издательская группа
Восточно-Сибирская правда

Параолимпийская дистанция

Ольга Семёнова – одна из самых именитых спортсменок-параолимпиек Иркутской области, в её активе три золотые медали Параолимпиад. Награды чемпионатов мира, Европы и России она даже не считала. Сейчас Ольга Семёнова готовится к очередной Олимпиаде в Пекине. Говорит, что она станет последней в её спортивной карьере. Почему спортсменка приняла такое решение, легко ли жить и тренироваться параолимпийцу в Иркутске и чем она планирует заниматься, завершив спортивную карьеру, спортсменка рассказала нашему корреспонденту ЕЛЕНЕ ЛИСОВСКОЙ.

«Фортуна стояла рядом со мной»

Эту привлекательную мягкую женщину, комфортную собеседницу язык не поворачивается назвать инвалидом. Между тем она уже 33 года живёт с так называемым остаточным зрением. Спортсменка может читать, но отдалённые предметы для неё – только силуэты. «Когда мне было три года, погиб отец, – вспоминает наша собеседница. – Результатом сильного стресса стала частичная потеря зрения». Поэтому маленькую Ольгу отдали на обучение в специальную школу для слепых и слабовидящих детей. Именно там в её жизни появился профессиональный спорт.

– В то время во Всероссийском обществе слепых уделялось большое внимание спорту, каждый год проводились зональные соревнования, были чемпионаты России среди городов. Попробовать себя в лёгкой атлетике мне предложила учитель физкультуры накануне зональных соревнований. Сначала было тяжело и неинтересно. А уже потом, когда я начала обходить девчонок, которые занимались лёгкой атлетикой по два-три года, мне стало понятно, что я могу добиться более высоких результатов. Я осталась.

Первый старт Ольги Семёновой на зональных соревнованиях стал для неё удачным: она выиграла два «серебра» в забегах на 200 и 400 м и сразу попала в молодёжную сборную России по параолимпийскому спорту. В этот же год – тогда юной спортсменке было 14 лет – она начала выезжать на соревнования и сборы.

– В чём состоит основная сложность для спортсмена-параолимпийца?

– Когда плохо видишь, сложность во многом. У человека не та координация, потому что один анализатор не работает. Ведь большую часть информации мы получаем через зрение. Хорошо, если какие-то данные заложены природой. К примеру, скорость, координация.

– У вас они есть?

– Думаю, что нет. Зато у меня есть упорство, я люблю спорт. Хотя все результаты даются с огромным трудом. Я всему очень долго учусь. Не считаю, что я талантлива как спортсменка, наверное, всё дело в моём упрямстве. Я помню, в детстве, когда на тренировках все плакали, я делала. Я никогда не сдавалась.

– Ваша любимая дистанция?

– Я люблю бегать и 100, и 200, и 400 метров. Но 400 получается у меня лучше всего, несмотря на то что эта дистанция кажется мне самой сложной. Примечательно, что именно с 400 метрами связаны многие мои удачи, как на чемпионате Европы среди взрослых в 1991 году во Франции. Я ехала туда запасной, но парень из Молдавии сломал ногу, и я вышла на старт. Этот чемпионат был самым удачным, такое чувство, что фортуна встала рядом со мной и не уходила до конца соревнований.

Помню, в финал на 100 метров попала с горем пополам, уже восьмой. Бежим финал, я понимаю, что я – пятая. Добегаем до финишных «клеток», и тут кто-то бросается на первую «клетку» грудью и замедляется, а я понимала, что это ещё не финиш – рано. Я пробежала дальше. В итоге я эти «клетки» выиграла и стала третьей. На 200 метрах в финале я тоже стала третьей. К финальному забегу на 400 метров меня уже ноги не держали. К тому же мне досталась восьмая дорожка, а это не очень хорошо: спортсмен не видит соперников до тех пор, пока не пробежит 300 метров. Мне тоже повезло на «клетках»: девушка, которая бежала впереди, буквально встала на первой «клетке», а я побежала дальше и опередила, хотя ей до победы оставался буквально один шаг. На этом чемпионате я выиграла свою первую золотую медаль, было столько счастья! Но я понимаю: мне просто повезло, что всё так сложилось.

— Какие качества способствовали вашим успехам?

