издательская группа
Восточно-Сибирская правда

Экологическая экспертиза

Новозеландский опыт защиты окружающей среды

Президент Международной федерации ландшафтных архитекторов, уполномоченный представитель экологического суда Новой Зеландии, профессор Диана Мензис прибыла в Иркутск, чтобы принять участие в семинаре по проблемам использования прибрежных территорий в городах. Госпожа Мензис поделилась с участниками семинара своим опытом в сфере охраны и развития прибрежных ландшафтов Европы, Америки, Новой Зеландии. И дала эксклюзивное интервью газете «Восточно-Сибирская правда».

— Госпожа Мензис, вы не впервые в Иркутске. Что привлекло ваше внимание во время этого визита?

— Я узнала немало интересного о жизни людей в этом краю, о великом озере Байкал. Увидела, что наносит ему вред, как влияет на качество воды и воздуха БЦБК. Кроме того, я познакомилась с некоторыми местными особенностями развития туризма на Байкале и их негативными последствиями для природы. Наблюдала ужасные строения на берегу озера, напоминающие Диснейленд. Что мы должны сделать, чтобы избежать таких последствий? Во всем мире и, конечно, у нас, в Новой Зеландии, накоплен хороший опыт по охране окружающей среды. В беседах с иркутскими специалистами – юристами, экологами – я рассказывала об этом.

— Вы являетесь полномочным представителем экологического суда Новой Зеландии. Что это за структура, и какова её роль в жизни людей вашей страны?

— Экологический суд – независимая юридическая организация. Там работают крупные специалисты по ландшафтной архитектуре, гидрологии, другим отраслям. Учёные занимаются экспертизой каких-либо видов деятельности, рассматривают различные ситуации, контролируют территории и т.д. Например, если где-то незаконно построено здание, мы принимаем решение о переносе его на другое место, можем также наложить штраф. Если люди не подчиняются, то у них появляются серьёзные неприятности, они могут даже попасть в тюрьму, поскольку решение экологического суда является обязательным. Думаю, эта структура могла бы принести немалую пользу и в России, так как создаётся впечатление, что здесь экологическое законодательство нарушают очень часто.

— Что вы имеете в виду?

— Я узнала от юристов, которые работают в сфере экологического права, о том, что многие законы существуют практически только на бумаге. Люди о них не знают и не могут защитить свои права, когда это необходимо. Поэтому надо рассказывать о них людям, информировать общественность, проводить экологическое воспитание. Очень большая роль в этом принадлежит масс-медиа. Негативное воздействие на окружающую среду надо широко освещать в печатных и электронных СМИ, во всём мире эта тема одна из самых популярных и, если хотите, даже модных.

— Конфликтные ситуации в сфере экологии возникают, как правило, на стыке интересов общества и власти или общества и отдельных граждан. Ваши рекомендации в этой связи?

— Жителям города очень важно найти контакт с мэрией, с представителями власти. На семинаре немало говорилось о вашем постоянно меняющемся законодательстве, которое допускает разного рода деятельность на прибрежных территориях. Каждый такой проект надо рассматривать в отдельности. Если, например, что-то вредит окружающей среде, то этот проект надо запретить, а не говорить в общем: такая-то деятельность разрешена, такая-то запрещена. Ситуации неповиновения закону также надо внимательно рассматривать. Люди должны знать, что разрешено, а что – нет, что они приобретают, а что – теряют, нарушая закон. Необходимо тщательно изучать все новые предложения и помнить, что любая неправильно организованная деятельность приводит к разрушению природной среды.

— Приведите, пожалуйста, примеры лучших практик создания экологических зон, которые можно использовать в условиях нашего климата.

— В новозеландском городе Крейсчерч есть ботанический сад. Жители участвуют в общественных слушаниях, так как хотят знать, что он собой представляет, как управляется, кто его возглавляет и т.д., так как этот сад является ценным рекреационным ресурсом. Рядом находится больница, и люди, которые там лечатся, могут гулять в саду, любоваться окружающей природой. Там собрано много местных растений, поэтому ботанический сад в Крейсчерче – своеобразный природный музей под открытым небом.

Ещё пример. В городе Калгари (Канада) большое внимание уделяют рекреационным возможностям прибрежной полосы. Там обустроена огромная беговая дорожка длиной 280 километров. Зимой популярно катание на лыжах, другие виды отдыха. Это одна из лучших практик такого рода.

— Госпожа Мензис, ваши впечатления о состоявшемся недавно семинаре кафедры архитектуры и градостроительства в ИрГТУ?

— Он был хорошо организован, я принимала участие во многих подобных мероприятиях и могу сравнивать. Ещё надо сказать, что выступления многих учёных и специалистов были посвящены очень актуальным вопросам. Из того, что мне довелось здесь услышать, можно сделать вывод, что, во-первых, в Иркутске необходимо активно развивать ландшафтное планирование – очень важный аспект современной действительности. Это мировая практика. И во-вторых, правильное, грамотное управление природными ресурсами здесь отсутствует. Необходимо найти финансирование для этих целей, особенно это касается Прибайкальского национального парка. Система управления должна быть к тому же простой и прозрачной.

Важно понимать, что спрос на воду постоянно растёт, поэтому надо обеспечить свободный доступ к водным ресурсам для всех людей. Это тоже мировая практика. Учитывая давление на прибрежные территории и отсутствие свободного доступа к воде, обычно принимают решение об ограничении в их коммерческом использовании – оно может принести природе и обществу больше вреда, чем промышленное. Если же принято решение использовать территорию в торговых целях, то я рекомендовала бы рассматривать каждый такой проект отдельно, тщательно анализировать, какое влияние он окажет на природную среду.

Беседовала Ирина АЛЕКСЕЕВА, «Восточно-Сибирская правда»

Фото автора

Читайте также

Подпишитесь на свежие новости

Мнение
Проекты и партнеры
  все
Свежий номер