издательская группа
Восточно-Сибирская правда

Куклы – его судьба

По штатному расписанию Братского муниципального театра кукол «Тирлямы» Владимир Ефимов значится актёром-кукловодом, по общему неофициальному решению труппы исполняет обязанности главного режиссёра. Произошло это событие в момент, когда коллектив остался без художественного руководства, без постановщика, который мог бы ставить спектакли. Лидером Ефимов стал потому, что его авторитет в труппе непререкаем, общепринято и звание лучшего актёра труппы.

– Какой из меня режиссёр, – говорит Ефимов, – просто я давно работаю в театре, знаю механизмы построения спектакля, то ускорение, с которым надо развивать его действие, создавать атмосферу. В момент, когда в театре не стало режиссёра, вольно или невольно мне пришлось заняться постановками сказок для детей.

Первый опыт работы над спектаклем совпал с фестивалем в городе Томске. Критиками и коллегами по цеху он был признан неудачным, много нареканий услышал тогда Ефимов в свой адрес. Продолжить работу помог врождённый оптимизм, русское «авось» и вера в палочку-выручалочку. Был объявлен другой фестиваль – в городе Омске, участие в котором принимали театры кукол сибирского региона, не могли отказаться от приглашения и братские «Тирлямы».

Ефимов приступил к постановке спектакля «Конёк-Горбунок» с профессиональным художником-кукольником Артуром Вольховским, который создал в нём настоящее сказочное чудо. Волшебная лошадь, которую поймал герой спектакля, появлялась из темноты сцены ярким сполохом света, с длинной гривой, умными и добрыми глазами. В режиссуре Ефимова спектакль тоже построен на превращениях, неожиданных появлениях и исчезновениях персонажей. «Конёк-Горбунок» отличается актёрскими удачами, настоящим мастерством кукловождения. Неслучайно в Омске братчане получили за него сразу три премии.

Пятнадцатилетним отроком Володя Ефимов, родом из Нижнеудинска, поехал поступать в Иркутское театральное училище. Конечно, он думал об отделении «актёр драматического театра», но, как говорится, фактурой не вышел. В 1984 году приехала в училище группа подготовленных парней из Омска и Оренбурга, конкурировать с которыми было трудно. Ефимову и ещё девятнадцати молодым людям предложили учиться на кукольном отделении, набор на которое в том году не планировался. Ребята были настолько интересными, что педагоги побоялись их потерять.

Курс назвали экспериментальным, мастерство актёра на нём преподавали народные артисты Виталий Венгер и Виктор Егунов. Володя сразу понял, что оказался «в нужное время и в нужном месте». В работе с куклой он почувствовал особое волшебство, тайну, которую драматическому актёру не понять. Студенты с первого курса начали придумывать теневой театр, раскрашивали бумагу, вырезали фигурки, ставили освещение таким образом, чтобы тени кукол на ширме выглядели живыми и выразительными. Дошло до того, что ездили на Ангарский керамический завод (грешно сказать) воровать белую глину, чтобы лепить из неё головки изящных куколок – героев будущих спектаклей. Одним словом, Ефимов почувствовал в себе талант сказочника, которому суждено с куклой в руках общаться с детьми всю жизнь.

Выпускники экспериментального курса 1984 года при устройстве на работу могли выбирать, приглашений было много, актёров в театры кукол не хватало по всей стране. Одни остались работать поближе к дому, другие «махнули» на Дальний Восток и на Запад. Получив приглашение в театры Белгорода и Николаева, расположенного близ Чёрного моря, трое выпускников – Костя Святов, Юра Гусев и Володя Ефимов – по железной дороге поехали в края, о которых могли только мечтать.

В Белгороде им не понравился театр, сели в поезд, который повёз их на юг. В Николаеве светило яркое солнце, шум прибоя черноморского лимана слышался издалека. В театре их приняли приветливо, всех троих поселили в одной комнате общежития, где произошёл казус, о котором они и сегодня вспоминают. Вечером ребята обнаружили, что нет воды, обескураженные, легли спать. Утром проснулись от громкого стука в дверь и нещадной ругани соседей. Оказывается, ночью дали воду и она всей силой напора хлынула из незакрытых кранов. На репетицию актёры, конечно, опоздали – всё утро провели с тряпками в руках, собирая с пола воду.