– Я не могу себя хвалить. Думаю, все самые лучшие мои качества способствовали. Главное – упрямство. Когда я приехала сюда, вышла замуж и ждала ребёнка, многие говорили: «Надо бросать спорт. Уже пора, тебе 25 лет». А я решила, что ещё не время, из-за упрямства. И осталась.

Когда «серебро» дороже «золота»

– Какая награда для вас самая дорогая?

– Они все дороги, все доставались с огромным трудом. Каждый день – как бой. Хочешь не хочешь, каждый день идёшь на тренировку и там работаешь. И неважно, что случилось, что у тебя дома. Все медали доставались по-разному. Первое «золото» на Параолимпиаде я получила в Сиднее, до этого было три «серебра» и «бронза». Это была третья по счёту Олимпиада, я уже была замужем, воспитывала Димку. Хотя нельзя сказать, что эта награда, к примеру, дороже «серебра», которое я получила в Атланте.

– Как полагаете, Россия сможет на высоком уровне провести Олимпиаду в Сочи?

– Конечно, сможет. Думаю, что финансовые возможности есть. Полагаю, что мероприятие пройдёт на высоком уровне. К тому же сейчас страны-хозяйки Олимпиады делают всё, чтобы перещеголять друг друга. А вот как Сочи будет проводить Параолимпиаду, я даже предположить не могу. С другой стороны, греки же провели. А у них уровень жизни ниже, как мне показалось, чем в России. Это стало для меня настоящим открытием в этой стране.

Больше всего запомнилась Параолимпиада в Барселоне — там всё было предусмотрено для людей с ограниченными возможностями. Здания строятся с пандусами, они есть в транспорте, а метро оборудовано специальными лифтами для колясочников. А вот в Москве даже в только что построенных зданиях таких приспособлений нет.

– Насколько хорошо сейчас финансируется параолимпийский спорт в Иркутской области?

– Параолимпийский спорт совсем недавно приравняли к здоровому. Мы получаем денежное содержание спортсменов губернатора, так же как здоровые спортсмены. Но получать стипендию, как они, мы не можем. Нас вообще не рассматривают как здоровых. Часто нет условий для подготовки. Мне повезло, я тренируюсь со здоровой группой, поэтому могу каждый день посещать манеж. А группа Владимира Александровича Протасова, где тренируются тотально слепая Лена Фролова и Алёша Лобзин с остаточным зрением, не имеет такой возможности. В манеж они приходят раз в неделю, а в остальное время тренируются в школе, бегают чуть ли не в коридорах. Можно ли в таких условиях качественно подготовиться к Параолимпиаде?

Нам хотелось бы больше внимания. Когда с Олимпиады приезжают здоровые спортсмены, даже без медалей, им уделяется больше внимания и выплачивается большее вознаграждение. После первой Параолимпиады в 2000 году мне в Иркутске подарили 10 тыс. рублей, на них я купила себе дублёнку. Потом дали ещё немного денег, мы купили пылесос и утюг. И только после 2000 года мне начали платить деньги на питание, хотя за регион я выступала с 1997 года.

Я надеялась, что в 2004 году что-то изменится: о спортсменах-инвалидах заговорили. Но когда я приехала с Параолимпиады с двумя золотыми медалями, мне дали 100 тыс. рублей. Это было самое маленькое вознаграждение среди регионов. К примеру, в Волгограде спортсмены за «серебро» получили больше, чем я за два «золота». Почему в Иркутской области такая ситуация, не знаю. В общем, больших денег от спорта не нажила.

Декабристка

Между тем у Ольги была возможность остаться в Москве, куда она переехала из Бийска ещё в 17 лет. Там у неё было всё – квартира, друзья… «Виновником» переезда стал будущий муж Сергей. С ним Ольга познакомилась в 1990 году на сборах. «Потом мы переписывались, встречались на соревнованиях, сборах. Он ко мне в гости приезжал. А в 1997 году я приехала в Иркутск и вышла за него замуж», – вспоминает спортсменка.

– Все подруги говорили: «декабристка», «ненормальная», «куда ты едешь?», «там жить невозможно». Я знала, что это не так. Хотя и предполагала, что жизнь в Иркутске совсем другая. Но я выбрала этот город и об этом не жалею. Немного смущает то, что в Иркутске у моего ребёнка не так много возможностей.

