch») и ГАЗ-67 Александра Анципировича, «Москвич-401», ГАЗ-13 «Чайка» и мотоколяска СМЗ с ручным управлением («инвалидка») Алёны Лалетиной. Кстати, «инвалидка» взяла первый приз на фестивале в номинации «ретрокары». Точно такая же машина была задействована в фильме о Шурике Леонида Гайдая. Машину уже заказали на празднование юбилея режиссёра в Иркутске, она будет выставлена в музыкальном театре.

«Мечты» могло бы не быть, если бы в своё время Александр и Алёна не встретились и не стали деловыми партнёрами. А было это ещё в те времена, когда наша собеседница училась в институте.

Алёна: Александр приехал из Красноярска и работал у нас комендантом. Причём познакомились мы через знакомых. Нашли общие интересы, стали вместе работать дальше. Сначала работали в прачечной, потом открыли своё дело – ритуальное бюро, а уже потом занялись коллекционированием старинных автомобилей, их восстановлением и постройкой репликаров. (Репликар – кузов старинного автомобиля, установленный на современные узлы и агрегаты. – «Конкурент».)

Александр: Мы занимаемся ретроавтомобилями уже 11 лет. Когда я жил в Красноярске, активно занимался спелеологией и скалолазаньем. Потом переехал в Иркутск и начал искать себе другое увлечение. Нашёл.

Количество любителей автостарины, которые состоят в клубе «Мечта», никто подсчитать не пытался. Но ключевых его участников выделить можно. «Я, Александр, его брат, у него машины нет, но он помогает. Константин Окишев, Михаил Сергеев и его брат Андрей, — перечисляет Алёна. – Есть ребята, которые пришли к нам в клуб ещё шестиклассниками, помогали мыть машины. Они уже выросли, но всё равно приходят, не забывают нас. Сначала клуб располагался на территории ИрГТУ, где Михаил Сергеев работает на кафедре автомобильного транспорта. Теперь мы перенесли базу сюда. Здесь всё своё».

Клуб расположен на арендованном участке в частном секторе в центре Иркутска. Во дворе – чёрная «Чайка», ЗИС, кузов от ГАЗ-67, ГАЗ-М1, называемый ещё «эмкой», грузовая полуторка ГАЗ-АА. «Эмка» пришла своим ходом из Владивостока, — рассказала Алёна. – Правда, во время путешествия хозяин немного подогрел мотор».

Кабинет, где собираются члены клуба, находится на втором этаже добротного кирпичного здания. Здесь много моделей старинных автомобилей, и вся мебель старинная. Её Алёна и Александр коллекционируют, как и ретрокары. Возвращают мебели первозданный вид их друзья-реставраторы. Здесь же много старинных аксессуаров: радио-приёмники, лампа под зелёным абажуром, статуэтки.

— Мебель, как и автомобили, иногда находим на помойке. Этот стол был в очень плачевном состоянии, от него остались только ножки. Он два года пролежал на помойке, с него слез весь шпон, мы реставрировали его года полтора.

Хобби на миллион

Сейчас в личной коллекции Алёны шесть автомобилей: «Москвич-401», «инвалидка», «Чайка», ГАЗ-67, «Вандерер» и «Запорожец». А ещё несколько лет назад она не могла отличить «Москвич» от «Жигулей». Хотя машины в семье были всегда. Сначала жёлтенький «Запорожец», потом другие. «Я сначала вообще не собиралась садиться за руль. Всё началось с того «Вандерера», который я увидела в гараже. Постепенно начала интересоваться машинами, потом получила права. А в мае этого года позволила себе купить современную машину – чёрный «Харриер». Раньше приходилось в основном сидеть за рулём грузовиков, такова специфика работы», — пояснила Алёна.

Между тем коллекцию своих старинных авто она пока пополнять не собирается.