Работа в Николаеве оказалась недолгой: Костю Святова и Володю Ефимова призвали в армию, Юра Гусев ещё раньше уехал в родной Братск. В военкомате Ефимову сказали, что будет служить в Венгрии. Окрылённый известием, он отпросился на денёк-другой собрать вещи и попрощаться с друзьями. Пока «собирался и прощался», группа новобранцев, к которой он был прикреплён, уехала, Володя остался один. Следующую группу отправили в Сибирь. По дороге майор просил Ефимова не рассказывать украинским парубкам, какие морозы их ждут впереди, а то разбегутся.

Распределили его на службу в роту охраны на аэродром, расположенный неподалёку от реки Белой. Первые полгода службы прошли как в тумане. Возле самолётов на ветру и холоде солдаты стояли по два часа. Портянки к валенкам примерзали, всё тело коченело так, что невозможно было пошевелиться. Автомат на шее висел ненужной вещью, в случае нарушения никто бы и в руки его не сумел взять. Но в службе это было не самым худшим – ребята, призванные из Украины, попали в роту «дембелей», которые заставляли «салаг» заправлять постели, подшивать воротнички, чистить обувь и стоять за них на посту дополнительных два часа.

Чем могла окончиться подобная служба для Володи Ефимова, сказать трудно, повысить его авторитет и значимость в роте помогла посылка из Николаева. Актёры, помня о своём товарище, прислали южные угощения, сигареты и буклет, выпущенный в театре после отъезда молодых людей. Со-служивцы, когда увидели в журнале фото-графии Ефимова, узнали, что он актёр, зауважали. Дело дошло до того, что рядового охранника назначили комсоргом батальона. Володя сидел в одном кабинете с командиром и замполитом, возвысившись в собственных глазах. Комсорг часто отвозил солдат в Иркутский госпиталь, сдаст больного по назначению, а сам – в театральное училище или в общежитие, в котором жил все студенческие годы.

После армии Ефимов вернулся в Николаев, где его встретили кличкой «Святой Гусь-Ефимов» – это производное от фамилий актёров-иркутян. С новой актрисой театра Розой Сафиной познакомился в работе над спектаклем «Мальчиш-Кибальчиш», где Владимир изображал памятник, а Роза – пионерку, стоявшую на посту. Во время действия они тихонько переговаривались, понимая, что сила притяжения друг к другу у них растёт с каждым днём. Молодые люди поженились, вскоре родились у них девочки-погодки.

У Володи в Нижнеудинске умерла мама, отец остался один, надо было перебираться поближе к родному дому. К счастью, его и Розу пригласили на работу в Братский театр кукол. Уезжали, когда семья наконец-то получила долгожданную квартиру, в которой и успели пожить всего три месяца. Особенно грустным было расставание с любимой собакой, которая плакала во время прощания, плакал и он – человек, вынужденный оставить верного друга (собаку он передал добрым людям).

В Братске его театральная жизнь началась с гастролей в Австрию. Он и актриса Наташа Королёва были заняты в спектакле «Играем в Буку», который был приглашён на Международный фестиваль в город Мистельбах. Среди иностранных коллег Ефимов стал настоящей звездой, его окружали актрисы из Албании, Венгрии, Польши, приглашали уехать с ними: работа для талантливого актёра всегда найдётся. Володя держался стойко, оставаясь верным своей ненаглядной Розочке и городу, который помог ему стать ближе к отцу.

Работы у Ефимова было много всегда, играл в основном медведей и волков. Приобрести амплуа на роли диких зверей помог хрипловатый голос, который сорвал в театральном училище. Педагоги с сочувствием говорили: «Наверное, Володя, тебе придётся оставить училище». Помогла педагог по сценической речи Любовь Витвицкая, которая возилась с ним, заставляла собирать с пола спички и одновременно читать стихи. Дыхательная система Стрельниковой помогла не одному голосу восстановиться, окрепнуть, стать сильным, вот только у Ефимова он стал с хрипотцой.

В ознаменование тридцатилетия профессиональной деятельности Ефимову и его жене Розе Сафиной в театре устроили бенефис. Играли актёры в спектакле «Караван сарай» старика и старуху, которые в финале были вознаграждены материальными благами и долгожданным сыночком. Воздалось им то, что заслужили честным трудом, терпением, добротой и отзывчивым сердцем.

Актёров чествовали представители департамента по культуре, коллеги из драматического театра и директора театров кукол сибирского региона, съехавшиеся в Братск на лабораторию. Ефимов и Сафина услышали много тёплых, искренних слов, произнесённых в их адрес. Каждый поздравляющий говорил о бескорыстии, доброте и верности театру этой семейной пары.

Читайте также

Подпишитесь на свежие новости

Мнение
Проекты и партнеры
  все
Свежий номер