– Вам было комфортно в Москве?

– Я люблю Москву. Мне нравится суета. Там многое гораздо проще, чем в Иркутске. К жизни относятся проще. Там другие ценности, там совсем другая жизнь. Я очень тяжело уезжала из столицы, понимала, что больше туда не вернусь. Мне очень часто снилось, что я живу в своей московской квартире, которую уже продала. Во сне я понимала, что даже приходить туда я не имею права. В столице я жила в районе метро Пражская. Чтобы добраться на тренировку, уходило 1 час 10 минут в лучшем случае, мне это казалось нормальным. Здесь я выхожу за полчаса. Притом в Москве я ещё успевала работать и тренироваться.

Пообщавшись с Ольгой полчаса, я призналась, что она производит впечатление человека, который всё прекрасно видит. «Я не могу сказать, что я совсем ничего не вижу. Я вижу, просто я привыкла жить с таким зрением», – ответила она.

– В спорте есть слепые люди, о которых этого ни за что не скажешь. Есть несколько тотально слепых спортсменов, которые бегут быстрее, чем мы, люди с остаточным зрением. К примеру, глядя на то, как бежит 45-летняя испанка Санта Марта, никто не скажет, что она – слепая. Её бег – это что-то фантастическое. А ходить она не умеет, сразу сгорбится, идёт как старушка. У москвички Вики Потаповой, которая занимается дзюдо, вообще нет глаз, она без них родилась. Человек сам ездит в метро. Конечно, она ходит с палочкой. Дорогу от дома до тренировки знает и ходит одна. Это просто фантастика. Я стараюсь, чтобы люди не замечали, что я плохо вижу. Пытаюсь не щуриться. Вообще, трудностей много, просто живёшь с ними. Приспосабливаешься.

– Вы не испытываете трудностей, к примеру, при походе за покупками?

– Сейчас удобно, есть супермаркеты. И продавцы стали добрее. Раньше спросишь, а они в ответ: «Что, не видишь, что ли?» Я отвечала: «Да, не вижу». Они не верили. Если говорить о транспорте, сейчас стало лучше: номера на автобусах и маршрутках крупно пишут. Если я не вижу, я не сажусь. Хотя несколько раз уезжала в аэропорт. Мне хватает зрения, чтобы нормально передвигаться, а если нужно идти в место, где ни разу не была, выхожу на 20-30 минут пораньше. В поликлинику не люблю ходить, там кабинеты мелко написаны.

– А читать у вас есть возможность?

– Да, я читаю. Я училась «по-плоскому», читала обычные книги, а слепые читают по Брайлю. Читаю много и разное, можно сказать, я всеядна. Не нравятся мне только любовные романы. Недавно прочитала «Девятый спас» Брусникина. Если честно, не такое уж и хорошее впечатление книга на меня произвела, хотя рецензии были хвалебными. Прочитала «Сибирскую любовь» Анастасии Домогацкой. Как я поняла, она живёт в Красноярске, в романе фигурируют Красноярский край и Иркутская область. Это историческое произведение, в нём есть элементы детектива. Такое смешение мне нравится. Могу порекомендовать Алексея Иванова. Если есть возможность, почитайте «Золото бунта» про пугачёвщину. Сильное впечатление на меня произвела книга Иванова «Сердце Пармы». Хотя сейчас Иванов мне не очень нравится, потому что ушёл в современный мир.

Последняя Олимпиада

В настоящее время Ольга готовится к Олимпиаде в Пекине, говорит, что она будет последней в её спортивной карьере. «Не хочу повторять опыт своих коллег – Санта Марты, которой исполнилось 45 лет, или Риммы Баталовой, 13-кратной параолимпийской чемпионки. Я не буду, как они, до такого возраста бегать. Не хочу», – поясняет наша собеседница. Каждое утро к 10.00 она едет на тренировку, вернувшись домой, готовит обед, два часа отдыхает, а потом занимается домашними делами. «Спорт и семья – по такому принципу я сейчас живу, – говорит Ольга Семёнова. – Очень много времени занимает сын Дима».

– Вы уже решили, чем займётесь, окончив спортивную карьеру?