— Из тех машин, которые есть в Иркутской области, мне внешне пока ничего не приглянулось. Когда машину берёшь под реставрацию, важно, чтобы она тебе нравилась. С одним автомобилем мне пришлось расстаться. Это был хот-род, созданный путём «скрещивания» двух автомобилей разных эпох: «Штеера 220» 1937-го и «Toyota Crown» 1986 годов выпуска. Человек, который занимался машиной, не потянул данный проект. Ему буквально со слезами на глазах пришлось расстаться с ней. Сначала она понравилась и мне. Примерно год она стояла у нас во дворе, прежде чем я поняла, что она мне не по душе. Предыдущий хозяин задумал сделать по-своему, а мужской взгляд отличается от женского. Что-то ещё переделывать в ней мне не хотелось. Потом эту машину увидели наши знакомые, которые помогают нам реставрировать мебель. Глядя на нас, они пропитались идеей реставрации авто. Они захотели его взять и довести до ума. Я с машиной безболезненно рассталась, потому что она попала в хорошие руки.

— Много в Иркутске специалистов, которые могут качественно отреставрировать машину?

— Александр работает с разными мастерами, я – только с одним. Это очень скромный человек, который обычно просит не упоминать его имени и фамилии. У него высшее инженерное образование, он окончил ИВАТУ, сейчас работает автомехаником в одном из иркутских автосервисов. Помню, после того как он окончил работу над «Москвичом», специалисты признали, что все работы сделаны на высоком профессиональном уровне. Следующую машину – «Вандерер» – хочу делать только у него.

— Насколько может затянуться реставрация? Про тюнинг говорят, что это процесс бесконечный…

— Когда в 2002 году мы представили на автомобильной выставке в Сибэкспоцентре «Москвич», многие удивлялись, что мы делали его два с половиной года. Некоторые мастера говорили, что могли бы выполнить весь объём работ чуть ли не за три месяца. В результате после 2001 года в Иркутске были раскуплены практически все 401-е «Москвичи», но до сих пор не появилось ни одного более-менее качественно сделанного автомобиля этой модели. Часто люди, берущиеся за подобное дело, не представляют, какие трудности могут ожидать их впереди. В результате чего многие из доживших до наших дней автомобилей не только не доделаны, но и порезаны и изуродованы. Как сложится их дальнейшая судьба – неизвестно. Порой и нам хотелось отказаться от всего. Иногда просто руки опускаются, когда не можешь найти какую-то запчасть либо нужного специалиста. К примеру, «Хорьх» Александра мы в буквальном смысле восстанавливали по такому принципу: «Сейчас вот это доделаем – и всё. И ещё вот это – тогда точно всё». В итоге восстанавливали его четыре года – с 2000 по 2004 г.

— А что движет людьми, которые вкладывают свои силы и деньги в реставрацию автомобиля?

— Для меня самым важным является то, что автомобиль, который стоял под забором и был никому не нужен, я могу превратить во что-то красивое, вернуть его к жизни. И чтобы этим перевоплощением могла любоваться не только я одна.

— Как относится ваша семья к необычному увлечению?

— Мой муж сначала пытался бороться. Но потом перестал. Он работает судмедэкспертом. У него тоже есть увлечение – компьютеры, я ему никак не препятствую.

— Во сколько обычно обходится реставрация автомобиля?

— Денег уходит много, особенно если речь идёт о восстановлении в полном соответствии оригиналу. Например, 401-й «Москвич» — репликар. Но даже в него вложено 200 тысяч рублей, хотя куплен он был всего за 2 тысячи. «Хорьх» купили за пять тысяч рублей, вложили 650 тысяч. «Чайка» – единственная машина, которая досталась в очень хорошем состоянии всего за 200 тыс. рублей. Такая цена для нас – просто подарок судьбы. А сколько придётся вложить в ЗИС-110 – просто боимся представить, ведь только стоимость хромированных деталей составляет 2 (!!!) миллиона рублей.

Когда разговариваешь с потенциальным продавцом, все начинают набивать цену своему автомобилю, даже если он находится в неважном состоянии. Обычно приводят такие аргументы: «Мы посмотрели в Интернете, там такую же машину продают за очень большие деньги» или «Нам за эту машину предлагали дорогую иномарку в отличном состоянии». На самом деле владельцы просто не могут объективно оценить, в каком состоянии находится то, что они продают. В конечном счёте машина долгое время стоит и гниёт, а через несколько лет её просто так отдают кому-нибудь на запчасти или выкидывают.