– Что-нибудь придумаем. Я хочу пойти работать воспитателем в такую же школу, в какой училась сама. Мне это интересно, а муж не пускает, говорит, что работа нервная.

– Вас не смущает, что она, наверное, ещё и не очень хорошо оплачивается?

– Найти работу в 36 лет, которая будет хорошо оплачиваться, при условии отсутствия стажа, наверное, непросто. Если я пойду тренером, думаете, буду много зарабатывать, даже если мне дадут ставку? Да, у меня будет хорошая категория, но я не буду зарабатывать много. А работать тренером сложнее – ответственности больше и нужен результат.

– Чем сейчас занимается ваш муж?

– Сергей оставил спорт и работает торговым представителем. Он молодец, легко вошёл в обычную неспортивную жизнь. Мне кажется, у меня вряд ли так получится. Я очень долго привыкаю к чему-то новому.

– Насколько легко женщины-спортсменки принимают решение о рождении ребёнка?

– Приходит время, когда надо принять решение. Я родила в 1998 году, а в 1999 году поехала на чемпионат Европы, в 2000 году – на Олимпиаду. У всех спортсменок по- разному складывается: у кого-то травма, нужно восстанавливаться, у кого-то дисквалификация, кто-то думает, рожу, а потом восстановлюсь. Я особо не раздумывала, когда поняла, что у меня будет ребёнок.

Пока мы говорим с Ольгой, её сын Дима буквально ни на шаг не отпускает от себя всеобщего любимца – кота Барсика. Барсику девять месяцев, Диме – девять лет. Неугомонная парочка всё время находится в движении. «Дима – очень подвижный ребёнок, поэтому я стараюсь не брать его с собой на сборы. Боюсь не уследить. Но я очень скучаю по семье, когда нахожусь далеко от Иркутска, – рассказывает Ольга. – Барсик – всеобщий любимец. Ему всё разрешается. Запрещаем только на кухонный стол забираться».

Уже в конце беседы мы просим Ольгу достать свои медали, чтобы сделать фотографию. Награды не помещаются в специально отведённый для них плотный пластиковый пакет. Каждая медаль – целая история. «Эти две дали за 100 метров и многоборье. В этот год у меня была травма колена, когда вернулась с соревнований, сделали операцию, вырезали мениск. На соревнованиях я хромала, ходила постоянно со льдом. Выиграла первое «золото» на 100 метрах, сделала три вида многоборья, оставалось метание диска и 800 метров. Меня многие отговаривали продолжать соревноваться, но решила всё доделать. Думала, что надо попытаться, в итоге завоевала второе «золото», – вспоминает наша собеседница.

— Что самое главное из того, что дал спорт?

– Всё, что у меня есть – семья, друзья, – появилось благодаря спорту. Не будь спорта, я бы так не жила, всё было бы не так интересно, что ли. Он дал мне возможность мир посмотреть. Я была в Европе, Америке, Бразилии, Австралии, почти всю Россию объехала. Но самое важное – люди не замечают, что я инвалид. В этом заслуга спорта.

Фото Дмитрия ДМИТРИЕВА

Семёнова (Чуркина) Ольга Владимировна родилась 17 октября 1973 года в городе Бийске Алтайского края. В три года после сильного стресса частично потеряла зрение. Обучалась в специализированной школе для слепых и слабовидящих детей. В 2001 году окончила Бийский педагогический институт по специальности «преподаватель начальных классов».

Лёгкой атлетикой занимается с 13 лет, специализация – спринт, пятиборье. В 14 лет вошла в молодёжную сборную России по параолимпийскому спорту. Многократная чемпионка и призёр чемпионатов России и мира. Трёхкратная чемпионка Параолимпийских игр. Одна из самых именитых спортсменок Иркутской области. Заслуженный мастер спорта по лёгкой атлетике. В декабре 2006 года получила награду от Параолимпийского комитета в номинации «И жизнь, и слёзы, и любовь» по итогам соревнований в Турине. В 2004 году награждена орденом Дружбы.

С 1997 года живёт и тренируется в Иркутске.

Замужем, воспитывает сына.

Читайте также

Подпишитесь на свежие новости

Мнение
Проекты и партнеры
  все
Свежий номер