Показательная история произошла с продавцом послевоенного BMW 1948 года, выпускавшегося в г. Эйзенах (Восточная Германия) под маркой EMW. На автомобиле чёрного цвета до сих пор красуется выцветший от времени фирменный значок известного концерна. Отличительная черта этого автомобиля – дверь открывается вместе с частью крыла.

— Мы увидели эту машину на улице, а потом нашли собственника по номерам. Им оказался иркутский пенсионер, — рассказал Александр.

— Владелец хотел за неё 150 тысяч рублей, — вспоминает Алёна. – Он несколько раз сам приезжал к нам, предлагал купить авто. Но заплатить такую сумму мы не могли. Когда он умер, нас отыскала его жена и предложила забрать машину всего за 15 тысяч рублей.

Теперь хозяин EMW – Александр, и он уже определился, каким будет будущий автомобиль. «Будем делать кабриолет, — рассказывает он, – потому что автомобиль именно в таком кузове выглядит наиболее красиво».

Но есть люди, для которых сохранение автомобиля гораздо важнее, чем деньги, полученные от его продажи. Именно таким подарком для клуба стала мотоколяска СМЗ («инвалидка»), владельцем которой являлся Сворчевский Николай Борисович. В настоящее время она полностью отреставрирована.

Старинный свадебный кортеж

— Можно ли утверждать, что ретроавтомобили заняли своё место на рынке проката авто?

Алёна: Да, они очень востребованы, и не только в Иркутске, но и в России. В Москве ретромашины – очень прибыльное дело. Цены там бодрые: прокат «Победы» – от 100 долларов в час, «Хорьх» – от 300 долларов. (В Иркутске цены раза в два-три меньше. – «Конкурент».) В нашем городе машины в основном арендуют для свадеб, особой популярностью пользуется «Москвич»-кабриолет. Мы предоставляем его напрокат только с нашим водителем. Молодожёнов не смущают некоторые неудобства старинных автомобилей: жёсткая подвеска, отсутствие кондиционера и музыки.

Александр: Клиенты попадаются разные. Один молодой человек, глядя на кабриолет, долго спрашивал у нас: «А ничего не сломается? А вода или масло ниоткуда не потекут?» Потом интересовался у своей будущей жены: «А ты в него влезешь? А платье не помнёшь?»

Для другой пары принципиальным было заказать именно кабриолет. Причём когда они вышли из ЗАГСа, начал моросить дождь. Мы думали, они откажутся от машины из-за погоды. А они – ничего, ехали, радовались и не жаловались. Думаю, от человека зависит, испортит он себе настроение в день свадьбы или нет.

— Пробовали вывозить автомобили за пределы региона для участия в выставках, шоу?

— Пока денег на такие поездки нет. Кстати, в нынешнем году наш автомобиль впервые получил денежный приз на фестивале, до этого нам вручали в основном грамоты и медали. Нас приглашает принимать участие в различных мероприятиях и городская администрация, но иногда из-за недостатка средств и времени мы вынуждены отказываться.

— Как часто вы можете себе позволить выехать на ретромобиле?

— На «Москвиче» в этом году выезжала всего два раза, да и то для участия в выставках. Хотя когда едешь на старинном автомобиле, это праздник и для тебя, и для окружающих. Люди обычно хорошо нас встречают.

— В нестандартные ситуации на ретрокарах попадали?

— Как-то Александр участвовал в съёмках сюжета для одного из иркутских каналов, было задействовано два автомобиля – «Москвич» и «Хорьх». На перекрёстке Ленина и Горького Александр на только что восстановленном «Хорьхе» въехал в мой «Москвич», пострадали обе наши машины. Так как в «Москвиче» сидел оператор, снимавший сюжет, получилось очень забавное кино. Вот только нам было не до смеха. Хорошо, что «Москвич» был застрахован. Компания отнеслась к нам с пониманием и выплатила сумму, которой хватило на реставрацию двух автомобилей. Вообще со страхованием старинных авто иногда возникают сложности, не все компании берутся, потому что не знают, как высчитывать стоимость автомобиля. «Москвич» они вообще оценивали по книгам 1970 года.

Снежная королева и Масяня

— Существуют особые условия содержания старинных авто?

— Как и обычные автомобили, они должны стоять зимой в тёплых, сухих помещениях. Но если для «Москвича», «Хорьха» и «инвалидки» места в гараже хватает, то «Чайка» будет зимовать на улице, это очень плохо, потому что на ней очень много хромированных деталей, а они очень подвержены коррозии. Каждый раз, когда приходится оставлять её на зиму на улице, мы очень расстраиваемся.

— Есть ли проблемы с постановкой на учёт в ГАИ ретрокаров?

— Нет, тьфу-тьфу. К нам там хорошо относятся, грех жаловаться.

— Какую скорость могут развить автомобили?

— «Москвич» мы по Байкальскому тракту разгоняли до 120 км в час. Но на такой скорости некомфортно себя чувствуешь. А так он спокойно идёт 80-90 км в час, да и в городском режиме он никому не мешает.

— Какой расход бензина?

— «Москвич» ездит на 80-м бензине и довольно экономичный. У «Хорьха» расход такой же, как у «Волги». Больше всех «кушает» «Чайка», но у неё объём двигателя 5,6 литра, поэтому и страховка на неё тоже дорогая.

— Вы придумываете для своих автомобилей имена или прозвища?

— «Москвич» я называю Снежной королевой или Масяней, в зависимости от настроения. Для «Вандерера» название ещё не придумала.

— Всегда ли удаётся узнать историю старинного автомобиля, кто на нём раньше ездил?

— К сожалению, не всегда. Известно, что на «Хорьхе» раньше ездил военком Иркутска. «Чайку» привезли из монгольского консульства. ЗИС-110, со слов бывшего хозяина, был подарен Косыгиным Наймушину на открытии Братской ГЭС. Об истории остальных автомобилей нам ничего не известно, за исключением легенд и историй, выдуманных их бывшими владельцами.

— Каким вы видите будущее клуба?

— Сейчас самое важное для нас – получить землю, где мы располагаемся, в собственность. Мы уже два года решаем этот вопрос, но перед получением последней подписи дело застопорилось. Как только вопрос будет решён, сразу начнём строиться. Мы хотим построить ещё одно здание, а на первом этаже разместить клуб, где будут выставлены автомобили. Дело в том, что к нам часто обращаются школы, дети хотели бы посмотреть на старинные машины. Мы не отказываем, но хотелось бы, чтобы всё проходило в другой обстановке.

— Планируете привлекать спонсоров для строительства?

— Исходя из нашего опыта, к предложениям возможных спонсоров относимся с осторожностью. Времена меценатов, которые помогали безвозмездно, к сожалению, прошли. Поэтому пока мы предпочитаем делать всё самостоятельно.

Фото Дмитрия ДМИТРИЕВА

ЛАЛЕТИНА АЛЁНА ЛЕОНИДОВНА родилась 27 февраля 1968 года на Кубани в семье моряка. Потом семья переехала на Камчатку, где Алёна окончила среднюю школу. С 1988 по 1995 год обучалась в Иркутском медицинском университете по специальности «акушер-гинеколог». С 1997 года занялась частным предпринимательством, организовав с партнёром Александром Анципировичем ритуальную службу. В 2000 году был образован клуб любителей автомотостарины «Мечта». В 2002 году принадлежащий Алёне ретрокар «Москвич-401» получил золотую медаль автомобильной выставки в Сибэкспоцентре. Летом 2006 года отреставрированная мотоколяска СМЗ с ручным управлением заняла первое место на БайкалМоторШоу в номинации «Ретрокар».

Кандидат в мастера спорта по горнолыжному спорту.

Замужем.

Читайте также

Подпишитесь на свежие новости

Мнение
Проекты и партнеры
  все
Свежий номер
Важное